Арабская весна как новая версия "Скотного двора" Оруэлла
Фото: Getty Images
Арабская весна как новая версия "Скотного двора" Оруэлла

Последние события выглядят, словно готовый план для исламистского издания "Скотного двора". Предположим, что классическую выдумку Джорджа Оруэлла нужно будет поменять в каких-то местах. С одной стороны, свиньи в качестве главных персонажей, вероятно, не подойдут. Возможно, лучше подойдут козы. Но сюжетная канва, история ожесточенной внутренней битвы между охочими до власти "революционерами", может быть адаптирована под сегодняшние события весьма легко. И как раз это может помочь средствам массовой информации в Вашингтоне и в Европе избавиться от своих страхов того, что якобы единый мусульманский политический фронт вот-вот захватит Ближний Восток – а в один прекрасный день, возможно, и "среднюю Америку" (игра слов Middle East (“Ближний Восток") и Middle America – "средняя Америка", обычно в смысле "образцовые граждане, люди с умеренными, консервативными взглядами" - прим. перев.).

И чтобы какие-нибудь шейхи или муллы ошибочно не думали, что я насмехаюсь над их верой, давайте четко проясним: мы не говорим тут о Боге, или об Аллахе. Мы говорим иносказательно о совершенно человеческой политике. Мы могли бы говорить о коммунизме (как Оруэлл), или фашизме, или якобинстве, или католицизме, протестантизме, иудаизме, индуизме – и тому подобном, всего и не перечислить. Политическая идеология и политическая религиозность неизбежно становятся областью, в которой впечатлительные и легко возбуждающиеся лица пытаются навязать свои взгляды другим. В поисках своих целей, они начинают говорить от имени других людей, или от имени Господа, или и так, и так. Их первыми и наихудшими врагами являются обыкновенные единоверцы, идеи которых слегка расходятся с их собственными – или же те, кто просто стоит на пути их хищных амбиций. И когда они приходят к власти, за этим следуют чистки.

Чтобы ощутить то смертельно мрачное и жестокое чувство того, как это работало в сталинские времена, перечитайте "Слепящую тьму" Артура Кестлера. Или вернитесь к "Скотному двору", и посмотрите, как Наполеон (Сталин) уничтожает Снежка (Троцкого) после того, как они захватывают ферму г-на Джонса. История предлагает бесконечные примеры. Но давайте вернемся на сегодняшний Ближний Восток.

В данный момент серьезным поводом для озабоченности Запада является Египет. В первом раунде продолжающихся сейчас в этой стране парламентских выборов различные партии, считающие себя крайне благочестивыми и уверенные в своем моральном превосходстве, полагающие, что они святее Папы Римского (или по крайней мере святее, чем другие) привлекли около 60% голосов. Это сумма разбивается на 40%, которые заработали "Братья-мусульмане", которые изо всех сил пытаются показать, что они способны работать вместе со светскими партиями над строительством современного Египта; и 20%, которые были отданы за салафистов, которые придерживаются того, что они считают философией, и даже вкусов в одежде, присущих спутникам пророка Мухаммеда VII века. Их легко отличить друг от друга даже с первого взгляда: салафистов по их одеждам и неопрятной растительности на лице (а женщин – по хиджабу), а братьев-мусульман – по аккуратно подстриженным бородам и деловым костюмам, ну а женщины их носят платки.

Сложно представить себе две политические группы, которые бы ненавидели друг друга сильнее. До тех пор, пока у них был общий враг в лице президента Мубарака, они могли не замечать различий между собой. Когда обе группы были вне закона, они могли соглашаться с тем, что "ислам это решение". Но сейчас они вынуждены спрашивать сами себя, что они имеют в виду под подобным лозунгом. В конце концов, когда люди в чалмах получат власть, они могут стать такими же коррумпированными и деструктивными, как любые другие диктаторы – достаточно взглянуть хотя бы на тот же Судан или Иран. На данный момент, фундаменталистскую элиту в этих двух странах невозможно удалить, даже когда она оказывается погрязшей в братоубийственных конфликтах. По крайней мере, в тех странах, которые встали во главе арабской весны, по-прежнему есть хорошие шансы на то, что если за исламистских сторонников жесткой линии люди проголосуют сегодня, то их таким же образом, путем голосования, могут отодвинуть от власти завтра.

В то же время, это новое издание "Скотного двора" может оказаться стоящим того, чтобы его почитать. Как любую притчу, ее не следует воспринимать буквально, но она может пролить свет на риски, которые будут актуальны в будущем. В оригинале, вспомните, мятежники скотного двора захватывают власть под лозунгом "Все животные равны", лишь для того, чтобы в конце повести, после чисток и предательств, изменить его, добавив фразу "Но некоторые животные равнее других". На первых страницах новой версии повести козы тоже могут провозгласить, что "Все животные равны". Но в конце они прояснят: "Животные с бородами равнее других".

Кристофер Дики, "The Daily Beast", США

counter
Comments system Cackle