Франция: джихад в "Батаклане" по второму разу
Фото: Getty Images
Франция: джихад в "Батаклане" по второму разу

Организации, представляющие семьи жертв теракта, произошедшего в концертном зале "Батаклан", сообщили о том, что проведение концерта исламского рэпера, восхваляющего джихад, в том самом месте, где джихадисты убивали и подвергали пыткам людей, станет оскорблением памяти жертв и попросили отменить концерты.

"Франция оставляет врагов в покое, хотя находится в состоянии войны", - Иван Риофоль,  Le Figaro.

Макрон и французское правительство говорят и ведут себя так, будто противник уже победил, они же лишь стремятся получить для себя небольшую отсрочку, чтобы насладиться моментом перед окончательной капитуляцией. 

"Французское самоубийство" ("Le suicide français") - это книга была опубликована ее автором, Эриком Земмуром,  в октябре 2014 года. Всего через год, 13 ноября 2015 года в Париже, в концертном зале "Батаклан" произошел ужас, когда три террориста во время концерта, убили 130 человек и ранили еще 413. Некоторые из жертв были подвергнуты пыткам. 

Французское население отреагировало как обычно: шок и ужас быстро уступили место покорности и подчинению. Цветы, свечи и плюшевые мишки заполнили место теракта. Правительство обещало действовать, но так почти ничего и не сделало. Была организована церемония, которая закончилась песней, в которой пелось: "Когда все, что у тебя есть - это любовь". 

Парламентская комиссия по расследованию выдала отчет. Вооруженные силы, развернутые на улицах до нападений, были усилены. Воцарилась атмосфера покорности и подчинения. 

Когда концертный зал "Батаклан" открылся вновь год спустя, музыкант Стинг исполнил песню, названную "Иншалла" ("Если на то будет воля твоя, это должно случиться"). В честь жертв были выложены мемориальные таблички с надписью "убийство", но не "террор" и уж, конечно, не "джихад", чтобы прохожие узнали, что люди были убиты, но так и не поняли, как и кем. Во вторую годовщину атаки политические лидеры слева и справа выпустили воздушные шары в воздух и улыбнулись, когда те поднялись на небо. 

Теракты  13 ноября 2015 года, казалось, были отнесены к почти забытому прошлому, когда два последних события вернули их на карту вновь. 

Адвокаты жертв терактов внимательно прочитали отчет комиссии по расследованию (выпущенный для общественности 5 июля 2016 года) и обнаружили несколько шокирующих фактов. 

Оказалось, что солдаты, ответственные за антитеррористические операции, стояли рядом в ночь нападения. Кроме того, когда полицейские, прибывшие на место происшествия в начале теракта обнаружили, что у них нет соответствующего оружия для противостояния террористам, они попросили солдат помочь. Солдаты связались с военным губернатором Парижа генералом Бруно Ле Рэем, который ответил, что, мол, Франция "не находится в состоянии войны", а потому "немыслимо подвергать солдат опасности для спасения жизней". 

Таким образом, пока исламские террористы продолжали убивать десятки невинных людей, солдаты, находившиеся в нескольких десятках метров оттуда, спокойно оставались на своих местах. Между тем полиция в течение трех часов ожидала подкрепления. 

Адвокаты жертв были в ужасе. Они говорили о неоказании помощи лицам, находящимся в опасности, и решили подать в суд на армию и полицию. Жалоба была официально подана 8 июня 2018 года. 

Вскоре после этого в Париже были вывешены плакаты, объявляющие о двух мероприятиях, которые должны состояться в концертном зале "Батаклан" 

Речь идет о концертах исламского рэпера, которые запланированы на октябрь этого года, ближе к третьей годовщине терактов. Исполнителя зовут Медина, в честь города, из которого пророк ислама начал вести свой джихад. Лирика Медины наполнена ненавистью к немусульманам, Франции и Западу. 

Одна из самых известных его песен, фактически так и называется - "Джихад". Как видно, дабы быть уверенным в том, что его посыл будет понят ясно, Медина опубликовал фотографии, где он стоит в майке с надписью "джихад", в которой первая буква заменена на здоровенный меч. На других фотографиях можно увидеть Медину, выбрасывающим руку в жесте "кнель" - пресловутом аналоге нацистского салюта, изобретенным и прославленным комиком Дьедоне, осужденным за антисемитизм. 

Организации, представляющие семьи жертв теракта, произошедшего в концертном зале "Батаклан", сообщили о том, что проведение концерта  исламского рэпера, восхваляющего джихад, в том самом месте, где джихадисты убивали и подвергали пыткам людей, станет оскорблением памяти жертв и попросили отменить концерты. 

Иск, поданный адвокатами, вряд ли пройдет. Правительство уже заявило, что армия и полиция "выполнили свой долг". 

Концерты тоже, скорее всего, не будут отменены. Премьер-министр Франции Эдуар Филипп сказал, что "свободу слова" следует уважать и обвинил организации, подавшие жалобы, в том, что те играют на руку "крайне правым". Мусульманские организации же заговорили об "исламофобии". 

Лоран Воквиз, президент консервативной партии "Les Républicains", сказал, что "роль полиции и армии - следить за безопасностью людей, а не пассивно ожидать, пока людей убивают". Он также сказал, что если концерты состоятся, это станет "святотатством" и вторым убийством жертв нападений. Другие консервативные политики поделились своим мнением. Их немедленно обвинили в "расизме". 

Большинство мэйнстримных французских СМИ сохранили молчание. Те же, кто его нарушил, обвинили адвокатов в бесполезной попытке разбередить старые раны. Практически ни один журналист не сказал о планировании концертов Медины в "Батаклане": те, кто это сделал, как, например, Эдуард Филипп, сослались на "свободу слова". 

Отсюда ясно, что Франция стала страной, где полиция и армия могут отказаться от защиты людей, а генералы могут распорядиться о неисполнении обязанностей, не боясь быть наказанными. Франция, очевидно, также стала страной, где приемлемо прославление джихада на том самом месте, где джихадисты убивали людей. 

Хотя с 14 июля 2016 года, когда мусульманский террорист убил 86 человек, прогнав грузовик через толпу в Ницце, во Франции не было больше крупных терактов, другие, меньшие, исламские атаки происходили. И их было немало. В Нормандии прямо во время мессы был обезглавлен священник. Две пожилые еврейские женщины были замучены и убиты в своих квартирах в Париже. Две молодые женщины были забиты до смерти мачете возле марсельской железнодорожной станции. Три посетителя супермаркета и офицер жандармерии были зарезаны около Каркасона. А 12 мая 2018 года молодой человек был забит до смерти возле площади оперы в Париже. 

Никто даже не отреагировал. 

Президент Франции Эммануэль Макрон, спустя несколько недель после своего избрания, разделил ифтар – исламскую традиционную праздничную трапезу на исходе Рамадана  с лидерами французской мусульманской общины, сказав, что "атаки" - это результаты "изощренной лжи", которые не имеют никакого отношения к исламу. 

Он также сказал, что во Франции ислам должен занимать "подобающее ему место". Он работает над этим. Этой осенью запланировано большое мероприятие под названием "Assises de l’Islam de France" ("Основание французского ислама"). 

В ближайшие месяцы из тюрьмы выйдут 450 человек, которые были определены как "радикализованные" и опасные: все они закончили отбывать свое наказание. Франция – это страна, в которой люди, совершившие убийство первой степени, редко проводят более 15 лет в тюрьме. Правительство утверждает, что все освобожденные будут находиться под присмотром. Тем не менее, за последние десятилетия большинство из тех, кто убил во имя джихада, как предполагалось, тоже были под присмотром. 

Президент Макрон, отмечая, что растущее меньшинство французов беспокоится о будущем, и что люди по всей Европе все чаще и чаще выступают за партии, которые хотят защитить западную цивилизацию, высказался о "разрастающейся проказе". 

"Франция оставляет врагов в покое, хотя находится в состоянии войны", - написал недавно Иван Риофоль в ежедневной газете  Le Figaro. Макрон и французское правительство, однако, похоже, отнюдь не считают, что Франция находится в состоянии войны. Они говорят и ведут себя так, будто противник уже победил, они же лишь стремятся получить для себя небольшую отсрочку, чтобы насладиться моментом перед окончательной капитуляцией. 

В Нанте 3 июля молодой бандит по имени Абубакар Фофана, пытаясь избежать ареста, ранил полицейского, но в процессе боя был застрелен другим полицейским. Последовали три ночи хаоса. Сгорели десятки автомобилей и магазинов. Полицейский, который застрелил Абубакара Фофану, обвиняется в непредумышленном убийстве и может быть приговорен к тюремному заключению - просто за попытку обеспечить соблюдение закона. Его действия были признаны неверными. Каждый раз, когда полицейский во Франции хочет обеспечить соблюдение закона и происходит насильственный инцидент, полицейский наказывается. Вот еще два других случая того же рода: 

В октябре 2005 года полицейские попытались арестовать двух молодых людей: Зида Бенну и Буну Траоре. Молодые люди убежали и попытались спрятаться на электрической подстанции, где, естественно, получили удар током. Последовали десятидневные беспорядки, в результате чего был нанесен ущерб в размере 200 миллионов евро. Двое полицейских были обвинены в "неоказании помощи" и в том, что "преднамеренно поставили под угрозу жизнь других". Их уволили и предъявили им обвинения. Лишь десять лет спустя они были признаны невиновными. 

В феврале 2017 года молодой человек по имени Тео Лухака напал на полицейских и был арестован. Он был ранен и обвинил полицейских в том, что они "изнасиловали" его. Один полицейский был уволен и обвинен в суде. Беспорядки прокатились по всей стране. Франсуа Олланд, который тогда был президентом, посетил Тео в больнице. Через год полицейский был признан невиновным, но он все еще получает угрозы о смерти. 

Теперь вы понимаете, что полицейские и солдаты, которые ничего не делали часами во время террористической атаки 13 ноября 2015 года, просто не хотели подвергать себя риску быть наказанными. 

Доктор Ги Мильер - профессор Парижского университета, автор 27 книг о Франции и Европе. 

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle