Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+24+15

Мнения

А
А

Азака, или Ноябрьские каникулы 2012 года в Израиле

То, что я наблюдал, это не только столкновение ценностей западной цивилизации и восточной, но и столкновения самого духа современной жизни с исламским средневековьем.

gaza_qassam
Фото: Getty Images

Заметки обывателя

«Государственный секретарь США  Хиллари Клинтон, выступая  1 декабря  на форуме Сабана по американо-израильским  отношениям, обвинила Израиль в нечувствительности, отсутствии эмпатии и благородства по отношению к палестинцам: "Я не оправдываю упущенные израильтянами возможности или отсутствие благородства, отсутствие эмпатии, которые, как я считаю, идут рука об руку с подозрительностью. Да, израильтяне должны сделать больше, чтобы действительно показать, что они понимают боль угнетенного народа и хотят — в рамках безопасности и еврейского демократического государства — прояснить, чего можно достичь"».

"И вообще, в Израиле для  приготовления вискаса используют  кровь палестинских котят" 

Ивритское слово «азака» я начал осваивать  16 ноября в 17.30 по иерусалимскому времени  в ресторане «Бареуз» возле улицы  Яффа, где заканчивалась моя экскурсия  с друзьями по старым кварталам Иерусалима. В ресторане играла музыка, и в мотив ее вдруг вплелся звук, напоминающий булькающую пронзительную трель мобильника. Друзья мои насторожились и повернулись к официанткам: «Азака?» - «Кен», -  с удивлением, как бы не веря самим себе, ответили они. «Воздушная тревога, - перевели мне с иврита друзья. - На Иерусалим летит ракета из Газы». Кроме нас в кафе сидели еще две компании,  те тоже замерли, но - остались за столиками. А я наблюдал за реакцией своих друзей-израильтян. «Ну, - сказали они, раскрыв меню, - и что мы закажем себе напоследок?». Минут через пятнадцать я вышел с сигареткой постоять на улице Яффа, посмотреть, что делается снаружи. А ничего особенного не делалось – полупустая, по случаю шабата улица: сумерки начинаются, религиозный еврей с мальчиком идет, женщина катит сумку на колесиках, трамвай показался со стороны Старого Города, парочка изучает выставленное на дверях кафе меню. Ну и где она война? А ведь вокруг меня действительно война. Она уже идет на юге шестой день и вот дотянулась до столицы.

С вечера 16 ноября я жил с воткнутыми в уши наушничками плеера, включая внимание при звуке сирены, которая прерывала русскую или арабскую речь на канале радио «Рэка». Это был для меня самым доступным способом наблюдать за войной, так сказать, в реальном времени. Плюс, разумеется, сводки новостей по-русски по радио и передачи на девятом рускоязычном канале израильского телевидения. Звук азаки сопровождался мужским голосом, перечислявшем населенные пункты, на которые летит ракета. В основном это были города и поселки на юге. Тревога звучала в эфире каждые десять пятнадцать минут. Под постоянным ударом находилось около миллиона израильтян. Можно, конечно,  сказать, что благодаря работе израильской системы ПВО «Железный купол» воздействие этих обстрелов  было по большей части психологическим. Но от этого не легче. Услышав сирену, люди кидались в укрытие (специальная защищенная комната, лестничная площадка, просто кювет, в который нужно было отбежать от машины и залечь, закрыв голову руками) и минуту-две ожидали возможной смерти. Потом расслаблялись, вставали, отряхивались, возвращались к обычной жизни, проходило двадцать тридцать минут и снова - азака. И так одиннадцать дней. Время, чтобы добежать до укрытия после звука сирены, исчислялось не минутами, а несколькими десятками секунд.  Пятеро не успели.

С 16 ноября под обстрел уже попали и Тель-Авив, и Иерусалим - у хамасовцев были не только «самодельные ракеты», как я  прочитал на некоторых русских информационных сайтах, но и ракеты «Фаджар» иранского  производства.

Ну и, соответственно, полным ходом война шла в информационном пространстве, на экранах ТВ. И войну эту, в отличие от войны «в реале» Израиль явно проигрывал. Я пытался смотреть новости на «Euronews», заходил на международные информационные сайты и каждый раз переживал что-то вроде легкой контузии. Происходящее здесь подавалось в основном как агрессия могучего Израиля против беззащитных палестинцев, которые, тем не менее, сопротивлялись, и сопротивлялись героически – попадались уж совсем фантастические сообщения: о разбомбленном ХАМАСом Кнессете или о некоем военном корабле Израиля, потопленном хамасовцами. Я уж не говорю здесь об идеологическим смраде, которым шибало от политических комментариев.

Ну  а мне деваться некуда –  я, скажем так, обыватель. То  есть, в отличие от продвинутых  комментаторов, реально тупой – когда вижу черное, говорю: черное, а когда - белое, говорю: белое. Потому эти заметки и имеют подзаголовок: заметки обывателя. Обывателя, который с изумлением и недоумением наблюдает за тем, что происходит вокруг него. И у которого возникает масса вопросов  по поводу самой природы той войны, что шла вокруг.

Но прежде чем я перейду к этим вопросам, я вынужден здесь дать хотя бы краткую  справку для возможных читателей  этого текста в России, которые  знают об этой войне только из телевизора: все началось не 14 ноября, а 10 ноября, когда с территории сектора Газа хамасовцы обстреляли джип израильских войск, ранили четверых солдат, одного – тяжело. ЦАХАЛ ответил ракетным ударом по точкам, откуда предположительно стреляли террористы. Те ответили запусками нескольких ракет. То есть произошел обычный по здешним понятиям «обмен любезностями». Но обстрел Израиля из сектора Газа продолжился и на следующий день, и на следующий, и на следующий. И уже было глупо жмуриться и не видеть,  что, по сути, идет война. И 14 ноября точечным ударом израильской ракеты был уничтожен военный лидер ХАМАСа Джабари, кадры его машины со сгоревшим салоном и блестящим нетронутым капотом крутили по ТВ всего мира целый день. Тут же последовало усиление ракетного обстрела со стороны ХАМАСа. Вечером по ТВ показали короткую пресс-конференцию премьер-министра и министра обороны Израиля, объявивших о начале операции «Облачный столп»; цель операции: обеспечение безопасности граждан Израиля, уничтожение боевого арсенала ХАМАСа и его лидеров. Война, идущая уже, так сказать, де факто, была объявлена войной  «де юро». Начался призыв резервистов для возможной наземной операции. И все последующие дни вплоть до вечера 21 ноября, когда было объявлено о перемирии, длилось одно и то же – ракеты из Газы, ракеты и бомбы по Газе и гадание, будет или нет наземная операция.

Итог войны: из Газы за время операции (14-21 ноября) было пущено 1506 ракет. Система ПВО Израиля «Железный купол» сбила в воздухе 421 ракету, до жилых районов долетело 58, остальные разорвались на открытой местности. Погибло пять израильтян.

ЦАХАЛ атаковал 1500 военных целей - пусковые шахты для ракет, военные  склады, туннели, через которые поступало в Газу оружие, квартиры боевиков и др. Число погибших в Газе около 170 человек, среди них несколько десятков хамасовцев и боевиков из «Исламского джихада».

Вот краткий сюжет этой войны.

Ну и  теперь о его наполнении, которое  я, например, наблюдая войну с относительно близкого расстояния, постигаю с трудом.

Почему?

Ну, представьте, что на вашу страну напало соседнее государство и у вас, допустим, есть возможность уничтожить штаб войск  противника. Что вы делаете? Прицеливаетесь и стреляете. Так? Но подобное сделал бы, наверно, я. Здесь иначе. Сначала руководство Израиля несколько часов совещается с юристами, выясняя законность такого акта с точки зрения международного права, и приходит к выводу, что правовые основания есть, поскольку ХАМАС - организация террористическая. Руководство страны принимает решение о нанесении удара по штабу противника. Ну а затем оно уведомляет противника о принятом им решении и предлагает провести эвакуацию персонала. И только после этого следует приказ об атаке на штаб. В вашей голове такое укладывается? В моей - нет. Мне-то казалось, что война - это война. У нее свои законы. Но Израиль воюет по своим, вот таким вот законам.

Или. Что  такое сектор Газа? Это что-то вроде  автономной области Израиля. Но области, выбравшей всенародно своим руководство ХАМАС, цель существования которого уничтожение Израиля. И сектор Газа ведет себя по отношению к Израилю как отдельное, откровенно враждебное ему государство. Государство это развязывает военные действия против Израиля.  Ну а с чего начинает войну Израиль? Он начинает с разбрасывания листовок в секторе Газа с подробной инструкцией для его жителей, как вести себя во время обстрела их территории (держаться подальше от военных объектов ХАМАСа и «Исламского джихада»).

Далее:  ведя полномасштабную войну против  сектора Газы, Израиль продолжает  осуществлять бесперебойную поставку  туда электричества, воды, лекарств  и т. д. Более того, когда  хамасовцы повредили ракетой  линии электропередач, то израильские  электрики налаживали эту линию под обстрелом боевиков. То есть рисковали жизнью, чтобы обеспечить им кроме всего прочего и возможность  наводит свои ракеты на Израиль. Ну а на четвертый день операции «Облачный столп» Израиль открывает дополнительный коридор для поставки из Израиля в сектор Газы гуманитарной помощи.  И так далее.

И вот это война?

Израиль ведет себя на Востоке как страна, исповедующая абсолютно дикие для  этого региона нравственные установки. Израильтяне исходят в своих  действиях, например, из того, что высшая ценность – это жизнь человека. И это не слова. Прошлой осенью я наблюдал здесь всенародное ликование по поводу освобождения из плена Гелата Шалита, молоденького израильского солдата, по своей, скажем так, воинской беспечности оказавшегося в плену у палестинских боевиков, и проведшего там страшных для него пять лет. Так вот в обмен на освобождение Гелата Шалита Израиль согласился выпустить из своих тюрем 1 027 (одну тысячу двадцать семь) палестинских террориста. То есть, грубо говоря, Шалит нанес колоссальный военный урон своей стране, вынудив освободить больше тысячи опаснейших врагов Израиля. Но, повторяю, на улицах Иерусалима был праздник. Впрочем,  не только в кварталах «еврейских» Иерусалима, но и в Восточном Иерусалиме – там праздновали освобождение своих героев, изумляясь «гуманистической дури» евреев. У исламистов отношение к жизни человека немного другое – для своих молодых людей они уготавливают роль «живых бомб».

…Самое  жуткое, что видел я в эти  дни на телеэкране, это даже не разбомбленные  квартиры израильтян, не тела убитых в Газе и искореженные там здания. Самым жутким для меня был вид старой, одетой в черное, с закрытым лицом (только щель для глаз, как щель бойницы) старой палестинки. Она напоминала грузную башню средневековой арабской крепости. И она кричала в камеру: «Будь прокляты! Мы не пожалеем ничего, мы жизнь отдадим за то, что бы на земле не осталось ни одного еврея и христианина. Чтоб ислам победил на всей земле!» Было ощущение, что на тебя накатывает поезд. Вот уж она-то не была похожа на лидеров ХАМАСа, лукаво подбирающих слова, позы, жесты, интонации перед телекамерой. Она вся, без остатка, состоит из боли и ненависти. С этой женщиной бессмысленно разговаривать, бессмысленно что-то объяснять. И вот в ней - сила исламского сопротивления. Глядя на нее, легко понять, почему сам факт существование Израиля непереносим для исламистского Востока. Ведь казалось бы – крохотный клочок земли, действительно, крохотный – меньше нашей Калужской области. Населеный таким же по крови – семитским – народом, с близким языком. Но – это клочок цветущей – цветущей буквально – земли, которую израильтяне сделали из  каменистых пустынь (я был в Тунисе, был в Египте, в Марокко – могу сравнивать). И в этой крохотной стране развивается современная промышленность, современная наука, здесь свои художники, писатели, музыканты. Здесь свои представления о нравственных ценностях. Это действительно другая по ментальности страна.

И то, что  я наблюдал в те две горячие  израильские недели, это не только столкновение ценностей западной цивилизации и восточной, но и столкновения самого духа современной жизни с исламским средневековьем, пусть и оснащенным иранскими ракетами «Фаджар».

P. S.

Я честно назвал свои заметки заметками обывателя. Поэтому еще пару слов про свое, уже откровенно мелкое и стыдное рядом с происходившим вокруг меня - несколько раз я  ловил себя на чисто обывательском раздражении: и чем это я здесь занимаюсь? Вместо того, чтобы раствориться в том кайфе, которое подарила мне судьба на несколько дней (надо мной осеннее Средиземноморское солнце, накатывает волна, у ног моих гуляют по песку голуби и т. д.),  – вместо смакования всего этого я перебираю в голове слова-понятия: «джихад», «ракеты Фаджар», «Максим Шевченко», ХАМАС и т. д. Да расслабься ты, наконец, когда еще выпадет вот такое блаженство? Но не получалось – слух невольно регистрировал звуки с неба, которое здесь, как выяснилось, переозвучено: рокот вертолета, свист идущего на посадку «Боинга» и еще какой-то низкий гул-рычание, в которое вслушиваешься, пытаешься угадать, это что гудит - самолет или… ?

Метки:

Читайте также