Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авивחם מהרגיל
+29+19

Мнения

А
А

Эпилог Истории ("Вайеце")

Народ за народом отказывались от своих ценностей и религий, бросаясь с головой в плавильный котел новой цивилизации.

10.11.2021
Франческо Хайес - Встреча Якова и Исава, 1844 год

Отцы и дети

В недельной главе "Вайеце" описывается тайный побег Йакова с семейством из Харана в Кнаан. При этом интересно, что дочери, естественным образом встав на сторону мужа, фактически оказались враждебны по отношению к своему отцу Лавану: "И ответила Рахель и Лея, и сказали ему: есть ли нам еще доля и наследство в доме отца нашего? Ведь чужими считаемся мы у него, ибо он продал нас и съел даже деньги наши. Ибо все богатство, которое отнял Бог у отца нашего, это наше и детей наших. Теперь же все, что сказал тебе Бог, делай. И встал Яаков, и поднял детей своих и жен своих на верблюдов. И увел весь скот свой и все имущество свое, которое приобрел… чтобы идти к Ицхаку, отцу своему, в землю Кнаанскую. И Лаван пошел стричь овец своих, а Рахель похитила идолов, что у отца ее. А Яаков похитил сердце у Лавана Арамейца, потому что не известил его, что убегает он" (31.14-23)

Можно сказать, что Леей и Рахелью двигала естественная склонность привязанности к супругу, как сказано: "к мужу твоему влечение твое" (3.16). Однако это было лишь пол-дела, не менее значим был и религиозный мотив.

Как Аврам не только "естественно" последовал в землю Кнаан вместе со своим отцом, но и по слову Всевышнего "ушел от земли своей, от родни своей и из дома отца своего", также поступили дочери Лавана. Согласно мидрашам и Рахель, и Лея покинули своего отца-идолослужителя также и по религиозным, а не только "естественным" соображениям.

Вырваться из-под воздействия рода - задача не простая. Многие примитивные религии целиком и полностью сводятся к культу предков, а влияние родителей нередко преследует человека до самой смерти. Часто подросток, бунтующий против отцовских ценностей, повзрослев, возвращается к ним.

В общем случае человек воспринимает окружающее в соответствии с мироощущением, сформированным еще в раннем детстве, и простодушно следует порядкам и обычаям, усвоенным им на заре своего существования.

Человек консервативен, и способность отказываться от тех преданий, в которых он родился, ради того, чтобы принять Истину - качество относительно редкое. Между тем, можно смело заметить, что в истоке иудаизма лежит именно такого рода отказ от ложного предания.

В пасхальной агаде говорится, что "изначально идолопоклонниками были предки наши, но затем приблизил нас Всевышний, как сказано: И сказал Иегошуа всему народу: так говорит Господь, Бог Израиля: по ту сторону реки (Евфрата) жили отцы ваши издревле: Терах, отец Авраама и отец Нахора, и служили идолам. Но Я взял отца вашего Авраама из-за реки и водил его по всей Земле Ханаанской, и умножил потомство его".

Между тем этим своим исконным отречением от языческого наследия во имя Истины иудаизм положил начало общей культуре такого отказа. В какой-то момент многие народы сделали своим внутренним достоянием требование перепроверять достоверность хранящегося ими духовного наследия отцов. В этом отношении беспрецедентным можно назвать торжество христианства в первые века новой эры. В собственном смысле слова эта новая эра как раз и была задана массовым обращением в христианство прежних язычников. Церковные апологеты - сыновья самых разных народов - греки, римляне, сирийцы и т.д. - насмехались над теми религиями, в которых они родились, вторя словам пророка: "лишь ложь наследовали отцы наши, суетных богов, от которых нет пользы" (Йеремиягу 16.19).

Истощение культурных ресурсов

В этом контексте уместно заметить, что дальнейший прогресс достигался именно за счет того, что все новые и новые народы повторяли эти слова пророка. На протяжении веков общий прогресс человечества достигался за счет присоединения различных народов к христианской, а позднее к секулярной культуре. Народ за народом отказывались от своих ценностей и религий, бросаясь с головой в плавильный котел новой цивилизации.

При этом следует отметить один любопытный эффект: свежеприсоединившиеся народы привносили в цивилизацию новую струю, придавали ей новый импульс, доминируя век-другой, а иной раз и третий во всем мире.

Еще Гегель подметил, что прогресс держался за счет этого вхождения в культуру новых народов, которые отказывались от своего языческого прошлого. Между тем в Новое время национальные ресурсы стали иссякать, и у прогресса подвело живот.

Столетие назад Альберт Швейцер в следующих словах подвел итог этого процесса: "Те, кто воспринимает нынешний упадок культуры как нечто естественное, утешают себя мыслью, что на распад обречена какая-то одна культура, а не культура вообще, и что взамен на новом историческом этапе расцветет новая культура новой расы. Такая точка зрения ошибочна. На земном шаре уже не осталось в резерве девственных и потенциально одаренных народов, которые когда-нибудь в будущем смогли бы прийти нам на смену в качестве лидеров духовной жизни. Нам известны все народы, живущие на земле. Среди них нет ни одного, который уже не был бы причастен к нашей культуре в том смысле, что его судьба не определялась бы нашей. Все они - способные и неспособные, далекие и близкие - испытывают на себе влияние действующих в нашей культуре сил бескультурья. Все они больны нашей болезнью и только вместе с нами могут выздороветь".

А вот что писал об этом явлении Владимир Соловьев в своем последнем произведении (1900 год) - письме в редакцию журнала "Вопросы философии и психологии" - "Кто, в самом деле, уразумел, что старого нет больше и не помянется, что прежняя история взаправду кончилась?.. Что сцена всеобщей истории страшно выросла за последнее время и теперь совпала с целым земным шаром - это очевидный факт... Что современное человечество есть больной старик и что всемирная история внутренне кончилась - это была любимая мысль моего отца, и когда я, по молодости лет, ее оспаривал, говоря о новых исторических силах, которые могут еще выступить на всемирную сцену, то отец обыкновенно с жаром подхватывал: "Да в том-то и дело, говорят тебе: когда умирал древний мир, было кому его сменить, было кому продолжать делать историю: германцы, славяне. А теперь где ты новые народы отыщешь? Те островитяне что ли, которые Кука съели? Так они, должно быть, уже давно от водки и дурной болезни вымерли, как и краснокожие американцы. Или негры нас обновят? Так их хотя от легального рабства можно было освободить, но переменить их тупые головы так же невозможно, как отмыть их черноту"... Какое яркое подтверждение своему продуманному и проверенному взгляду нашел бы покойный историк теперь, когда вместо воображаемых новых, молодых народов нежданно занял историческую сцену сам дедушка-Кронос в виде ветхого деньми китайца, и конец истории сошелся с ее началом! Историческая драма сыграна, и остался один эпилог,- который, впрочем, как у Ибсена, может сам растянуться на пять актов".

Начала и концы

Владимир Соловьев видел угрозу цивилизации в "панмонголизме". Ближайший его прогноз не подтвердился - новое варварство вырвалось из самой дехристианизированной, обескультуренной Европы.

Однако в наши дни соловьевское прозрение звучит на удивление актуально: китайская экспансия выглядит сегодня ультимативной. Если процессы будут продолжаться так, как они определились сегодня, через полтора десятилетия вся планета окажется под контролем "дедушки Кроноса".

Но может быть, конец истории все же сойдется с ее началом как-то иначе? Может быть, эпилог будет другим и мир обратится к своему истоку - к синайскому откровению, и обновит свою молодость в вечной молодости еврейского народа?

Тот же Владимир Соловьев писал: "Проходя через всю историю человечества, от самого ее начала и до наших дней (чего нельзя сказать ни об одной другой нации), еврейство представляет собой как бы ось всемирной истории".

В наши дни ось эта неожиданно перекрутилась. Те, кто совсем недавно позиционировали себя флагманом религиозного национализма, создали коалицию с левыми постсионистами и мусульманскими братьями, отправив в оппозицию представителей двух третей еврейских граждан Израиля.

Под руководством корумпированной юстиции лоскутное правительство Лапида-Беннета взяло курс на превращение еврейского государства в общегражданскую "демократию", в которой будет позволено считаться евреем дома, но на улице придется вежливо уступать дорогу исламистам.

Но это, конечно, не последняя станция назначения сионистского локомотива: Машиах Бен-Йосеф, отождествляемый равом Куком со светским еврейским государством, как ожидается, должен умереть, но он будет воскрешен Машиахом бен Давидом (см. Сукка 52а).

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке