Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель-Авив
+38+26
Иерусалим
+35+26

Мнения

А
А

"Государство Галахи" и его призрак

Нельзя заставить электрон быть только волной или только частицей, невозможно превратить государство Израиль в только светское или только религиозное.

31.07.2023
Фото: Walla! / Реувен Кастро

Принцип дополнительности

Выступив в 1896 году с проектом создания еврейского государства, Теодор Герцль обосновал его национальным характером еврейской общины: "Я не считаю еврейский вопрос ни социальным, ни религиозным, даже если он временами принимает ту или иную окраску. Это вопрос сугубо национальный... Мы — народ, единый народ".

Политический сионизм, сфокусировавшийся на неотчуждаемом праве нации на самоопределение, добился впечатляющего успеха: в 1917 году право строительства национального еврейского дома в Палестине признала Великобритания, а в 1948 году еврейское государство было создано.

Между тем, с первых же шагов дело государственного строительства пошло не по писанному.

Обнаружилось, что в действительности у евреев всегда имелись не только национальные, но и религиозные права, которые на протяжении веков также о себе некоторым образом заявляли.

Оказалось, что в Палестину евреев манил не только голос крови, но и голос Бога, сказавшего: "Вот уставы и законы, которые вам надлежит бережно исполнять в земле, которую дал Господь, Бог отцов твоих" (Дварим 12:1).

Действительно, проживание еврея в Эрец Исраэль является одним из требований иудаизма, причем требованием ультимативным. В Талмуде сказано: "Да пребудет человек в стране Израиля даже в городе, где большинство язычники, а не за ее пределами, даже в городе, где все жители - сыны Израиля. Это учит тому, что проживание в Стране Израиля равноценно всем заповедям Торы" (Тосефта. Авода Зара 5.3).

По некоторым мнениям, исполнение заповедей за пределами Эрец Исраэль является лишь их симуляцией, необходимой для того, чтобы к моменту возращения все прочие предписания не оказались позабыты.

После разрушения Храма в Эрец Исраэль сохранялось значительное еврейское население, которое с VII века стало активно вытесняться мусульманами и окончательно было истреблено крестоносцами.

Но в XVI веке началось религиозно мотивированное возвращение отдельных семей, а полтора века спустя также и отдельных общин. В 1700 году в Иерусалим поднялись 1500 переселенцев из Германии; через сорок лет репатриировалась группа сефардских евреев, а затем и сотни еврейских семейств из Польши и Украины. Наконец, 1-я алия конца XIX века была представлена по преимуществу религиозными репатриантами.

Таким образом, когда в конце XIX — начале ХХ веков ассимилированные евреи, прислушавшись к Герцлю, вспомнили, что у них имеются национальные права, и направились в Палестину, они обнаружили в ней по меньшей мере 50 тысяч своих соплеменников, реализовавших свое право на возвращение, руководствуясь религиозными мотивами.

Сионистская задача построения национального еврейского государства в Эрец Исраэль с первых своих шагов приобрела решение несколько отличное от того, которое предусматривал Герцль.

Государство это исходно возникло не только как еврейское-демократическое, но и как иудейское-теократическое, т.е. с опорой на отстаивание двух своих прав - национального и религиозного, хотя это обстоятельство не афишировалось, даже умело камуфлировалось.

Договор "статус-кво", заключенный летом 1947 года между Еврейским Агентством и "Агудат Исраэль", был обусловлен узкой политической задачей представить перед ООН еврейское население Палестины единым народом.

Про себя каждая из сторон не сомневалась, что переживет другую. "Старый ишув" видел будущее Израиля царством Машиаха, "новый" - цивилизованным государством, полностью отделенным от вымирающих носителей "религиозных предрассудков".

Между тем, соглашение это оказалось столь же долговечным, сколь и осмысленным: вроде бы ни в чем не пересекающиеся, чуждые, чтобы не сказать враждебные по отношению друг к другу сообщества оказались экзистенциально связаны в один узел.

Как нельзя заставить электрон быть или только волной, или только частицей, так же государство Израиль невозможно превратить или только в светское, или только в религиозное.

Сравнение с электроном не случайное и не внешнее. В данном случае и физика, и социология опираются на один общий принцип - принцип дополнительности, согласно которому иногда логике противостоит не абсурд, а… другая логика!

Национально-религиозный дуализм Израиля сродни корпускулярно-волновому дуализму элементарных частиц.

Действительно, наталкиваясь на препятствие, электрон либо ударяется в него (ведя себя как частица), либо его обтекает (ведя себя как волна). Но не существует закона, описывающего, когда и как он себя поведет. Разрыв между двумя способами существования электрона полный, но это один и тот же электрон, пребывающий в мире с самим собой.

Аналогичная ситуация сложилось и в сионистском проекте: "статус-кво" так никогда и не был "узаконен". Вплоть до сего дня он остается динамичным "политическим соглашением": две несовместимые концепции Израиля - традиционная религиозная и новоевропейская секулярная - оказались дополнительны друг другу.

Но при полном разрыве между светской и религиозной системами понятий обе они восходят к одному бытию.

Сионисты проводили День Седьмой в повседневных развлечениях и заботах, но требование харедим, чтобы государственная деятельность по субботам полностью прекращалась, их целиком устраивала. Прерывание переговоров с гоями с наступлением субботы стало для сионистов предметом национальной гордости.

Пока национальные чувства светского еврея достаточно сильны, ему только импонирует присутствие религиозных элементов в общественной сфере. Его не смущает исчезновение с прилавков хлеба на Песах, и общественного транспорта в субботу. Ему не претит даже и обрезание - славный обычай, установленный в семье Авраама задолго до введения "религиозного диктата" на горе Синай.

Проблемы начались после того, как левая элита отказалась от национального нарратива, и поддержав постмодернистский проект Аарона Барака, возвела страну на зияющие высоты "государства всех граждан".

Характерно, что в условиях возникшего кризиса эти граждане немедленно заговорили о перспективе разделения страны на "Израиль" и "Иудею": они заберут себе пляжи и хайтек, а иудеям оставят скалы и палестинцев. Ну что, в самом деле, общего может быть у игривой волны и тупорылой частицы?

Перспектива жить среди евреев (вместо того чтобы ими помыкать) воспринимается нынешним поколением ашкеназской элиты как крушение демократии, как "кража страны". Ведь только они - "прогрессивные" и "просвещенные" способны понять высокие "демократические ценности", в то время как религиозным и националистам этого попросту не дано.

Край перепуганных идиотов

Но истина в противоположном. С одной стороны, большинство европейских демократий (начиная с Греции, восставшей в 1821 году против Турции) возникли на карте на волне национально-освободительных войн. А с другой, демократические принципы Нового времени, в основе которых лежит свобода совести и свобода слова, зародились в атмосфере религиозного фанатизма.

Один из авторов американской конституции и 4-ый президент США Джеймс Мэдисон (1751-1836) писал, что свобода в первую очередь обеспечивается не формальными биллями о правах, а "возникает из того многообразия сект, которое столь характерно для Америки, и является лучшей и единственной гарантией религиозной свободы в любом обществе".

Именно прагматический навык сосуществования различных религиозных общин породил открытое общество, в котором ценящему свободу человеку впервые в истории стало легко дышать.

Принципы либерального поведения банально просты (как их сформулировал Миллем, "проявлять власть над членом цивилизованного общества против его воли допустимо только с целью предотвращения вреда другим").

Это та "суть Торы", которую можно освоить стоя на одной ноге, и верующие израильтяне не только этими принципами владеют, но и с Галахической точки зрения не видят им альтернативы.

Проблема, к сожалению, в обратном. Проблема в том, что религиозно невежественные "демократы" на поверку оказались не способны выносить никого кроме самих себя: любая другая логика для них абсурдна.

Демократия сформировалась в глубоко религиозном обществе, и как мы сейчас все более убеждаемся, возможна лишь в обществе, которое в целом религиозным и остается.

Нынешний политический кризис в стране вызван не столько "реформами", сколько страхами ряда светских израильтян перед призраком "государства Галахи", призраком, который, как им кажется, бродит по Израилю в обличии правящей коалиции.

В 5783 году Земля Канаан превратилась в край перепуганных идиотов, предпочитающих реальную диктатуру БАГАЦа фантомной угрозе "религиозного диктата".

Угроза эта именно фантомна. В 2004 году десятки уважаемых раввинов попытались восстановить Сангедрин, но через несколько лет стала очевидна несостоятельность этого начинания (самих раввинов не устраивало изменение дисциплинарных норм). А ведь для создания "государства Галахи" требуется не только восстановление Сангедрина, но и передача ему тех властных полномочий, которыми ныне располагает БАГАЦ.

Эти полномочия Аарон Барак изобретательно выкрадывал у Парламента на протяжении десятилетий (подробности).

Но с какой стати Кнессет, находящийся в ясном уме и твердой памяти, в одночасье откажется от власти в пользу нескольких десятков религиозных ботаников?!

В чем-то, конечно, страхи "антиклерикалов" объяснимы. В свое время рав Кахане говорил много и страстно о несовместимости иудейской теократии с либеральной демократией, противопоставляя их как "жизнь" и "смерть". Но парадоксальным образом в то, что в этом пункте "Кахане цадак" ("Кахане прав"), уверовали главным образом либеральные обитатели Тель-Авива.

Их соседи, фанатичные жители Бней-Брака, разумеется, также признают, что заповеди, знаменующие союз Бога с Израилем, радикально отличаются от сухого "римского" права, однако они решительно не понимают, зачем стулья ломать?

По скромному мнению талмудистов, законы Торы и права человека вполне способны поладить, как сказано: "И вот, хорошо весьма" - это Царство Небесное (Царство Израиля). "И вот, хорошо весьма" - это Царство Рима. Ибо Царство Рима хорошо весьма, потому что отстаивает права творений" (Берешит Раба (9:13).

Как бы то ни было, Галаха не только признает государственные законы цивилизованных стран собственными законами ("Дина малхута дина"), но уживается также и с секулярными правовыми нормами светских сионистов.

Читайте также

Согласно Галахическому решению рабби Авраама-Йешаяу Карелица (Хазон Иш), - решению, признаваемому всеми ветвями ортодоксально иудаизма, - современные светские евреи квалифицируются не как находящиеся вне закона "эпикоросы", а как "украденные младенцы", от которых исполнение закона не ожидается и убеждения которых уважаются. Тем самым Галаха полностью признает демократические "правила игры" и опирается в общественной жизни на достигнутые между разными группами соглашения.

Установленный Бен-Гурионом и равом Карелицем "статус кво", позволяющий частным гражданам вести себя как им вздумается, но обязывающий государство считаться с требованиями Галахи, породил правление, являющееся столь же демократическим, сколько и теократическим. И до сих именно этот дуалистический характер государства Израиль являлся залогом его жизнестойкости.

Спорные пункты "статуса" могут сдвигаться (демократическими средствами) в ту или иную сторону, но даже при самом значительном религиозном крене, "украсть страну" и построить более "Галахическое государство", чем то, которое уже было создано в 1948 году, принципиально невозможно: т.е. также невозможно, как электрону невозможно начать вести себя исключительно, как волна, или как частица.

Проблемы и принципы национально-религиозного дуализма подробно рассматриваются в моих книгах "Там и всегда" и "День шестой".

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке