Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+18+15

Мнения

А
А

Цепь горячих точек протянулась от Балкан и Северной Африки через Азию

По мере развития ситуации становятся ясны основные тенденции и движущие силы масштабных перемен, происходящих в ряде государств Ближнего Востока.

arab_tank
Фото: Getty Images

Основными геополитическими событиями минувшего, 2011 года, безусловно, следует признать "арабскую весну" и ливийскую гражданскую войну – самую жаркую пору этого "революционного процесса". Совершенно очевидно, что он получит продолжение и в наступившем, 2012 году, что, вполне вероятно, приведет поистине к тектоническим сдвигам в мировой политике.

По мере развития ситуации становятся ясны основные тенденции и движущие силы масштабных перемен, происходящих в ряде государств Ближнего Востока. Под ударом оказались исключительно светские режимы, на смену которым везде приходят исламисты. Интересно, что поначалу их роль в арабских "революциях" практически не просматривалась, однако сейчас уже почти бесспорно: Тунис, Ливия, Египет и Йемен обречены на исламизацию, а затем та же участь ожидает Сирию.
 
Запад сам себя загнал в ловушку
 
В связи с этим теперь считается общепризнанным и тот факт, что основными вдохновителями и организаторами ближневосточной смуты были и будут монархии Персидского залива, возглавляемые ваххабитской Саудовской Аравией. Тем более они очень явно "засветились" в бурных событиях, начавшихся в январе 2011-го. Сначала жестко подавив "внеплановую весну" в Бахрейне, потом приняв прямое участие в Ливийской кампании, а ныне прямо и откровенно свергая режим Асада.

Европа (во главе с гиперактивным перед выборами во Франции президентом Пятой республики Николя Саркози) оказалась "на передовой" борьбы с "деспотизмом" (особенно в Ливии), хотя ничего, кроме вреда, она ей не принесет. Результатами "арабской весны" для ЕС станет резкий рост потока беженцев, а впоследствии – внутреннего исламского экстремизма с соответствующим ответом в виде местного нацизма и умножения брейвиков. Заодно европейцы получат дальнейший рост цен на нефть, который им придется "очень кстати" в момент тяжелейшего экономического кризиса.

В связи с этим хочется сделать краткое замечание об абсурдности "нефтяной теории" как якобы причины ближневосточной сумятицы. Из пяти стран, ставших жертвами "арабской весны", значимыми запасами углеводородного сырья обладает только Ливия. Причем более 80 процентов ливийского "черного золота" экспортировалось на Запад. И добывалась эта нефть почти исключительно западными компаниями.

Зато восемь других арабских государств, поставляющих на мировой рынок и "черное золото", и "голубое топливо", почему-то "весна" обошла стороной. Вот почему очень хочется спросить у многочисленных сторонников "нефтяной теории": что, значит, США (Запад) захватили иракские (ливийские, какие-либо еще) углеводородные богатства? Они стали вывозить эти "трофеи" бесплатно? А раньше им ничего не давали? Разве арабы сидят на своих газонефтяных месторождениях прямо-таки как собаки на сене и не обеспечивают Запад столь необходимыми ему энергоносителями?

Очень хотелось бы получить на заданные вопросы внятные ответы, но их, к сожалению, вряд ли удастся дождаться.

Что касается Соединенных Штатов, то они гораздо легче переживут рост цен на нефть, поскольку давно и последовательно снижают ее импорт с Ближнего Востока, попутно наращивая ввоз "черного золота" из стран Западного полушария и тропической Африки. Более того, американцам выгоден рост цен на ближневосточную нефть, поскольку это подрывает экономики их главных конкурентов – Евросоюза и Китая.

Однако тотальная исламизация Ближневосточного региона никак не может быть выгодна Вашингтону. Происходящее же в Египте для США просто катастрофично.

При этом западные государства сами себя загнали в ловушку, поскольку из-за собственных основополагающих установок на "свободу и демократию" неспособны пойти против "народных восстаний", даже если в результате массовых выступлений регион вернется в Средневековье.

Каддафи победили. Но как?
 
С военной точки зрения Ливийская кампания обернулась для Организации Североатлантического договора откровенным позором. Хотя операция проходила под командованием НАТО (о чем, кстати, члены альянса договаривались целую неделю), 14 из 28 входящих в блок стран вообще не приняли в ней участия. Справедливости ради надо отметить, что половина этой половины (Исландия, Люксембург, Литва, Латвия, Эстония, Албания, Словения) при всем желании не могла отправить на войну боевые самолеты и корабли морской зоны. За неимением таковых. А вот Германии, Греции, Португалии, Чехии, Словакии, Венгрии и Хорватии было что принести на алтарь общей победы над Джамахирией, но они не посчитали нужным это сделать. Еще четыре государства (Турция, Польша, Болгария и Румыния) послали по одному – по два корабля для осуществления морской блокады Ливии (данная операция была заведомо абсолютно безопасна для натовских ВМС).

Американцы повоевали всего неделю, которая, однако, обошлась им как минимум в полмиллиарда долларов (200 выпущенных "Томагавков", разбившийся F-15Е, боевой вылет с территории США трех В-2 и ограниченные действия тактической авиации). Норвегия, Дания, Канада, Голландия, Бельгия, Испания, Италия, а также не являющиеся членами НАТО Швеция, Катар и ОАЭ бросили на подмогу ливийским "повстанцам" от четырех до восьми самолетов. Причем шведские, голландские, испанские, итальянские и арабские пилоты не наносили удары по наземным целям, а лишь осуществляли воздушное патрулирование, не менее безопасное, чем морская блокада, и столь же бесполезное с военной точки зрения.

Четыре принадлежащих Дании истребителя F-16 уже к началу лета исчерпали весь запас бомб ВВС страны. Норвегия, направившая на войну шесть F-16, к 1 августа вывела их из Италии на родину, поскольку даже такое участие в боевых действиях оказалось для нее непосильным. Бельгия тоже выделила для ливийской операции шестерку F-16 (из 68 имевшихся в составе ВВС королевства), но сподобилась в июле продать девять машин того же типа Иордании. Следовательно, для участия в войне нашлось в полтора раза меньше истребителей, чем для продажи.
 
В итоге операция, формально считаясь натовской (даже с расширением), стала фактически англо-французской (при символической бельгийско-канадской поддержке). Великобритания и Пятая республика суммарно бросили в бой не менее 50 боевых самолетов, а затем и вертолеты "Апач" и "Тигр", базировавшиеся на универсальных десантных кораблях "Оушн" и "Тоннер". Однако результаты были в высшей степени ограниченными. В лучшем случае боевой вылет оканчивался уничтожением одной-двух единиц техники войск каддафистов, а нередко вообще не удавалось ничего поразить. При всем том расход крайне дорогостоящих высокоточных боеприпасов оказался исключительно велик. В начале августа уже англичане заговорили о том, что продолжение операции становится для них непосильным бременем.

Совершенно фантастическая ситуация. Ядерная держава участвует в локальной войне, причем реально это выражается в использовании всего трех десятков самолетов, действующих, кстати, в чисто полигонных условиях. И она через четыре месяца после начала превращается для одного из ведущих государств мира в сверхтяжкую ношу!

Однако Каддафи победили. Каким образом? Режим полковника удушили экономически. У него постепенно закончились деньги, топливо, еда, боеприпасы. Пополнять же все это возможности не было. В итоге Голиаф взял Давида измором.
 
Кроме того, Франция и Катар начали прямые поставки оружия мятежникам. Наконец, в боях стали принимать участие сотрудники западных частных военных компаний (ЧВК), спецназовцы из Великобритании и Катара (по-видимому, катарский контингент являлся на самом деле "сборной командой", укомплектованной солдатами и офицерами из подразделений специального назначения всех шести монархий Персидского залива, а также "крышей" для западных наемников). Именно это обеспечило падение Триполи.

Две следующие страны
 
Теперь на очереди Сирия. Ливийский сценарий в ней нереализуем, поскольку ее вооруженные силы значительно превосходят по мощи ливийские, к тому же в отличие от последних они до сих пор не распались (дезертиров насчитывается немало, но это не раскол армии с переходом целых частей на сторону мятежников). Дамаск постараются задавить экономическими санкциями, оказывать прямую поддержку противникам Башара Асада, которые будут получать в неограниченных количествах деньги и оружие.

Если и это не поможет, Сирия подвергнется крупномасштабной военной агрессии, основную роль в которой предоставят играть Турции ("ВПК" писал о таком сценарии в статье "Если Анкара разозлится…" в № 24, 2011). Она получит поддержку других стран НАТО (как минимум – в виде поставок техники, как максимум – в виде ударов по сирийской территории с воздуха) и, вполне вероятно, войск Иордании и монархий Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), которые могут открыть "второй фронт" (с юга). В такой ситуации у Сирии не будет ни малейших шансов.

Правда, на помощь своему единственному арабскому союзнику может прийти Иран. Просто потому, что лучше попытаться спастись вместе, чем гарантированно быть разгромленными поодиночке. Тем не менее даже в такой ситуации Дамаску и Тегерану не выстоять, поскольку на подмогу их противникам почти наверняка поспешит Египет с его огромной армией, кроме того, максимум сил задействуют США.

На земле американцы сражаться вряд ли пожелают, а вот в небе ничем себя не ограничат. Хотя суммарный военный потенциал Сирии и Ирана очень велик, у врагов он все равно гораздо больше и несравненно лучшего качества, учитывая арсеналы США и НАТО, которые станут источником восполнения любых потерь. Причем восполнения мгновенного: техника будет поступать из наличия вооруженных сил, поэтому не придется ждать ее изготовления. А вот Сирии и Ирану возместить урон просто неоткуда. Россия и Китай примутся громко возмущаться, но тем дело и ограничится.

В итоге Сирию полностью оккупируют, после чего и там вскоре вполне демократическим путем к власти придут исламисты. Оккупировать Иран вряд ли удастся, но он подвергнется полному военному разгрому и лишится оборонно-промышленного комплекса, а вместе с ним канет в Лету и ракетно-ядерная программа Тегерана, из-за чего он полностью утратит геополитическое влияние в регионе.

Однако если даже Иран и не кинется спасать Сирию, его добьют следующим. Так уж сложилось, что он оказался главным противником и для арабов, и для Израиля, и для Запада. И после падения Асада Тегеран окажется в полной изоляции. Это подвигнет его на ускорение реализации ракетно-ядерной программы, что в свою очередь заставит всех противников ИРИ как можно быстрее закрыть иранский вопрос.

Интересно лишь то, кто это будет делать. Если турецко-арабско-западная коалиция начнет войну против Сирии, а Иран придет ей на помощь, тут все ясно. Если режим Асада удушат без войны или Тегеран устранится от его спасения, варианты вырисовываются самые разнообразные: на ИРИ может обрушиться либо та же коалиция, либо один Израиль, либо Израиль в союзе с англосаксами, либо только англосаксы. Спастись у Ирана шансов практически нет именно потому, что он стал врагом слишком для многих.

…А выиграют американцы
 
Хотя сегодня именно Сирия и Иран считаются главными врагами еврейского государства, их разгром даже чужими руками особой радости у Иерусалима не вызовет. Ведь в результате вокруг Израиля сомкнется кольцо враждебных исламских режимов, к тому же с не менее враждебной и очень сильной Турцией в тылу, что с высокой долей вероятности приведет еще к одной войне. Наверное, Израиль ее выиграет, но это будет самая кровавая и тяжелая эпопея в его наполненной войнами истории.

Вместе с тем исламская коалиция в ходе масштабного вооруженного противоборства лишится большей части своего военного потенциала и немалого числа радикалов-пассионариев, что может оказаться вполне выгодно… для Вашингтона. У него не останется в регионе не только противников, но и таких "заклятых союзников", как Саудовская Аравия. Будет в значительной степени подорван финансовый и людской потенциал исламского терроризма. При этом и Израиль, попав под столь сильный удар, станет более сговорчивым (сейчас он порой слишком самостоятелен). То есть с американской точки зрения, настанет "мир на земле и в человецех благоволение".

Если замыслы Вашингтона столь далеки и глубоки, то в нынешних событиях можно углядеть американский след. Однако совершенно неочевидно, что американцы на самом деле так глубоко копают. У нас, конечно, очень многие видят в США дьявола во плоти, неустанно плетущего чудовищные заговоры и козни, но на самом деле там живут всего лишь люди, которые, кстати, являются отличными тактиками, но отнюдь не лучшими стратегами.

Кто окажется "мудрой обезьяной"?
 
В 2011 году наметились еще две потенциальные войны на обоих флангах основного ближневосточного ТВД. На западе дележ неожиданно открытых газовых месторождений на шельфе Средиземного моря породил конфликт, участниками которого являются с одной стороны – Греция, Кипр и Израиль, с другой – Турция и Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК).

Разумеется, Вашингтон сделает все, чтобы этот конфликт не перерос в войну, ведь его участники – важнейшие союзники США. Однако "голубое топливо" очень нужно всем указанным странам (включая никем не признанную, за исключением Анкары, ТРСК), поскольку они обделены углеводородами. Данный фактор вполне способен перевесить американские миротворческие усилия. Хотя если и здесь дело дойдет до войны, это будет по сути означать конец НАТО. Тем более что Турция почти наверняка выйдет из Североатлантического альянса, а после этого в чисто военном плане в блоке останется всего одна дееспособная страна – США. В такой войне на стороне Турции могут выступить арабы, в итоге реализуется вариант, описанный в предыдущем абзаце.

На востоке продолжают обостряться отношения между Соединенными Штатами и Пакистаном, что было, по-видимому, неизбежно. В Вашингтоне больше не могут закрывать глаза на то, что Исламабад прямо поддерживает талибов. Последний же не желает бросить своих "подопечных", поскольку они после ухода США и НАТО из Афганистана должны вернуться к власти в Кабуле и обеспечить Пакистану стратегический тыл на случай его войны с Индией.

Исламабад из стратегического союзника превращается для Вашингтона во все более серьезную проблему, особенно учитывая наличие у Пакистана ядерного оружия и средств его доставки (баллистических и крылатых ракет). Причем поддержка Исламабадом талибов – это еще полбеды. Вторая половина заключается в том, что Исламская Республика, свыше 40 лет балансировавшая между США и Китаем, начала все более явно склоняться на сторону Поднебесной. С другой стороны, для Пекина исключительно важно сохранение союза с Пакистаном. Для КНР эта страна является, во-первых, "мостом" на Ближний Восток, во-вторых, важнейшим звеном глубокого стратегического окружения Индии, главного геополитического противника Китая. Этим окружением Поднебесная занимается давно и системно. С запада – через Пакистан, с востока – через Мьянму и Бангладеш.

Соответственно если конфликт между США и Пакистаном дойдет до стадии войны (а такой вариант представляется все менее фантастичным), вполне вероятно втягивание в него Индии (на стороне США) и Китая (на стороне Пакистана). Нельзя не отметить, что все эти четыре государства располагают ядерным оружием и средствами его доставки, причем для Пакистана вполне может сложиться ситуация, когда применение ядерного оружия окажется единственным выходом, поскольку устоять против Индии и США обычными силами даже с китайской помощью ему будет практически невозможно.
 
Разумеется, независимо даже от того, насколько далеко зайдет конфликт между США и Пакистаном, будет усиливаться роль Афганистана как "генератора нестабильности". После ухода США и НАТО, который уже неизбежен (потому что безнадежность кампании стала очевидной, а цена ее непомерно велика в условиях приближения новой "великой депрессии"), в "лучшем случае" Афганистан втянется в новую бесконечную гражданскую войну. В худшем – исламские радикалы с его территории начнут экспансию на север, что напрямую затронет Россию ("ВПК" подробно рассказывал об этом в статьях "В преддверии "войны всех против всех", № 26, 2011 и "Где удастся остановить "зеленую волну", № 28, 2011).
 
Китай не только окружает Индию, его экономическая мощь продолжает стремительно увеличиваться, а военная растет еще быстрее. Поднебесная не сможет выжить без внешней экспансии, потому что ей в обозримом будущем не хватит ресурсов всей планеты. Сейчас КНР начинает "показывать зубы" своим соседям в Юго-Восточной Азии, заявляя о своих исключительных правах на Южно-Китайское море (что никаким боком не вписывается ни в какие нормы международного права, но Пекин подобные "глупости" уж точно не волнуют, у него свои нормы). По мере дальнейшего роста китайских "зубов" все больше стран смогут их увидеть во всей красе. Зрелище будет исключительно впечатляющим…

Учитывая карабахский и межкорейский конфликты, которые в любой момент могут перерасти в крупномасштабную войну (в случае с Карабахом она гарантирована на 99 процентов, причем вспыхнет в ближайшие годы), есть основания сказать, что цепь возможных больших войн протянулась от Балкан и Северной Африки через всю Азию. Кстати, это именно цепь, все звенья которой связаны между собой. Что, в общем, вполне естественно.

Уже совершенно очевидно, что экономическая и военная мощь очень быстро перетекает из евро-атлантического пространства в Азию. Эта часть света во всех отношениях становится центром мира. И именно здесь надо ожидать новую мировую войну, в которую способна превратиться цепь локальных войн. Конечно, это необязательно случится в 2012 году. Но логика событий работает именно в этом направлении. Огромные арсеналы оружия азиатских стран, во многом превышающие американские и российские (не говоря уж о европейских), все сильнее "жгут руки" их обладателям. Главное же в том, что становится практически неизбежной война за передел сфер влияния (без всякой идеологии), какой для европейцев была Первая мировая.

К тому же такая война объективно выгодна США, которые не выдержали бремени единоличного лидерства и, кроме того, стоят перед неизбежным резким сокращением военного бюджета. За то время, что азиаты бьют друг друга, американцы могут перегруппироваться, оптимизировать свои ВС и вернуться в Восточное полушарие уже в новом качестве. Точно так же, как после Первой мировой (которая, как сейчас уже совершенно ясно, стала началом конца Европы) они пришли в Старый Свет.
 
Правда, Вашингтон может этого не понять (потому что, как было сказано выше, американцы – всего лишь люди, а для людей очень характерно инерционное мышление) и влезть в цепь азиатских войн, пытаясь-таки удержать свою утраченную гегемонию и в этом случае теряя ее уже безвозвратно. Этот вариант был бы чрезвычайно выгодным России.

Если в годы холодной войны "мудрой обезьяной, наблюдающей за схваткой двух тигров", оказался Китай, то теперь в этой роли могут быть либо США, либо Россия. Зависит это, к сожалению, не от нас, а от США. Если они втянутся в азиатские войны, то "обезьяной" может оказаться Россия, если только сама от недостатка мудрости не полезет воевать на чьей-нибудь стороне. А вот если у США хватит мудрости вернуться в самоизоляцию, как это было на протяжении почти всей истории этой страны, нам не избежать очень больших потрясений по всему периметру южной границы – от Адлера до Владивостока. Не в 2012-м, но в очень обозримом будущем.

Метки:

Читайте также