Zahav.МненияZahav.ru

Вторник
Тель-Авив
+13+8
Иерусалим
+4+1

Мнения

А
А

"Пророчество Франклина"

Это история о "пророчестве Франклина". После образования Государства Израиль оно быстро распространилось по Ближнему Востоку.

Скотт Зелигман
05.12.2022
Источник:Лехаим
Дэвид Мартин - Портрет Бенджамина Франклина, 1767 год / Public Domain

Когда конгрессменша Ильхан Омар, представлявшая в парламенте Демократическую партию от штата Миннесота, позаимствовав название песни рэпера Пафф Дэдди, написала в 2019 году в твиттере: "Все дело в Бенджаминах, детка!" — на нее обрушились с критикой представители чуть не всего политического спектра. Ее отсылку к стодолларовой купюре с портретом Бенджамина Франклина (1706-1790) многие восприняли как антисемитское иносказание — намек на то, что произраильское лобби благодаря денежным пожертвованиям оказывает неоправданно большое влияние на американскую политику на Ближнем Востоке.

Этот твит Ильхан Омар напомнил, что американских евреев давно упрекают в "двойной лояльности". Однако она вполне могла иметь в виду другой антисемитский извет, также имеющий отношение к отцу‑основателю США Бенджамину Франклину, которого еще иногда называют "первым американцем".

Это история о "пророчестве Франклина", точнее о "франклинской фальшивке": как она появилась, как ее использовали, почему она остается живучей по сей день и как еврейскому сообществу следует к ней относиться. Помимо самого Бенджамина среди действующих лиц нашей истории будет много других персонажей, причем самого разного толка — там и сторонники превосходства белых Уильям Пелли и Роберт Эдвард Эдмондсон, и нацисты Рудольф Гесс, Йозеф Геббельс и Юлиус Штрейхер, мэр Нью‑Йорка Фьорелло Ла Гуардиа и губернатор штата Нью‑Йорк Томас Эдвард Дьюи, историк Чарльз Остин Бирд и поэт Эзра Паунд, журналисты Уолтер Уинчелл и Чарльз Краутхаммер и даже Усама бен Ладен.

Как и ее предшественники — "Протоколы сионских мудрецов" — "франклинская фальшивка" прижилась, поскольку была на руку тем, кто ненавидит евреев, тем, кто на очередном витке истории хотел разоблачить "евреев" и опирался на слухи, инсинуации и ложь, поскольку никак не мог опираться на факты. Сфабрикованная в 1934 году фальшивка никак не сходила со сцены, несмотря на неопровержимые доказательства того, что она — плод вымысла. Фейковая новость своего времени, "франклинская фальшивка" упорно продолжает жить — мелькая то в прямо‑таки "сирсовом каталоге" антисемитской чуши в лентах твиттера и фейсбука, то на источающих ненависть сайтах неонацистов в США, то в полемике религиозных деятелей исламского мира.

Время — 1787 год, место действия — город Филадельфия, куда съехались делегаты, чтобы пересмотреть статьи Конфедерации. Все, о чем говорили собравшиеся на этом съезде, который войдет в историю как Конституционный конвент, не подлежало разглашению; чтобы избежать "вольного освещения" происходящего, присутствующие договорились хранить в тайне все, что связано с их переговорами. Но делегат от Южной Каролины Чарльз Котсуорт Пинкни (1746-1825) вынес с собрания кое‑какие бумаги, на основании сделанных записей якобы опубликовал дневник с рассказом о конференции и в частном порядке распространял его среди знакомых.

Эта книжица, названная "Беседы за столом во время перерыва", содержала — предположительно — запись слов Бенджамина Франклина, тогда ему шел восемьдесят второй год. Судя по этим цитатам, Франклин предлагал полностью исключить участие евреев в жизни новой республики во избежание тяжких последствий для американской торговли, религии и управления. Пинкни якобы дословно записал слова Франклина. Вот некоторые выдержки:

"В каждой стране, где поселились евреи в сколько‑нибудь значительном количестве, они ослабили ее нравственность и понизили степень коммерческой честности; они обособились и не ассимилировались; насмехались над христианской религией — основой нашей нации — и пытались подорвать ее устои, возражая против ее ограничений; создали государство в государстве, а встретив сопротивление, пытались задушить страну финансово, как в случае с Испанией и Португалией.

<…>

Они не могут жить только среди своих. Они должны жить за счет христиан и других людей, не принадлежащих к их расе. Если не изгнать их из Соединенных Штатов по этой конституции, менее чем за двести лет они нахлынут сюда в таком количестве, что будут верховодить и пожирать страну, они изменят нашу форму правления, — а ради нее мы, американцы, проливали кровь, жертвовали своей жизнью, имуществом, рисковали свободой, — а в ней воплощены наши лучшие помыслы.

<…>

Если их не исключить, уже через двести лет наши потомки будут работать в полях, чтобы обеспечивать евреев, пока те сидят в конторах, радостно потирая руки. Предупреждаю вас, господа, что если вы не исключите евреев навсегда, дети ваших детей проклянут вас в ваших могилах!"

Однако до 1934 года никаких письменных свидетельств о дневнике Пинкни не было и, похоже, никто даже не слышал о так называемой речи Франклина. Данный артефакт был предположительно "эксгумирован" из истории в статье "Правда ли, что Бенджамин Франклин говорил такое о евреях?" — она вышла 3 февраля того года в Ашвилле, штат Северная Каролина, в издании под названием "Освобождение" (Liberation). Большую часть экземпляров книжки Пинкни, говорилось в статье, уничтожили войска армии Союза во время марш‑броска генерала Уильяма Шермана к морю в 1864 году. Но один экземпляр книжки Пинкни доверил своей дочери, он предположительно уцелел в горниле Гражданской войны, — и в нем, утверждалось в статье, сохранился текст этой речи.

Хотя статья вышла без подписи, ее авторство никогда ни для кого не было тайной. Периодическое издание, ставившее перед собой задачу "публикации руководств и информации из источников, над которыми смерть не властна", являлось официальным органом "Серебряного легиона Америки", или "Серебряных рубашек", как их называли в народе, — милитаризированной организации по подобию "Черных рубашек" Муссолини. И журнал, и организация были детищами некоего Уильяма Пелли (1890-1965), журналиста из Новой Англии и голливудского сценариста, который только что не спятил на почве антикоммунизма и антисемитизма.

Пелли, взгляды которого представляли собой диковатую смесь фашизма с оккультизмом, основал организацию сторонников превосходства белой расы по воле, как он утверждал, оракула, явившегося ему во время пережитого им внетелесного опыта. В 1933 году, на следующий день после того, как Адольф Гитлер стал канцлером Германии, Пелли, чтобы исполнить предсказание, согласно которому ему предстоит возглавить "национальную организацию мстителей", создал "Серебряные рубашки". В условиях нестабильности и нищеты на волне Великой депрессии многие белые американцы вняли его призыву, и со временем под руководством Пелли "Серебряные рубашки" превратились в мощную силу с 15 тыс. членов. С ее помощью он надеялся захватить власть в США , чтобы создать Христианское содружество, где не будет места ни евреям, ни прочим цветным.

В начале 1930‑х Пелли воплощал в себе живой сгусток безумной энергии правых. Он основал несколько организаций, в том числе издательство "Галахад пресс" (Galahad Press), выпускавшее в основном книги по спиритизму; "Новый освободитель" (The New Liberator), журнал, материалы которого "были получены <…> посредством телепатического радио от великих душ, покинувших этот трехмерный мир"; а еще Галахадский заочный университет — учебное заведение, насаждавшее его идеологию. Бесовской антисемитизм пронизывал все, за что Пелли ни брался.

Этот часто залезавший в долги человек, которого журналист Уолтер Уинчелл (1897-1972) обозвал "вонючкой", впоследствии сделал весьма причудливую карьеру, среди прочего участвовал в президентских выборах в качестве кандидата от Христианской партии; обвинялся в мошенничестве и подстрекательстве к мятежу; отбыл восьмилетний срок в федеральной тюрьме. Большая часть его затей прибыли не приносила, была недолговечной и кончалась ничем; например, спустя два месяца после статьи про Франклина журнал Liberation закрылся. Пелли умер в 1965 году, но опубликованная им в 1934 году статья всего на страничку про Бена Франклина — его самое долговечное достижение, — к сожалению, пережила своего автора.

Хотя американские еврейские газеты регулярно оповещали о выходках Пелли, на статью в Liberation они своевременно не отреагировали. Зарубежная антисемитская пресса, с другой стороны, не упустила такой возможности. В августе 1934 года немецкое агентство новостей "Всемирная служба" (Weltdienst) обнародовало так называемую речь Франклина на немецком, французском и английском языках. Чуть позже в том же месяце ее перепечатали в Швейцарии. Еврейская пресса обратила на нее внимание лишь в сентябре, после того как нацистский пропагандист Юлиус Штрейхер (1885-1946) процитировал ее, критикуя американских евреев в своей антисемитской бульварной газете "Штурмовик" (Der Stürmer). 20 сентября Jewish Daily Bulletin, нью‑йоркская англоязычная еврейская ежедневная газета, сообщила о статье, но Франклину уделила лишь один абзац.

Через пять дней Роберт Эдвард Эдмондсон (1872-1959), американский журналист и предположительно нацистский агент, без устали поносивший евреев, которые будто бы контролируют американскую прессу и банки, ухватился за эту фальшивку и стал распространять ее версию в инвестиционных и брокерских фирмах. Он не дословно повторял цитату из Liberation, но близко к тексту.

Поделка Эдмондсона вскоре попала в руки Чарльза Бирда (1874-1948), одного из ведущих американских историков своего поколения, профессора Колумбийского университета, автора ряда работ о Конституционном конвенте. "Документ меня поразил, — писал позднее Бирд. — Я изучал наследие Пинкни и Франклина, но ничего подобного мне не попадалось".

Усомнившись в подлинности текста, Бирд в письме Эдмондсону попросил показать оригинал, но последний сложил с себя ответственность, адресовав историка к родовитому нью‑йоркцу по имени Мэдисон Грант (1865-1937), известному консерватору, стороннику евгеники и ярому расисту, который как‑то сокрушался по поводу того, что представители "великой расы" были "изгнаны с улиц Нью‑Йорка полчищами польских евреев". Однако на вопрос о так называемом дневнике Пинкни Грант отвечал уклончиво. Означенного документа у него не было. Он написал Бирду, что несколькими годами ранее видел, предположительно, экземпляр дневника, но не готов поручиться за его подлинность.

Затем Бирд проконсультировался с Франклином Джеймсоном (1859-1937), сотрудником Библиотеки конгресса и большим знатоком биографий отцов‑основателей. Джеймсон заверил его, что Пинкни дневника не вел, и заявил, что документ "всего лишь фальшивка, причем грубая". Бирд и сам пришел к аналогичному выводу, лично проведя анализ других текстов Франклина.

"В письмах и бумагах Франклина я не обнаружил ни одного слова, которое бы выражало то отношение к евреям, какое приписывали ему нацисты — американские и немецкие, — писал он год спустя. — В том, что написано Франклином об иммиграции, нет никаких упоминаний о дискриминации евреев".

Скорее, наоборот, утверждал Бирд, Бенджамин Франклин был филосемитом. Когда филадельфийская община "Микве Исраэль" пыталась собрать деньги на строительство синагоги, Франклин не только подписал прошение: он лично пожертвовал на это дело 5 фунтов. Как ни странно, заметил Бирд, единственная этническая группа, которую Франклин когда‑либо предполагал исключить, это немцы. В 1755 году отец‑основатель писал о них, что "те, кто приезжают сюда, как правило, самые тупые представители своей нации", и утверждал, что, если бы им разрешалось въезжать беспрепятственно, "даже наше правительство оказалось бы в плачевной ситуации".

В конце концов Бирд пришел к выводу, что доказательство подделки следует искать в самом тексте. "Фразеология так называемого "пророчества" не свойственна XVIII веку, как и язык — языку Франклина, — писал он. — Там встречаются слова, более характерные для современной Германии, чем для Америки времен Франклина". Например, в той части высказывания, где говорится о возвращении евреев в Палестину, слово "родина" выглядит анахронизмом: во времена Франклина евреи еще не употребляли это слово в таком значении, да и сионизм тогда не представлял собой мало‑мальски реального или массового явления. Стиль послания не просто не соответствовал стилю Франклина; вообще не было похоже, что это написал человек, живший в колониальную эпоху.

В марте 1935 года Бирд опубликовал свои изыскания в сионистской газете Jewish Frontier, их вскоре перепечатали и другие издания. Однако ложь по‑прежнему циркулировала в прессе, и к октябрю того года Сидни Уоллах (1905-1979), сотрудник Американского еврейского комитета — одной из старейших американских организаций, защищающих интересы евреев, — обнародовал то, что наверняка было на уме у многих и о чем явно задумываются сегодня, в наш век фейковых новостей. В своей колонке — она выходила во многих изданиях — он задался вопросом, как действенно реагировать на повторяющуюся ложь в прессе, которая продолжает распространять ложные идеи.

"Что и слово и печать должны свободно выражать мнения и суждения — с этим согласится каждый разумный человек", — писал он. Но "разве в интересах общества <…> распространять эту свободу на злонамеренное искажение фактов, такую свободу, которая способствует искажению и в конечном итоге извращению свободы слова устного и печатного и приближает режим подавления и реакции?" Этот вопрос действительно становился актуальным для каждого поколения, вынужденного страдать от очередного витка кровавых наветов, — то евреев обвиняли в том, что они убивают христианских детей и используют их кровь в религиозных ритуалах, то им инкриминируют "Протоколы сионских мудрецов". На этот раз он возник в связи с "пророчеством Франклина".

Действительно, нацистские пропагандисты в 1935 году добавили выдумку про Франклина в свою библию, "Руководство по еврейскому вопросу" (Handbuch der Judenfrage), и держали под рукой, чтобы в случае необходимости использовать как оружие. В начале 1937 года харизматичный мэр Нью‑Йорка Фьорелло Ла Гуардиа (1882-1947) дал им зацепку. Он спровоцировал массовую нацистскую пропагандистскую кампанию, когда, выступая перед женской секцией политически либерального Американского еврейского конгресса, назвал Адольфа Гитлера "фанатиком в коричневой рубашке" и предположил, что лучшее место для статуи фюрера на Международной выставке 1939 года — в комнате ужасов. Последовал резкий протест со стороны посольства Германии в Вашингтоне, а Ла Гуардиа получил нагоняй от госсекретаря США Корделла Халла. Нимало не смутившись, мэр ответил: "Я рад, что Гитлер сразу узнал себя".

В ответ нацистский министр пропаганды Йозеф Геббельс (1897-1945) в своей газете "Атака" (Der Agriff) обозвал Ла Гуардиа "невежей" и "наглым евреем" (хотя Ла Гуардиа принадлежал к епископальной церкви, его мать происходила из семьи итальянских евреев) и грозился "проявить интерес к делам американцев, который их не обрадует".

В частности, во исполнение этих угроз Геббельс выдал на бис высказывание Франклина, которое официальное германское новостное агентство поспешило разместить во всех нацистских газетах. Вскоре сфальсифицированную речь тиражом примерно тысяч в пять распространили по Нью‑Йорку и окрестностям. На этот раз, однако, утверждалось, что подлинник дневника Пинкни можно найти в собрании филадельфийского Института Франклина, научного музея с солидным собранием документов из архива Франклина. В ответ сотрудник библиотеки института заверил, что ни у них, ни в Библиотеке конгресса, ни в Нью‑Йоркской публичной библиотеке такого документа нет.

Была и другая причина, почему листовка появилась осенью 1938 года. Сторонники губернатора Нью‑Йорка Герберта Лемана, который яростно боролся за переизбрание на второй срок с другим претендентом — республиканцем Томасом Дьюи, окружным прокурором Нью‑Йорка, придумали, на что еще можно употребить фальшивку. Хотя Леман был еврей, но накануне выборов в попытке увести голоса еврейских избирателей у Дьюи его приверженцы, по‑видимому, распространили отпечатанные на ротаторе экземпляры той речи среди тысяч евреев‑избирателей в Манхэттене и Бруклине, положив листки в конверты, оформленные в стиле агитационной кампании Дьюи. Руководитель штаба Дьюи поспешил объявить: "Вот до какой степени отчаяния дошли некоторые представители оппозиционной партии". Но этот отчаянный ход, должно быть, сыграл свою роль: Леман победил при перевесе всего в 1,4% голосов.

То, что речь Франклина оставалась на слуху, разумеется, служило злонамеренной цели — разделению американцев. Висконсинская "Уосо дейли геральд" видела в этом часть более масштабных планов нацистов, "посягающих на солидарность американского народа по расовой линии, явно с намерением подорвать и уничтожить терпимость и добрую волю, основы нашей демократии". Действовали они и впрямь по Mein Kampf Гитлера, где говорилось, что "вопиюще наглая ложь всегда оставляет по себе следы, даже если ее разоблачить, факт, который известен искусным лжецам в этом мире и всем, кто вместе сговаривается в искусстве лжи".

В декабре 1938 года Рудольф Гесс (1894-1987), гитлеровский заместитель фюрера по партии, цитировал так называемое высказывание Франклина во время поездки в Чехословакию, дважды ошибочно назвав отца‑основателя США президентом Франклином . Гесса к этому подтолкнул американский поэт и критик с антисемитскими взглядами Эзра Паунд, сотрудничавший с фашистами, обессмертивший эту ложь в "Канто LII" — написанной в 1940 году части модернистской поэмы: "Замечание Бена: лучше держитесь подальше от евреев, не то дети/внуки вас проклянут".

Каждый раз, когда эту речь Франклина упоминали как подлинную, ложь пытались разоблачить. Церковные лидеры‑христиане, такие как преподобный Уолтер Расселл Боуи, обличали ее в своих проповедях. Журналисты вроде Уолтера Уинчелла опровергали ее в своих колонках. После того как в октябре 1938 года вышла в свет биографическая книга Карла Ван Дорена о Франклине, удостоившаяся Пулитцеровской премии, ее автор, которого засыпали расспросами, делал все, что мог, чтобы эту ложь опровергнуть. Но, опровергая ее, люди каждый раз ее повторяли.

Но как иначе можно было ее опровергнуть? Еврейский американский писатель Майкл Голд (1894-1967) недвусмысленно указывал на опасность, которую она представляет. Указал он и на единственный способ ей противостоять: "Мы должны бороться с такой ложью фактами; бороться каждый день, подробнейшим образом… Подобные измышления кажутся слишком пустячными и очевидными, чтобы на них отвечать, но если оставить их без ответа, они могут накопиться и исподтишка отравят республику, обрекут ее на гибель".

Чтобы внести ясность, Американский еврейский комитет напечатал 16‑страничную брошюру. Примерно в то время, когда американские нацисты собирались на масштабный слет в "Мэдисон‑сквер‑гарден" , вышла в свет книжка "Бенджамин Франклин оправдан: Американские ученые разоблачают "пророчество" Франклина". Она представляла собой компиляцию старых и новых высказываний семи исследователей, засвидетельствовавших, что дневник и речь — фальшивка. За все время это было самое обстоятельное опровержение, оно получило широкий резонанс в газетах по всей стране.

Но, конечно, это отнюдь не положило конец мифу. Когда в начале 1942 года в метро, такси, гостиничных фойе, ресторанах, автобусах и на железнодорожных вокзалах Нью‑Йорка стали раскладывать листовки, мелькнуло несколько сообщений, что ФБР пытается установить их происхождение. Еврейские организации считали, что за этим стоит Конституционная образовательная лига — антикоммунистическая, антипрофсоюзная организация, которой руководил Джозеф П. Камп (1900-1993), в тот год дважды представавший перед большой коллегией присяжных по обвинению в заговоре, цель которого воспрепятствовать США принять участие во Второй мировой войне. Организацию Кампа в тот год считали также ответственной за распространение речи членов Ку‑клукс‑клана на металлургических заводах в Детройте.

В 1943 году так называемую речь Франклина упоминали во время слушаний на собрании комитета палаты представителей США по почтовой связи — обсуждалось предложение запретить американским почтовым отделениям принимать литературу, разжигающую расовую ненависть. По проекту закона, известного как "Билль Линча" — по имени продвигавшего его Уолтера Линча, конгрессмена‑демократа от штата Нью‑Йорк, пересылка по почте порочащих утверждений, которые могут вызвать "ненависть, презрение, насмешки или оскорбления" по отношению к представителям определенных рас или религий, считалась бы незаконной; нарушителям грозили бы штраф до 5 тыс. долларов или тюремное заключение.

Многие горячо поддержали этот законопроект, но еврейское сообщество разделилось на тех, кто полагал, что этот инструмент поможет подавить антисемитизм, и тех, кто видел в нем угрозу свободе слова. Почтовое ведомство изо всех сил сопротивлялось нововведению, предвидя, что это выльется в логистический кошмар, а бороться с нетерпимостью не очень‑то поможет, и проект в конце концов похоронили в ходе рассмотрения.

Когда в послевоенные годы стало известно об ужасах Холокоста, это не остановило американских сторонников превосходства белой расы: они не только не прекратили нападки на евреев; напротив, их выпады стали еще более резкими. В 1946 году организация, именующая себя "Международным комитетом по вопросам науки", разослала по почте по всей стране листовки с обращением Пелли, в них также сообщалось, будто 67 млн избирателей согласны с тем, что "все лица еврейского происхождения должны покинуть США не позднее 30 декабря 1948 года", далее следовал призыв к общенациональному референдуму по данному вопросу.

Критика со стороны общественности приводила к опровержению вранья лишь в редких случаях. Когда преподобный Джеймс Уильям Файфилд (1899-1977), возглавлявший Первую конгрегационалистскую церковь Лос‑Анджелеса, по наивности заявил, что речь Франклина — "исторический документ", местный член совета Антидиффамационной лиги потребовал опровержения и добился своего.

Но этот случай скорее исключение, не правило.

С тех пор Бенджамин Франклин станет любимцем антисемитски настроенных шейхов и имамов…

После образования Государства Израиль в 1948 году "речь Франклина" быстро распространилась по Ближнему Востоку. Президент Египта Гамаль Абдель Насер, убежденный антисемит, привлек в свое правительство бывших нацистов. В 1957 году влиятельная государственная арабоязычная газета "Аль‑джумхурия" привела слова представителя этого режима, выступавшего за изгнание евреев из Америки и ссылавшегося для вящей убедительности на "франклинскую фальшивку" как на авторитетный источник.

Вскоре после Войны Судного дня 1973 года эту речь перепечатали латиноамериканские газеты и журналы в рамках антисемитских нападок, организованных арабскими дипломатами и агентами Лиги арабских государств. В 1981 году она вновь всплыла в Марокко, где во франкоязычных и арабоязычных газетах появились антисемитские статьи. Но — редкий случай — король Хасан II приказал изъять эти газеты, якобы для того, чтобы не приравнивать антисемитизм к антисионизму.

В ответ на демонстрацию палестинских студентов на Западном берегу реки Иордан в 1998 году консервативный американский журналист‑еврей Чарльз Краутхаммер (1950-2018) посвятил целую колонку пропагандистской машине Ясира Арафата. Он привел выдержки из статьи в официальной палестинской прессе, автор которой не ограничился осуждением израильской политики, но с позиций морального превосходства порицал характер евреев, приравнивая их к нацистам. И при всем при том дословно цитировал "франклинскую фальшивку".

Затем в октябре 2002 года Усама бен Ладен (1957-2011) выступил с "обращением к американскому народу", в котором приводил доводы в оправдание джихада "Аль‑Каиды" против США. Среди прочего он говорил о том, что евреи, якобы прибравшие к рукам американскую экономику и средства массовой информации, "теперь контролируют все аспекты вашей жизни, превращая вас в своих слуг и добиваясь собственных целей за ваш счет". Он добавил, что именно от такого положения вещей "предостерегал вас Бенджамин Франклин".

Откуда бен Ладен об этом узнал? Вероятно, из базирующейся в Лондоне саудовской арабской газеты "Аш‑Шарк аль‑Аусат", в которой ранее в том году вышла статья, озаглавленная "Пророчество философа" и цитирующая посвященные Франклину нацистские источники. "Что говорил этот выдающийся человек и к чему Америка не прислушалась, сбывается там во всех подробностях", — говорилось в газете. Дальше шли жалобы на то, что "еврейские банды захватили священную землю Палестины. Палестина — только начало. Эта саранча распространится по всему арабскому миру".

Выступая в Хартуме в 2004 году по случаю американского вторжения в Ирак, [суданский] шейх Абд Аль‑Джалиль Аль‑Карури предупреждал: "Если Америка хочет сохранить страну, которую создала, она должна последовать совету Франклина, предостерегавшего против евреев. Сейчас евреи втягивают их в боевые действия и в этот хаос". В 2014 году в интервью для телевидения один египетский актер утверждал, что Франклин в 1787 году предупреждал американский народ о "террористических группах евреев". В 2018 году некий кувейтский религиозный деятель объяснял, что высказывание Франклина вызвано тем, что он "увидел, как американское общество захлестывают нравы проституции и ростовщичества".

И уже не так давно стали появляться тревожные сигналы: даже при том, что ультраправые по‑прежнему регулярно используют фальшивку, ультралевые, похоже, относятся к ней терпимо. Наглядный пример: в 2012 году бывший лидер британских лейбористов Джереми Корбин пригласил шейха Раеда Салаха (р. 1958), палестинца, которого Израиль обвинял в поддержке терроризма, выступить в парламенте и похвалил его, сказав, что это голос, который "должен быть услышан". Салах повторил злобную клевету о ритуальных убийствах, пресловутый кровавый навет, и мнение о евреях Бенджамина Франклина, и на все это Корбин ни единым словом не возразил.

С появлением интернета проблема стала намного серьезнее и сложнее. При всех посулах — и возможностях — нести добро, всемирная сеть, вероятно, стала единственным технологическим достижением в истории, которое больше всего помогает распространять язык ненависти. Интернет позволяет буквально каждому человеку изливать свои претензии и нагло лгать перед огромнейшей аудиторией, о которой Пелли в 1934 году и не мечтал, причем позволяет делать это за считанные секунды и бесплатно. Свидетельство тому — тысячи ссылок на "пророчество Франклина" в интернете и социальных сетях, которые выдает гугл‑поиск.

И все же в 1960 году Филип Перлмуттер (1925-2012), тогда директор Сент‑Луисского отделения Американского еврейского конгресса , категорично заявил — эти слова находят отклик и сегодня, — что попытка подавить свободу слова, даже ради благой цели, — палка о двух концах. "Мы ужасаемся фанатичным обвинениям в разжигающей ненависть литературе, но это не означает, что мы должны как‑то урезать конституционные гарантии, чтобы похватать антисемитов и подавить антисемитизм, — писал он. — Тот же самый "Билль о правах", который гарантирует свободу вероисповедания и равенство перед законом, гарантирует свободу выражения мнения и надлежащую правовую процедуру".

Выражая мнение Американского еврейского конгресса, Перлмуттер был против того, чтобы диффамацию расовых или религиозных групп криминализировали: "В таких условиях любой антисемит получил бы возможность использовать судебный процесс для доказательства, причем в течение долгого времени, справедливости своих обвинений, какими бы дикими или надуманными они ни были. Подобный процесс добавил бы обвиняемому с его громкими протестами больше известности, чем он имел бы, если бы его оставили в покое".

Отбрасывая идею о том, что правительство должно регулировать распространение разжигающей ненависть литературы, Перлмуттер выражал твердую уверенность, что "американский народ способен отличить правду от лжи".

Тут с ним согласился бы и сам Франклин. Как он писал в "Альманахе бедного Ричарда" в 1758 году, "ложь стоит на одной ноге, а правда на двух".

Источник - Tablet

Перевод - Нина Усова

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке