Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель-Авив
+31+25
Иерусалим
+30+19

Мнения

А
А

Шок и первые шаги перед началом предвыборной кампании

Что стало последней каплей, переполнившей чашу готовности Беннета тянуть дальше разваливающуюся на глазах телегу коалиции? Есть разные версии.

25.06.2022
Источник:NEWSru.co.il
Фото: пресс-служба Кнессета / Ноам Москович

20 июня премьер-министр Нафтали Беннет встречался с группой журналистов, освещающих внешнеполитические вопросы. Такие брифинги проводятся время от времени и именно они дают пищу материалам, где информация подается от имени "высокопоставленных источников". Во встрече не было ничего особого за исключением ее протяженности. Беннет говорил об Иране и Турции, об отношениях с Америкой и о других темах. Был он спокоен, выглядел уверенно, и единственное, что удивило журналистов - это столь щедрое расходование времени - самого дефицитного ресурса любого главы правительства.

Ничего необычного этот день не сулил. Более того, в утренние часы стало ясно, что Нир Орбах не намерен голосовать 22 июня вместе с оппозицией за роспуск Кнессета, а Михаэль Битон дал понять, что готов возобновить сотрудничество с коалицией. На заседаниях фракций большинство лидеров партий говорили о кризисе в системе просвещения, о забастовках и ценах на жилье. Лишь Яир Лапид упомянул политический кризис и то только для того, чтобы еще раз подчеркнуть, что коалиция может и должна продолжать работать.

Именно поэтому, когда около пяти вечера главы коалиционных партий получили приглашение на срочную встречу с премьер-министром, они меньше всего ожидали услышать то, что они услышали. "Дальше так продолжаться не может. У нас нет никаких шансов утвердить закон о продолжении действия израильского законодательства в Иудее и Самарии. Без этого закона мы погружаемся в хаос. Поэтому я принял решение распустить Кнессет и объявить выборы", - сказал он. Придя в себя от шока, некоторые участники встречи, в частности Мерав Михаэли и Ницан Горовиц, пытались отговорить Беннета, убеждая, что коалиция может дожить до конца сессии, а там длинные каникулы, осенние праздники, а потом мало ли что может произойти. Однако, по словам очевидцев, Беннет выглядел и звучал как человек, решение которого окончательно и обжалованию не подлежит. "Я не готов хватать власть за фалды, если это грозит хаосом государству", - резюмировал он.

Что стало последней каплей, переполнившей чашу готовности Беннета тянуть дальше разваливающуюся на глазах телегу этой коалиции? Есть разные версии. По одной из них тот же Орбах сказал, что дает Беннету последнюю неделю, после чего голосует за роспуск Кнессета. По другой версии, Беннету стало известно, что еще одна депутат приняла решение переметнуться в стан оппозиции. Сам Беннет утверждает, что принял решение уже в выходные, после того, как получил от юристов объяснение о масштабах хаоса в случае, если не будет утвержден закон об Иудее и Самарии. Каким бы ни был повод, достоверно известно лишь одно: Нафтали Беннет принял это решение самостоятельно, один, самые близкие к нему в политической системе люди были проинформированы, но не более того. Он не советовался с ними, он ставил их в известность. Нафтали Беннет, который более всего хотел обладать политическими данными Биньямина Нетаниягу, более был похож на Эхуда Барака. Причем не в первый раз.

Министр внутренних дел Айелет Шакед находилась в Марокко. Беннет сообщил ей о принятом решении. Долгого обсуждения не было. Шакед возвращается в Израиль в ночь на 24 июня. Через несколько часов после прибытия она встречается с Беннетом. Можно предположить, что это самая напряженная и недоброжелательная встреча двух политиков, идущих рука об руку более десяти лет, и ни разу не подаривших жаждущим крови журналистам повода для материалов о конфликте между ними. На сей раз, все очевидно. Шакед не хотела этого правительства, ей в нем было некомфортно, она понимала, что остается без электората и политических перспектив, и ее "желудочные боли" по этому поводу давно стали притчей во языцех. Когда стало ясно, что крах коалиции неминуем, Шакед не скрывала своего стремления создать альтернативное правительство во главе с Нетаниягу. Она не уговаривала Идит Сильман и Нира Орбаха вернуться в коалицию, она лишь уговаривала их не голосовать - пока что - за роспуск Кнессета. Ее стратегический подход был схож с их подходом, разнилась лишь тактика. Было ли в решении Беннета желание в том числе отмстить Шакед за нелояльность? Неизвестно. Чувствует ли он себя чем-то ей обязанным? Однозначно, нет. Сегодня в кулуарах Кнессета открыто говорят о том, что если Беннет покинет политику (к этому мы вернемся позднее), то во главе "Ямины" его сменит Матан Каана, а не Айелет Шакед. Неизвестно сохранится ли партия после ухода Беннета, но борьба за наследство уже началась.

Если отношения с Айелет Шакед далеки от идеальных, то с Яиром Лапидом у Нафтали Беннета полная гармония. Премьер-министр, и это надо признать, поступил по-джентльменски, выполнив соглашение по ротации, не пытаясь перехитрить, выиграть или отхватить что-то. Он просто выполнил подписанное соглашение, и на фоне того, к чему мы привыкли в последние годы, это выглядит вполне достойно. Будут правы те, кто возразят, что этим шагом он вновь нарушил прямое обещание, данное перед выборами, не создавать ситуацию, при которой Лапид станет премьер-министром. Однако всем давно очевидно, что, выбирая между верностью избирателям и верностью коалиционным партнерам, Беннет однозначно предпочитает второе. Его право так поступать, а наши право и обязанность спросить себя, готовы ли мы ему поверить еще раз.

После того, как Беннет объявил о намерении распустить Кнессет, на политической сцене начался спектакль, во время которого участники меняются ролями по ходу действа. Оппозиция, которая так стремилась сформировать большинство для утверждения закона о роспуске Кнессета, более никуда не торопится. Оппозиция, оказывается, всеми силами пытается спасти страну от пятых выборов и поэтому стремится к созданию альтернативного правительства уже в действующем Кнессете. Со всей осторожностью рискну предположить, что речь идет в большой степени о манипуляции. Биньямин Нетаниягу не заинтересован в такой хрупкой и неуправляемой коалиции, которую он может создать в нынешнем Кнессете. Даже если предположить, что Бени Ганц решит совершить еще одну попытку политического самоубийства и примет предложение Нетаниягу, коалиция, которую они создадут, будет опираться на 61-62 мандата. Она не будет стабильной, она не будет лояльной, и все это нужно Нетаниягу только для того, чтобы, разыграв какую-нибудь комбинацию, получить в свои руки руль управления правительством на переходный период перед следующими выборами. Бени Ганц, а тем более Гидеон Саар не желают быть участниками или жертвами этой комбинации и отвечают "нет" на все предложения со стороны "Ликуда". Пока, во всяком случае.

Оппозиция продолжает затягивать время. Закон о роспуске Кнессета лежал в организационной комиссии, где его должны были только начать изучать 27 июня. Еще день, еще два, а там глядишь у Нетаниягу получится создать коалицию. Нир Орбах, возглавляющий организационную комиссию, тоже никуда не торопится. Он не знает, в какой партии будет баллотироваться на следующих выборах и совсем не против выиграть время.

В коалиции, со своей стороны, забили тревогу . Шансы на успех попыток Нетаниягу сформировать коалицию призрачны, но никто не хочет рисковать, когда речь идет о противостоянии Биби. Политическое кладбище полно людьми, которые были убеждены, что Нетаниягу "не сможет то, и у него не получится это". Яир Лапид уже слышит звуки церемонии вступления в должность премьер-министра (церемония эта состоится, судя по всему, 28 июня) и совершенно не намерен давать маловероятным случайностям возможность лишить его в самый последний момент шанса побывать в премьер-министрах. Чтобы ускорить процесс, коалиция пошла на почти беспрецедентный шаг: объявила о передаче рассмотрения законопроекта о роспуске Кнессета из организационной комиссии в комиссию по законодательству, которую возглавляет Гилад Карив ("Авода"). Юридический советник Кнессета Сагит Афик уже заявила, что сомневается в законности действий коалиции. Гилад Карив невозмутимо назначил заседание на воскресенье. Сейчас, когда любая общественная площадка превращается в арену предвыборной борьбы, можно только представить, как будет проходить это совещание.

Коалиция нашла также дополнительный, и надо признать, весьма оригинальный способ, мотивировать оппозицию к скорейшему утверждению закона о роспуске Кнессета. Коалиционные партии начали весьма интенсивно продвигать законопроект, запрещающий обвиняемому баллотироваться на должность премьер-министра. "Дорогая оппозиция, пока вы тянете время, мы проведем этот законопроект, и Нетаниягу вообще не будет участвовать в выборах", - дают понять в коалиции. Если коалиция всерьез намерена утвердить этот законопроект сейчас, то иным словом как наглость, ситуацию не описать. Об этом законопроекте говорилось едва ли не с первого дня работы уходящей в небытие коалиции. Законопроект не продвигался из-за возражений партии "Ямина" (сейчас Беннет заявляет, что фракция получит свободу голосования, но сам он проголосует против), а теперь, когда мы находимся на пороге выборов, попытка скоростного утверждения поправки к Основному закону, выглядит собственно тем чем является: попыткой оказать давление на "Ликуд". Шансы на утверждение закона призрачны.

Если говорить о законопроекте, имеющем хоть какой-то шанс, следует обратить внимание на закон о понижении электорального барьера до 2%. Законопроект этот инициирован партией МЕРЕЦ, которая с тревогой наблюдает за приближением к электоральному барьеру. В МЕРЕЦ мало рассчитывают, что "Авода" согласится баллотироваться в Кнессет вместе с "младшим левым братом". Поэтому спасаться нужно самим, и в МЕРЕЦ пытаются сделать это, понизив электоральный барьер. Активнее всех против выступает глава "Еш Атид" Яир Лапид, что трудно объяснить, так как провал любой левой партии на выборах, автоматически означает, что у Нетаниягу есть 61 мандат. Несмотря на это, Лапид продолжает чинить препятствия на пути к утверждению этого законопроекта.

Что нас ждет дальше? Рано или поздно законопроект о роспуске Кнессета будет утвержден, и начнется непосредственно предвыборная кампания. В центре ее будет по-прежнему находиться человек, имя которого Биньямин Нетаниягу. Идет год за годом, выборы за выборами, а политическая система продолжает вращаться вокруг этого человека. Он предпринимает еще одну попытку взять штурмом вершину: набрать 61 мандат во главе "блока Нетаниягу", то есть - "Ликуд", "Ционут Датит" и ультраортодоксы. Если у этого блока будет 61 мандат, Нетаниягу сможет "прикупить" за не очень высокую цену то, что останется от "Ямины" и "Кахоль Лаван". Захочет ли Нетаниягу брать в коалицию "сторонников террора" из РААМ? Даже если он захочет, вряд ли ему позволят Смотрич и Бен-Гвир. Растущая популярность этого тандема, в первую очередь Бен-Гвира, объясняется именно их твердостью и отказом от сотрудничества с арабскими партиями, на фоне неудачного, как считают некоторые, эксперимента с участием в коалиции Мансура Аббаса.

Имена Бен-Гвира, Аббаса, Тиби будут чаще других встречаться в ходе предвыборной кампании. Лапид попытается представить Нетаниягу как полностью зависимого от Бен-Гвира, а себя, как человека, спасающего государство от экстремизма. Нетаниягу попытается представить Лапида, как готового формировать коалицию с БАЛАД. Запугивание всегда было одним из наиболее эффективных методов предвыборной борьбы.

Будущее Нафтали Беннета неясно, причем видимо неясно ему самому. Но есть все больше признаков того, что Беннет покинет политику, о крайней мере, на некоторое время. Он говорит об этом с приближенными, с ним говорит об этом его семья, а самое главное, об этом "говорят" с ним избиратели. Первые опросы показывают, что высока вероятность не прохождения Беннетом электорального барьера. Когда партии под его руководством начинали предвыборные кампании с 20 мандатами в опросах, они заканчивали с 8 на избирательном участке. Сегодня опросы дают Беннету пять мандатов.

Угрожающую картину опросы рисуют не только "Ямине". МЕРЕЦ, РААМ, "Тиква Хадаша" находятся в опасной зоне, и даже НДИ, по некоторым опросам, набирает всего пять мандатов. Это означает, что будут изменения на политической карте еще до начала сентября, то есть до того дня, когда завершится подача предвыборных списков. Будут объединения, союзы. И формироваться они будут не только по принципу схожести взглядов, но и по принципу совместного отрицания того или иного кандидата. Саар не вступит в союз с тем, кто жаждет быть в коалиции Нетаниягу, Авигдор Либерман не заключит союз с тем, кто готов войти в коалицию с ультраортодоксами.

Будут и новые игроки. Сегодня все ждут, что бывший начальник генерального штаба ЦАХАЛа Гади Айзенкот примет участие в выборах, скорее всего, в рамках "Еш Атид". Все без исключения партии ищут новые электорально привлекательные фигуры.

"Коалиция перемен" просуществовала ровно год и одну неделю. Много говорилось о противоречиях между партиями, которые запрограммировали крах в момент создания этой коалиции. Но было и другое. Беннет во главе "Ямины", Горовиц во главе МЕРЕЦ, Аббас во главе РААМ не смогли обеспечить в своих партиях ту коалиционную дисциплину, которая существовала в НДИ, "Еш Атид" и "Тиква Хадаша". Лидеры партий готовы были сотрудничать, но малоизвестные депутаты с задних скамеек фракций едва ли не с первого дня коалиции толкали ее к пропасти. Беннет, в свою очередь, не имея политического опыта и политических навыков, к тому же не имеющий мощной опоры в лице собственной фракции, не был в состоянии эффективно призвать коллег к порядку.

Сочетание противоречий в мировоззрении и недисциплинированности депутатов погубило эту коалицию быстрее, чем это происходило с какой-либо коалицией, существовавшей до сих пор.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке