Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авив
+30+21

Мнения

А
А

Куда Либерман ведет страну – и себя?

Загадкой для меня остается Либерман – кем он себя видит в обозримом будущем? Я не верю гадалкам, которые многозначительно изрекают, что он хочет въехать на белом коне в резиденцию премьера. Да его туда и не пустят.

avigdor lieberman
Фото: Reuters

Где себя видит Либерман через 4 года? Насчет страны более или менее понятно, последние 30 лет она как бы движется по кругу, наступая на одни и те же грабли. Загадкой для меня остается Либерман – кем он себя видит в обозримом будущем? Я не верю гадалкам, которые многозначительно изрекают, что он хочет въехать на белом коне в резиденцию премьера на улице Бальфура. Он и сам понимает, что не по Ивету шапка. Да его туда и не пустят.

Avigdor Lieberman2
Авигдор Либерман. Фото: Reuters

 

Канал документальных фильмов спутниковой компании Yes пригласил около двух десятков русскоязычных журналистов и инфлюенцеров на закрытый показ новой своей работы "Либерман" – об одной из самых загадочных и неоднозначных фигур в израильской политике наших дней.

Создатели фильма пытались найти ответ на вопрос, как человек, который репатриировался в 20 летнем возрасте, без знания языка, без армейских друзей, не имея семейных капиталов или связей, смог оказаться на вершине власти, служил на таких важных постах, как гендиректор министерства главы правительства, министр иностранных дел, министр обороны, а минувшей весной навязал стране беспрецедентно-внеочередные выборы – и по мнению многих, хранит у себя ключ к формированию будущего правительства.

В беседе перед показом я спросил, знает ли режиссер фильма Нурит Кейдар русский язык? "Нет, - ответили мне и поспешили добавить: - Герой фильма хорошо знает иврит". Они не поняли, почему я спрашиваю. Меня не беспокоило, понимают ли друг друга режиссер и Либерман. Вопрос был задан из других соображений. Ясно, что не было бы у Либермана нынешнего политического влияния без мандатов, которые принесли ему минувшей весной избиратели, плохо владеющие ивритом. Надеялся, что создатели фильма попытались поговорить и с электоратом НДИ, этим источником силы своего героя.

Как бы там ни было, я сел смотреть фильм без предубеждений, желая понять человека, который в последние годы у нас на глазах сменил несколько вех: поддерживал идею трансфера, предложил обмен территорий, начертал на своих знаменах: "Без лояльности нет гражданства", угрожал разбомбить плотину в соседней стране, обещал разделаться с террором, пытался укрепить вертикаль власти – и успокоил свою душу борьбой с еврейским религиозным засильем, с косящими от армии ортодоксами и с ультраправыми евреями, которых называет не иначе как "мессианствующие".

Фильм, используя богатые архивные фото- и видеокадры, показывает нам Авигдора Ивета Либермана в разные периоды его жизни. Вот он старшеклассник в родном городе в Молдавии. Вот он в 20 лет приехал с родителями в Израиль. Карьера его в новой стране началась стандартно – простые работы. Первый шанс свой он получил, поступив в иерусалимский Еврейский университет, где активно действовала мощная ячейка молодых ликудовцев. Он развил бурную политическую деятельность, сдружился с ликудовскими "принцами".

Согласно фильму Либерман разглядел большой потенциал в Биньямине Нетаниягу, который как раз вернулся из США, где служил посланником в ООН, связал с ним свою судьбу, работал рядом с ним верно и преданно, сделал его председателем партии. А сейчас, когда он видит, что его патрон вот-вот упадет – решил не просто отвернуться, но еще и сильно подтолкнуть.

В фильме много любопытных кадров – молодой Либерман на политических акциях в университете, Либерман с Нетаниягу, Либерман – глава МИДа со своими коллегами из разных стран. Либерман произносит речь. Играет в теннис – под зорким взглядом телохранителя. (Невольно обращаю внимание, что в кадрах последних лет Либермана почти всегда сопровождает телохранитель). Не забыли и страшную, предназначенную пугать израильского обывателя куклу "Владимир" из сатирической телепередачи конца 1990-х.

Камера внедряется и в личную жизнь героя. Показывает верного мужа, заботливого отца, нежного дедушку. Человека, любящего поесть и ценящего хорошие вина.

Два видео-отрывка меня просто восхитили. На первом молодой, еще черноволосый Либерман звонит домой к Нетаниягу, приветствует поднявшую трубку Сарру (обратите внимание, как он называет ее! Поверьте – это вишенка на торте всего фильма), и когда госпожа передает трубку своему супругу, Либерман сообщает ему, что подает в отставку с поста гендиректора министерства главы правительства.

Второй замечательный отрывок в фильме снят создателями в его доме в Нокдим, утром перед тем, как Либерману ехать в суд в Иерусалиме, где должен прозвучать приговор по его делу. Очень знаменательно, что́ герой наш отвечает на вопрос о том, как он себя чувствует перед решением судьбы…

В фильме есть несколько утверждений, с которыми я не могу согласиться. Это чересчур – заявить, что именно Либерман создал Нетаниягу, и без него Нетаниягу не стал бы баллотироваться на пост председателя Ликуда, удовлетворился бы местом в первой десятке, рядом с "принцами". Я вспомнил другой документальный фильм этой же студии "Yes" - "Кинг-Биби". В нем утверждалось, что Нетаниягу победил благодаря привезенной из США кассете с лекциями, как завоевать электорат. (Рассказ об этом фильме – здесь)

Думаю, есть еще немало людей, которые хотели бы приписать себе успех Нетаниягу.

С сомнением воспринял я и утверждение, что Либерман прекрасно разбирается в механизмах власти. Может, он специалист по закулисным интригам, что позволяет ему набирать мандаты и получать портфели, но о том, как работает система власти в Израиле, у него, на мой взгляд, весьма поверхностные знания. К примеру, он продвигал закон о повышении электорального барьера, надеясь, что секторальные партии потеряют свое влияние - на деле же малые родственные партии объединяются и только усиливаются – именно благодаря новому барьеру. Либерман рвался на пост министра обороны, полагая ошибочно, что будет у него какое-то влияние на принимаемые решения – и понятия не имел, что генералы плевать на него хотели, и при мощных самоангажированных СМИ и доминирующем премьере эта должность в Израиле такая же представительская, как и президентская.

Не принято наводить критику за то, чего мы не нашли в фильме. Создатели вполне логично ответят: "Не это нас интересовало".

Поэтому не в качестве критики, а только потому, что уж речь об этом политике зашла, выскажу некоторые свои соображения. У меня привычка – можете назвать ее дурной: слушая интервью с политиком, я все время жду, что ему зададут самые главные, самые важные, самые неудобные вопросы. Иначе это не интервью, а поглаживание по головке. Настоящий журналист если и гладит собеседника, то против шерсти. Интервьюируемый должен вертеться как уж на сковороде. Нужно его вытащить из зоны комфорта. Нередко еду за рулем, слушаю интервью по радио – и почти кричу: "Задай же ему вот этот вопрос! Спроси его об этом!" И нередко бываю весьма разочарован тем, что журналист не услышал моего крика, не справился со своей задачей. 

Поскольку в фильме Либерману не задали некоторые жгучие вопросы, он остался для меня загадкой. Стоило спросить его, обещает ли он все еще ликвидировать Ханию в Газе в 48 часов, как только будет создано правительство по его лекалам? (Ладно, это я в шутку, чтобы вы не заскучали, читая эту длинную статью; мы же понимаем, что это обещание было просто политическим трюком).

А вот действительно важный вопрос: Почему это Либерман вдруг ополчился на человека, благодаря которому стал столь значимой личностью? Почему взъелся на Нетаниягу, который в свое время берег для него портфель министра иностранных дел, пока тот находился под судом? (Если вам вспомнилась аналогия с Франкенштейном и големом – то это на вашей совести).

Я не преминул бы спросить: как получилось, что весной вы отказались войти в коалицию Нетаниягу, и оказались в одном лагере с двумя политиками, которые ушли из правительства, хлопнув громко дверью и стали врагами Нетаниягу именно за то, что он назначил вас министром обороны? (Речь об Ави Габае и Моше Яалоне).

Мне очень любопытно, как из постоянного критика полиции и прокуратуры он превратился в критика всего одного человека – своего бывшего патрона Нетаниягу? Не связано ли это случайно с тем, что на следствии по коррупционным делам бывших соратников по НДИ по крайней мере один раз упомянули, что нити ведут к некоему "боссу" (на вопрос следователя, кто имеется в виду, Фаина Киршенбаум ответила: "Видимо, Либерман"). См. об этом здесь.

Или это все поклеп, а на деле есть личная глубокая неприязнь? 

Другой занимающий меня вопрос: кем Либерман видит себя через 4 года? Насчет страны более или менее понятно, последние 30 лет она как бы движется по кругу. Загадкой для меня остается Либерман – кем он себя видит в обозримом будущем? Я не верю гадалкам, которые многозначительно изрекают, что он хочет въехать на белом коне в резиденцию премьера на улице Бальфура. Он и сам понимает, что не по Ивету шапка. Да его туда и не пустят.

В ходе беседы по окончании фильма создатели рассказали нам, что начинался этот проект лет 25 назад. Либерман то охотно сотрудничал, то остывал к этому. Режиссер Нурит Кейдар сказала, что долго не могла договориться о заключительном интервью. И только летом этого года, когда страна готовилась к внеочередным выборам, Либерман сам связался с нею.

Из этого я сделал вывод, что, видимо, Либерман понимает, что этот фильм может стать подведением итогов его блистательной политической карьеры.

Мою версию поддерживает то, что в последние дни Либерман ведет себя как политический камикадзе. А как иначе понимать его ультимативное требование у двух крупнейших фракций создать коалицию?

Думаю, прецедента такого не было во всю историю Израиля, осмелюсь предположить – во всю историю человечества. Лидер партии средней руки требует создать коалицию, в которой он сам будет пятым, а то и шестым колесом. В то время, как может создать коалицию с одной из этих крупных фракций, стать в ней важнейшей фигурой и реализовать все предвыборные обещания своему электорату – и касающиеся социальных проблем, и относительно автобусов и магазинов по субботам в светских городах. Вот тут режиссеру пригодился бы русский язык, чтобы поинтересоваться мнением электората НДИ по этому вопросу. 

Либерман упорно требует объединения двух фракций, зная прекрасно, что Ганцу его истинные хозяева – пост-сионисткие СМИ – разрешат такой союз, только если Нетаниягу будет не у дел. Поскольку Либерман сейчас ведет себя как смертник, на него никак не повлияешь. Политической смерти он не боится, подкупить должностями нельзя. Он как бы захватил страну в заложники и выдвинул одно-единственное требование: принесите мне голову Нетаниягу на подносе!

Я бы хотел получить в фильме ответы на эти вопросы. В конце концов, в личной жизни все мы душки. Хорошие мужья, полезные отцы, нежные дедушки. Либерман – политик, тем и интересен.

Почему его щадили и не задавали острых вопросов – не знаю. Заметил, что с недавних пор СМИ стали вдруг бережно обращаться с Либерманом, который до этого многие годы был для них жупелом.

Упомянутые выше два особых отрывка заставили меня иными глазами глянуть на Либермана. Прежде я видел в нем стойкого, прекрасно знающего, чего он хочет, несгибаемого лидера. Теперь думаю, что он и сам не до конца понимает, в какой мере он потрясает страну, к каким изменениям ведет. Хорошим или плохим – узнаем очень скоро.

***

Чтобы вы не относились слишком серьезно к этим моим запискам по поводу документального фильма, расскажу еще об одном кадре из него. Забавном. Либерман усаживается перекусить, берет баночку кефира, отрывает крышечку и отбрасывает в сторону, предварительно… лизнув ее с тыльной стороны. Я не удержался, шепнул громко: "Наш человек!" – чем вызвал смех на соседних креслах.

Короче – весьма рекомендую посмотреть этот фильм на канале "Доку" спутниковой телекомпании "Yes".

На иврите статья опубликована здесь

 

Источник: mnenia.zahav.ru

Метки:

Читайте также