Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авивחם מהרגיל
+29+19

Мнения

А
А

"Когда гендиректор сообщает о подорожаниях в СМИ - это картельный сговор"

Алекс Кушнир, председатель Финансовой комиссии и одно из ключевых лиц, стоящих за принятием бюджета. Интервью.

Лиат Рон
14.11.2021
Источник:mnenia.zahav.ru
Фото: Walla! / Реувен Кастро

Он узнал о своем еврействе, лишь когда услышал антисемитские оскорбления. Он откровенно рассказывает о своем детстве на Украине, о трудностях абсорбции в Израиле, о службе в ШАБАКЕ и даже о том, чему научился у своего предшественника на посту председателя Финансовой комиссии - депутата Гафни.

Имя: Алекс Кушнир, 43 года, депутат Кнессета, председатель Финансовой комиссии.

Кто я: пытаюсь быть уравновешенным и считаю до десяти, прежде чем принять решение.

Корни: семья моего отца переехала из Польши в Дрогобыч, небольшой украинский городок. У дедушки была фабрика по производству приборов связи, высокотехнологичное для того времени предприятие, а бабушка управляла магазином.

Дедушка со стороны мамы был офицером инженерно-саперных войск, воевал с немцами. Бабушка пережила блокаду Ленинграда, а ее мать умерла от голода, и бабушке пришлось растить младших братьев.

Они встретились после войны и жили на границе между Россией и Китаем, пока дедушка не демобилизовался из армии. Тогда они переехали в Кривой Рог, серый промышленный город на Украине с металлургическим и химическим заводами, где дед получил квартиру от армии. Мама окончила танцевальное училище и была принята в труппу в Дрогобыче. Там же она познакомилась с папой, который работал инженером-нефтяником.

Мое детство: я родился в Дрогобыче, рос единственным ребенком в семье. Когда мне было два года, мы переехали в Кривой Рог, чтобы жить рядом с бабушкой и дедушкой. Когда мне исполнилось восемь, родители развелись. Они позвали меня в комнату и вместе рассказали обо всем, для меня это стало громом среди ясного неба, потому что в нашем доме не было ссор. Отец переехал в Одессу, а в 1989 году эмигрировал с женой в США. С тех пор он живет в Сан-Франциско. Мы поддерживаем связь.

Мама работала учителем танцев и нам с трудом хватало на жизнь. В 12 лет я начал подрабатывать по выходным на рынке возле дома грузчиком, благодаря этому мы выжили. В 1992 году дедушка, тот что офицер, решил репатриироваться в Израиль. Значительно позже я обнаружил, что он тайком собирал газетные вырезки о победе Израиля в Шестидневной войне и войне Судного дня.

Сионизм: только в первом классе я узнал, что я еврей. Когда учительница зачитывала список детей с именами, фамилиями и национальностями, как это было принято там, я услышал о себе: "еврей". Я был шокирован и спросил маму, кто такие вообще евреи. Она и дедушка рассказали мне о религии и об Израиле. У меня было много друзей-неевреев, и когда начались антисемитские нападки, и меня обзывали "вонючим евреем" и "жидом", я использовал физическую силу, чтобы это остановить.

Репатриация в Израиль: это произошло очень быстро. В мае я окончил восьмой класс с физико-математическим уклоном на Украине, а в сентябре 1992 года мы уже были по пути в Израиль. В то время шла война в Югославии. Когда мы приехали в аэропорт Киева, воздушное пространство закрыли, и мы сутки сидели там взаперти, без возможности выйти. В Израиль мы прибыли к началу шабата.

Я помню теплый ветер в лицо после приземления в Израиле и отель в Нетании, где мы ночевали, пока не приехали в Ашкелон. Мама работала уборщицей, а через полтора года начала преподавать гимнастику и танцы. Я работал на консервном заводе, на арбузном поле, а лучшей моей работой стал сбор мусора. Я вставал рано, отрабатывал двухчасовую смену и шел в школу.

Обнуление: я учился в девятом классе, без языка и без корней. Там я был евреем, а здесь - русским. На Украине я хорошо учился, а здесь не понимал ничего, кроме ругательств. Я был очень спортивным, занимался борьбой, тайским боксом, играл в футбол, а через месяц после приезда сюда начал работать грузчиком. К концу первого учебного года в Израиле мне сообщили в школе, что я не продолжу учиться там. Мы с мамой умоляли дать мне еще один шанс, и они согласились оставить меня в девятом классе.

Это меня "обнулило". У меня была замечательная учительница по имени Яффа Царфати, которая проявила участие и дала мне толчок. Я получил аттестат на 10 единиц по компьютерным наукам, математике, физике и английскому языку с хорошими оценками. Я хотел быть физиком. Всю жизнь меня тянуло к физике, и по сей день, когда у меня заканчиваются силы заниматься бюджетами, я открываю книгу или приложение и погружаюсь в этот мир. И каждый раз меня восхищает то, как людям удается раскрывать механизмы, лежащие в основе вещей.

ШАБАК: я хотел служить в боевых войсках. Поскольку я был единственным ребенком, то заставил свою мать подписать разрешение и отправился в Ливан. Я призвался во время второй интифады, был командиром роты, я занимался важным делом, но настоящую связь со страной я ощутил после убийства Рабина. Это потрясшее всех событие заставило меня попытаться понять, где я на самом деле живу.

Меня приняли на специальность "физика" в Технион и Еврейский университет, но необходимость работать заставила пойти на компромисс и выбрать экономику. Я начал работать в ШАБАКе сначала как студент, а потом на постоянной должности в секретном подразделении и параллельно получил вторую степень по бизнес-менеджменту со специализацией в финансировании в Академическом колледже Кирьят-Оно.

Алена: моя жена работает в отделе международных отношений в Университете им. Бен-Гуриона. После того как у меня закончились одни длительные отношения, я сказал себе: а почему бы не попробовать познакомиться в интернете? Увидел фотографию Алены, мы начали переписываться, встретились, через три месяца поняли, что это серьезно, и спустя полтора года поженились. Мы живем в Ашкелоне, у нас есть дочь.

Карьера: после восьми лет службы я уволился, а еще через полтора месяца мы узнали, что ждем ребенка. Я начал работать в оборонной экспортной компании, а затем мне предложили стать заместителем гендиректора по эксплуатации в сети АЗС "Гольф" в Грузии. Мы переехали туда с шестимесячной дочкой и прожили там пять лет. Когда компанию продали, я стал представителем "Джойнта" в Беларуси, а в декабре 2014 года мы вернулись в Израиль, и я присоединился к партии "Наш дом Израиль".

"Дуди Амсалем пришел лишь для того, чтобы мешать"

Политика: после 12 лет в системе безопасности, где вы занимаетесь чем-то важным для страны, и после деятельности на благо еврейского народа в "Джойнте" я ощущал необходимость работать для людей. Я был на 17-м месте в списке партии "Наш дом Израиль" на выборах в Кнессет 20-го созыва и не прошел. Я работал во небанковской кредитной компании, а когда "Наш дом Израиль" вернулся в коалицию, я прошел отбор и был принят на должность генерального директора Министерства абсорбции под руководством Софы Ландвер, затем меня попросили параллельно возглавить "Натив".

Я проработал на обеих должностях год, а когда Либерман ушел из министерства обороны и партия покинула коалицию, я остался генеральным директором без министра. Нетаниягу был моим непосредственным начальником, но даже не знал о моем существовании. Занявший пост министра Ярив Левин уволил меня через три дня без передачи дел, в один момент, хотя нам предстояло провести бюджет. В любом случае, через шесть дней он ушел, и на его место был назначен Галант. Я снова вошел в предвыборный список партии, уже два года, как я в Кнессете, где возглавлял подкомиссию по делам солдат-одиночек.

Финансовая комиссия: я ни о чем не просил Либермана, мне просто было важно сформировать правительство. Эта должность подразумевает ответственность за государственные деньги и кредитно-денежную политику, поэтому я здесь целиком и полностью. Во время принятия бюджета мы вели серьезные и актуальные обсуждения, я старался избегать "желтых" заголовков и сделать эту комиссию профессиональной.

Среди членов оппозиции были те, что пришли работать, быть частью команды, они внесли свой вклад в процесс, даже если голосовали против, а были и такие, как Дуди Амсалем - явившиеся, чтобы устраивать провокации и снимать видеоролики, а через три минуты их выводили вон.

Чему я научился у депутата Моше Гафни

Фото: Walla! / Реувен Кастро

Гафни: мой предшественник на этом посту. Его деятельность в комиссии зависела от его настроения. Будучи в деловом настроении, он показывал себя знающим человеком, к его словам стоило прислушиваться. Он парламентарий с многолетним стажем.

Ущерб ультраортодоксам: когда заканчиваются обсуждения по существу дела, начинаются обсуждения персон, всплывают проявления расизма и предрассудки, и я пытаюсь положить этому конец. Я нахожусь в контакте с теми представителями ультраортодоксального общества, которые хотят быть частью общего дела и пытаются чего-то добиться.

Мы перевели 1,17 миллиарда аврехам (семейным учащимся ешив), среди которых есть и "вязаные кипы". Это произошло благодаря пониманию того, что есть люди, которые служат в армии и занимают высокие офицерские посты, которые идут учиться в ешиву, а по окончании службы интегрируются на рынке труда и заслуживают поддержки.

Повышение зарплаты солдатам: мы обещали, что это произойдет в 2023 году. Я не принимаю кампанию против нас, когда заявляют, что нас не волнуют солдаты-срочники, ведь в последний раз их зарплата повышалась, когда Либерман был министром обороны.

Надбавка начальника генштаба: мы не добавляли денег, а превратили негласный обычай в дело, открытое для всех, поэтому закулисных игр больше не будет.

Коалиционные деньги: получилось неидеально, и лучше бы они вошли в основной бюджет. Изменение заключается в том, что все происходит прозрачно, каждый шекель соответствует нормам, установленным в государственном учреждении, и депутаты Кнессета не имеют возможности влиять на использование денег. На стерилизацию кошек выделено всего шесть миллионов шекелей в год, и, в конечном итоге, это защищает окружающую среду.

Я только напомню, что Нетаниягу в прошлом давал на стерилизацию кошек пять миллионов, и это никого не беспокоило. Эти средства можно рассматривать как коалиционные требования, такие как требования партии "Наш дом Израиль" по защите севера и юга или по увеличению пенсий пожилым людям.

"Если вы посмотрите на финансовые отчеты повышающих цены компаний - с прибылями и бонусами, то будете возмущены"

Перевод средств ХАМАСу: фейк самого низкого пошиба. Деньги поступают не в партии или ассоциации, а в государственные учреждения и контролируются государственным аудитором и другими ответственными лицами.

Рост цен: говорить, что он начался из-за налога на сладкие напитки и одноразовую посуду, - это демагогия. Повышение связано с закрытым рынком, с барьерами для импорта и противодействием конкуренции, с чрезмерным регулированием и бюрократией. Действительно, чрезмерные затраты невыносимы для предприятий. Конкуренция в стране очень ограничена и правительство ничего не предпринимало для ее развития. Легко приходить к нам с жалобами через четыре месяца, но в бюджете есть расширение конкуренции, сокращение регулирования и реформы, направленные на снижение дороговизны жизни.

Мы занимаем девятое место в мире по стоимости жизни. Это может звучать абсурдно, но в Финляндии виноград стоит дешевле, чем в Израиле, а причина - в централизованности и в заблокированном для конкуренции рынке. Мы позволим экономике расцвести и, после того как реформы вступят в силу, будем смотреть, что происходит, месяц за месяцем. У правительства и Кнессета есть свои инструменты, чтобы оказать давление на бизнесы, которые поднимают цены.

Расследование Антимонопольного комитета: поскольку у меня нет подробной информации об этом расследовании, я не могу его комментировать, но не нужно быть следователем, чтобы понять, что, когда генеральные директора объявляют о повышении цен в СМИ, это картельный сговор. В 2014 году антимонопольное ведомство, которым руководил Давид Гила, обнародовало мнение, что публичное заявление - это картельный сговор, но по какой-то причине оно было забыто. Если вы посмотрите на финансовые отчеты повышающих цены компаний - с прибылями и бонусами, то будете возмущены.

Гуляю с псом Марсом

Досуг: в то немногое свободное время, что у меня есть, я гуляю с нашей собакой Марсом, с женой. Посвящаю время дочке, которая поет и играет, занимаюсь с ней. Иногда мне даже удается немного почитать книги.

Прогноз на будущее: политика нестабильна по самой своей природе. Я нахожусь здесь до тех пор, пока приношу пользу и есть избиратели, которые меня поддерживают. Где бы я ни был, я выкладываюсь на все сто. Сейчас я делаю это в Финансовой комиссии и никуда больше не смотрю.

Источник - Walla!

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке