Парад Победы или парад беды
Фото: Getty Images
Парад Победы или парад беды

"В наши дни престиж и достоинство страны определяются отнюдь не умением печатать строевой шаг и не наличием угрюмых железяк на колесах". (В. Абаринов)

Наткнулся на статью Владимира Абаринова "Парад беды", вашингтонского обозревателя "Радио Свобода". Нет, не на каждую статью, даже самую острую, откликаюсь, но видно попал материал в больное место и не ответить на него нельзя. Несколько слов о празднике Победы, который в последнее время вызывает в прессе разнобой мнений, абсолютно противоположные подходы и чувства.

С одной стороны, масса тех, кто придает дню Победы некий сакральный смысл. Таковые почитают его не просто Днем разгрома фашизма, а провозглашают Праздником праздников, торжеством Добра над Злом, Победой всех времен и народов. Победой, не имеющей сроков давности, не ограниченную в пространстве и во времени.

С другой стороны, теснится жалкая кучка тех, кто старается ввести празднование Победы в определенные исторические рамки, доказать, что с течением времени значение победы снижается, снять излишнюю помпезность, снизить пафосный накал и придать этому дню статус рядового гражданского события.

Вполне понятно, что корреспонденту радио "Свобода" по статусу положено быть сторонником второй точки зрения. Он доказывает противоречивость символов и ритуалов Победы, смеется над культом великой Победы. И здесь нельзя не согласиться с журналистом. Но его идея сравнить день Победы в России и праздник Хеллоуин в Америке кажется не совсем удачной. Заканчивает свою статью Абаринов словами: "Это не парад Победы. Это парад беды".  

"Победа торчит сегодня как каменный столб в пустыне, оставшийся после выветривания скалы". (Л. Д. Гудков, философ, Левада Центр)

Помните, в "Снежной королеве" Андерсена злой тролль смастерил зеркало, в котором отражение всего прекрасного превращалось в отвратительное. Осколок же этого зеркала, попавший в глаз, переворачивал все шиворот-навыворот, а сердца, пораженные осколком зеркала – становились ледяными. Мне представляется, что маленький осколок статьи американского журналиста, попавший в глаз молодому читателю, окажет такое же влияние.

Не мною замечено: язык – самый коварный искуситель, ложный друг и противоречивый свидетель; тропинка, ведущая в запутанный лабиринт; странный перевертыш и двуликий Янус; кентавр, у которого туловище человека, а нижняя часть - лошади.

С точки зрения русского языка "победа" этимологически восходит к слову "беда" и означает состояние "после беды". То есть подсознание русского связывает ПОБЕДУ не только с фанфарами, радостью, торжеством и парадами, но также и со скорбью, воспоминаниями о погибших, горечью и бедами. И когда русский говорил "одержать победу", он имел в виду – удержать как можно дольше в памяти состояние после беды, запомнить тяжелое и неизбывное горе и передать знание о нем детям. Поэтому словесная эквилибристика автора со словами "беда" и "победа" приводит не к тому результату, на который рассчитывал журналист.

"Разумеется, и Победа, и сама Великая Отечественная давно стали мифами, но иначе и быть не могло!".

С точки зрения же ментальности сравнение журналиста русского праздника с американскими и вовсе не выдерживает критики. Добро бы отмечали русские вереницу праздников – выбирай какой лучше – а то зацепиться не за что. Вот и выходит:  праздник Победы, пожалуй, единственный и неповторимый, который принимается всеми.

Русские со своими праздниками попали в положение между молотом и наковальней. Когда душа ничего не приемлет, ни к чему не тянется: ни праздники старинные, религиозные (наковальня) – ни праздники новые (молот), которые падают сверху. Многие ли русские семьи отмечают такие календарные дни: Авдотья Плющиха, Иван Купала, Варварин день, Медовый спас, Михайлов день, Воздвиженье лил Крещенский вечер?

А теперь подумайте, по душе ли русским новые праздники: День защитника Отечества, Международный женский день, Праздник весны и труда, День России. Не говоря уж о памятных датах: День космонавтики, День единения народов, День воинской славы и прочие даты, которые отмечают лишь календари. Так долго и мощно били по русской наковальне праздников, так тщательно стирали из памяти национальные традиции и ментальные особенности, что в конце концов полностью очистили сознание. Религиозные же праздники, несмотря на назойливую пропаганду, не стали повсеместными и не укоренились в подсознании. К тому же многонациональный состав населения не позволил объявлять их государственными. Вот и остается Новый год и Девятое мая – абсолютные и незаменимые лидеры праздников, которые отмечают русские.

"Именно в День независимости мы получили эту землю во владение, и, таким образом, выполнили заповедь, которой были лишены почти две тысячи лет".

Каждый народ достоин тех праздников, которые он отмечает, которые кажутся ему важными, и он вправе отмечать те победы, которые только он считает судьбоносными. Даже если такие победы только кажутся значительными.

Возьмем к примеру израильские праздники. 99% наших праздников – религиозные, восходящие к глубокой древности и никем никогда не подвергающиеся сомнению, критике или отрицанию. Они даны нам как данность, как явление природы и было бы смешно оспаривать их легитимность или объявлять устаревшими.

Я насчитал в Израиле только еврейских 13 значительных праздников, которые отмечают, причем многие длятся по несколько дней. Рош-ха-Шана, Йом-Кипур, Суккот, Ханука, Пурим, Песах и т. д. Не считая множества друзских и мусульманских праздников. Кроме того несколько новых знаменательных дат: День Памяти жертв Катастрофы, День памяти солдат ЦАХАЛа, День Независимости. Хотя они и насчитывают всего несколько десятилетий, но также прочно вошли в еврейское сознание.

Кто может указать израильтянам: плохо или хорошо такое количество праздников? Стоит ли государству терпеть такие убытки? Не разумнее ли было бы сократить праздничные нерабочие дни и сделать их рабочими? Так и получается, что праздники и отношение к ним граждан страны – одна из замечательных национальных меток в памяти народа, характерная деталь для исследователей культуры и традиций.

counter
Comments system Cackle