Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+19+12

Мнения

А
А

При Каддафи такого не было

В этой ситуации многие жители истерзанной войной Ливии скучают по жестоким, кровавым, но стабильным временам Каддафи - и вполне возможно, что Хафтар вдохновляется образом "братского вождя и руководителя революции" и надеется получить всю полноту власти в стране.

Libya flag
Фото: Getty Images

Рабство, террор и лагеря смерти. Новый диктатор наводит порядок в Ливии

Ливийский фельдмаршал Халифа Хафтар и верные ему солдаты ведут ожесточенные бои на подступах к столице страны - Триполи. Военачальник твердо намерен очистить родину от исламистов, которые, по его мнению, устроили в стране хаос и беззаконие. Разгул террора, невольничьи рынки и лагеря смерти, где желающих перебраться в Европу беженцев грабят, насилуют и убивают - вот реалии сегодняшней Ливии. "Лента.ру", решила вспомнить, во что превратилась страна после свержения диктатора Муаммара Каддафи и спрогнозировать, к чему ее приведет победа нового вождя.

Невольничий берег

"Кому-нибудь нужен землекоп? Это большой, сильный человек, он будет хорошо копать!" - кричит продавец на рынке рабов в Триполи, расхваливая коренастого и мускулистого негра. Покупатели постепенно поднимают цену. Итог - 600 ливийских динаров (около 440 американских долларов по официальному курсу). Проданный в рабство переходит в руки новых хозяев. Эта, казалось бы, безумная для XXI века сцена - вполне обычная в ливийских городах.

То, что в стране процветает работорговля, - не новость. Первые документальные подтверждения появились еще в апреле 2017 года. Невольничьи рынки действуют в Зуваре, Кастельверде, Кабаве, Гадамисе, Сабхе, Сабрате и ряде других городов. Живой товар - беженцы из стран Центральной Африки, пытавшиеся выехать в Европу. 

Схема превращения людей в рабов предельно проста. Мигрант обращается к перевозчику и платит ему определенную сумму за путешествие в Европу. Как правило, от трех до пяти тысяч долларов. Беженцы отдают последнее. Когда мигрант попадает в Ливию, ему сообщают, что выплаченных денег недостаточно, нужно еще, и вообще нелегалу никто ничего не гарантировал. Если беженец отказывается доплатить и настаивает на своем, требуя соблюдения договоренностей, его избивают или насилуют, или и то и другое сразу. После такой обработки несчастного, как правило, выставляют на торги и продают с молотка. 

Для ливийцев торговля африканцами из стран южнее Сахары - дело привычное. "Дискриминация и расизм против негров коренятся в ливийском обществе - торговля чернокожими процветала там до 1940-х годов. Сейчас в Ливии хозяйничают вооруженные боевики из разных группировок, вооруженные оппозиционеры, бандиты всех мастей, различные преступные кланы, сделавшие из работорговли прибыльный бизнес", - поясняет тунисский социолог Монсеф Оуанн. 

Адский лагерь

"Нас упаковывают как спички в коробке. Мы не можем спать. Многие страдают от различных болезней. Нам не хватает еды, мы не принимали душ несколько месяцев. Мы все погибнем, если не вырвемся отсюда, это Голгофа. Невыносимо жить в помещении, где люди лежат на полу и задыхаются от испарений мочи и фекалий", - так один из постояльцев созданного при попечении ЕС лагеря для беженцев описал сложившуюся ситуацию. Сейчас в ведении департамента по борьбе с незаконной миграцией Ливии (DCIM) 19,5 тысяч человек, хотя всего два месяца назад беженцев было не более семи тысяч.

Охранники постоянно и жестоко избивают беженцев, применяя в том числе и электрошокеры. Так они реагируют на просьбы о еде, воде, медицинской помощи. 

Одна из женщин-беженок просто и буднично рассказала, что однажды ее забрали из лагеря и отвезли в дом, где было трое мужчин: "Они меня изнасиловали. Среди них был сотрудник DCIM". Все эти лагеря созданы, чтобы сократить поток беженцев в Европу. Но хорошо все выглядело только на бумаге. 

Ливийские чиновники наладили выгодный бизнес. За взятку они освобождают беженца и направляют его к перевозчикам. Как только судно с мигрантами выходит в нейтральные воды, в дело вступает береговая охрана Ливии. Лодку перехватывают, и мигрантов возвращают в лагерь.

Наблюдатели ООН, посетившие в начале месяца несколько центров размещения мигрантов в Триполи, даже в официальном отчете не могли скрыть своего ужаса от увиденного: "Тысячи изможденных и покалеченных мужчин, женщин и детей заперты в ангарах без доступа к самым элементарным удобствам, лишены человеческого достоинства". 

"То, что было тяжелой ситуацией, превратилось в катастрофу (...) Международное сообщество не может больше закрывать глаза на невообразимые ужасы, переживаемые мигрантами в Ливии, и притворяться, что положение можно исправить только улучшением условий содержания под стражей", - заявил верховный комиссар по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн. Европейский комиссар по вопросам миграции Димитрис Аврамопулос на пресс-конференции в Брюсселе сообщил, что он принял к сведению комментарии ООН. 

Путь в Европу - дорога в ИГ

Некоторым мигрантам удается бежать. Без денег и документов, они - легкая добыча для многочисленных банд, орудующих на территории Ливии. И прежде всего это боевики, так или иначе, аффилированные с ИГ. 

О победе над радикальными исламистами в Ливии было торжественно объявлено после штурма города Сирт в начале декабря прошлого года. Однако затем стали происходить странные события. 

Например, в январе уже этого года американские стратегические бомбардировщики B-2 нанесли удары по позициям ИГ в 45 километрах юго-восточнее Сирта. В августе сообщили, что террористы напали на блок-пост ливийской национальной армии (ЛНА) в 500 километрах южнее столицы страны Триполи. Боевики взяли в плен и обезглавили девять солдат и двух мирных жителей. 

Скрывать очевидное уже было нельзя. В конце сентября высокопоставленный сотрудник прокуратуры Ливии Садик Аль-Сур признал, что в ливийской пустыне находятся тренировочные лагеря ИГ. По словам чиновника, фактически речь идет о "пустынной армии во главе с ливийским боевиком Аль-Махди Салемом Дангу, также известным как Абу Баракат". "В ее состав входят три бригады. Эта армия была создана после освобождения города Сирт", - уточнил тогда Аль-Сур. Боевики даже установили собственные КПП на дорогах, ведущих к Сирту.

"Южная Ливия с ее обширными, неконтролируемыми территориями - основной маршрут миграции из Африки к югу от Сахары в северную Ливию и в Европу", - напомнил в интервью Gulf News эксперт по Северной Африке Валид Намане. В результате ИГ, с одной стороны, может получать пополнение, вербуя или просто запугивая беженцев, с другой - запросто взять их в плен, а затем продать тем же аукционистам на невольничьих рынках. 

Виноватых нет и отвечать некому

Именно к такому выводу пришел президент Гвинеи и по совместительству Африканского союза Альфа Конде. "Как можно было просить страну, в которой нет правительства, создать барьер на пути беженцев? Это безответственно! Те, кто предложил это, знали, что тут [в Ливии] царит безвластие и нет возможностей для обеспечения достойных условий для мигрантов. Основные виновные - тут [в Европе]", - сокрушался политик в эфире телеканала France 24. "Необходимо, чтобы наши друзья [европейцы] признали свою ошибку", - добавил он.

Ситуация в Ливии с беженцами, их обращением в рабство, вербовкой в ряды ИГ настолько обострилась, что ООН пошла на беспрецедентный шаг. Из Ливии в Нигер была вывезена группа беженцев из Эритреи, Эфиопии и Судана, всего 25 человек. Это просто капля в море. 

Но в Европе признавать свои ошибки, каяться и тем более сворачивать программы по фильтрации беженцев не спешили. В частности, при Министерстве обороны Великобритании продолжили обучение сотрудников ливийской береговой охраны. 

*** 

В 2019 году можно сказать, что европейские усилия оправдались: работающие на деньги стран ЕС ливийцы задерживают неудачливых мореходов и отправляют их в своего рода концентрационные лагеря, где тех ждут пытки, изнасилования и невольничьи рынки. На территории страны находится примерно миллион беженцев, и это число постоянно растет: выходящих на утлых суденышках в открытое море и терпящих бедствие ливийцев европейские корабли больше не берут - за ними неизменно приплывают ливийцы и силой увозят их обратно. 

Эта ситуация вызывает резкую критику со стороны правозащитников, однако политики реагировать на нее не спешат: ведь проблема беженцев решается, а какими средствами - не так важно, главное, что избиратели довольны. Ливийские власти тоже всем довольны: стабильное финансирование позволяет конфликтующим исламистским группировкам, хозяйничающим в Триполи, и дальше богатеть за счет беженцев. 

Тем временем на столицу и на основные точки концентрации нелегалов ведет наступление фельдмаршал Халифа Хафтар и верные ему солдаты. С начала 2019 года им удалось захватить наиболее богатые нефтеносные районы страны, выгнав оттуда исламистов, и в итоге ситуация в Триполи стала невыносимой: жители страдают от безденежья, безработицы, разрухи и коррупции. Все это осложняется шаткостью власти исламистских группировок, сумевших сплотиться лишь перед лицом угрозы со стороны армии Хафтара. 

В этой ситуации многие жители истерзанной войной Ливии скучают по жестоким, кровавым, но стабильным временам Каддафи - и вполне возможно, что Хафтар вдохновляется образом "братского вождя и руководителя революции" и надеется получить всю полноту власти в стране. С его стороны, однако, было бы разумным не забывать, что именно диктаторский стиль правления Каддафи в свое время подтолкнул страну к гражданской войне, и только мирный процесс под эгидой ООН и с учетом интересов всех противоборствующих сторон - кроме самых радикальных - может дать стране шанс на мирное и успешное будущее. 

Источник: Lenta.ru

Метки:

Читайте также