Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+27+22

Мнения

А
А

Анонимные источники

Ни один из предшественников Дональда Трампа в Белом доме не был объектом такого числа критических публикаций, основанных на анонимных источниках.

Юрий Жигалкин
23.09.2020
Источник:Радио Свобода
Фото: Getty Images / Alex Wong

Ровно за два месяца до президентских выборов, когда рейтинги президента Трампа после летнего падения начали подниматься, на страницах ведущих американских изданий замелькала новость, почерпнутая из журнала Atlantic. Автор статьи в Atlantic утверждает, что президент Трамп называл погибших американских солдат неудачниками. Он приводит эпизод, когда президент в присутствии генерала Джона Келли, главы аппарата Белого дома, чей сын погиб в Афганистане, якобы недоумевал, что заставляет людей наниматься на смертельно опасную военную службу. Будучи во Франции, Дональд Трамп отказался посетить американское военное кладбище, якобы опасаясь, что его прическа не устоит под натиском жестокого ливня, разразившегося в тот день.

Строго говоря, публикация в журнале Atlantic не имела отношения к жанру новости. Это был комментарий, автор которого со ссылкой на анонимные источники утверждал, что президент Трамп пренебрежительно относится к военнослужащим. Утверждения анонимных обвинителей моментально были подхвачены не только кабельными новостными каналами, но и "качественными" New York Times и Washington Post. Келли отказался подтвердить слухи, Белый дом заявил о том, что президент никогда этого не говорил, но близкие Демократической партии СМИ в течение нескольких дней на первых полосах увлеченно обсуждали, какого количества голосов военнослужащих будет стоить Дональду Трампу его цинизм. Никто, правда, не вспомнил, что два года назад история с отказом Трампа посетить кладбище под Парижем уже всплывала, тогда секретная служба разъяснила, что президентский вертолет не мог вылететь из-за погоды. Сторонники Дональда Трампа тут же назвали публикацию в Atlantic работой политического убийцы, пользующегося ржавой амуницией.

С этим эмоциональным обсуждением совпало появление в газете New York Times неожиданного комментария человека, сыгравшего видную роль в американской журналистике эпохи Трампа. Это Бен Смит, ныне - обозреватель New York Times, а в недалеком прошлом главный редактор интернет-издания BuzzFeed, решивший опубликовать так называемое "досье Стила" - непроверенный и, как позже выяснилось, во многом сфабрикованный документ, указывавший на связи Трампа и людей из его окружения с Россией. Тогда перед соблазном перепечатать фрагменты того, что выглядело смачным компроматом на Трампа, не устояли несколько крупных изданий. Данные из "досье" были среди оснований для начала так называемого "российского расследования" ФБР, затянувшегося на два с лишним года и закончившегося, по сути, ничем. Отношение к этому "досье" еще глубже раскололо американский политический класс.

Сегодня Бен Смит предупреждает коллег по перу и телекамере, что они стали жертвой своих "худших инстинктов: самомнения, самовыпячивания, желания дать публике то, что она хочет услышать", в надежде сорвать щекочущие самолюбие похвалу и признание. Президент превращает выборы в кампанию не только против Джо Байдена, но и против NBC, New York Times, CNN, Atlantic, ассоциируя леволиберальные средства информации с беспорядками, пишет Смит. А репортеры с готовностью попались в ловушку Трампа. Вместо того, чтобы заниматься журналистикой, задавать вопросы президенту по существу, они превращают пресс-конференции в спектакли, где звездная роль принадлежит президенту, играющему на свою аудиторию. Репортеры пытаются уличить президента во лжи, атакуют его личные качества. Они зарабатывают себе имя, но оказывают медвежью услугу журналистике. Смит призывает коллег посвятить себя в оставшиеся два месяца до выборов традиционному журналистскому ремеслу: освещению не слов, а действий президента Трампа, освещению того, что Смит называет атаками Дональда Трампа на демократические институты - например, использования прокуратуры для расследования действий политических оппонентов президента.

Судя по эпизоду с очередными анонимными разоблачениями Трампа, коллеги не вняли этому призыву. Не исключено, впрочем, что Бен Смит ошибся с диагностикой истоков проблемы. Он увидел ее корень в том, что журналисты дают выход своим "худшим инстинктам", упустив из виду их неодолимую личную неприязнь к фигуре президента, нелюбовь, подавившую базовые профессиональные навыки, - например, такой, как отказ от публикации непроверенных сведений. Смит объяснил свое решение обнародовать сомнительное "досье Стила" с сенсационными обвинениями в адрес Дональда Трампа так: "Я считал своим долгом поделиться с общественностью документом, представляющим публичный интерес и циркулирующим в кругах могущественных посвященных лиц". Такому критерию отбора публикаций не учат на факультетах журналистики, и можно предположить, что его используют в таблоидах с их легким отношением к фактам. BuzzFeed в ту пору, собственно, и был интернет-таблоидом, но за ним, боясь опоздать на рынок "сенсаций", выдержки из "досье" стали публиковать и ведущие "респектабельные" газеты, включая New York Times. А она не столь давно отличалась энциклопедической достоверностью своих публикаций, где данным, почерпнутым даже из анонимных источников, можно было безоговорочно доверять.

Президентство Трампа оказалось серьезным испытанием для американской журналистики. Большинство ведущих средств информации, как сетуют сторонники Трампа, превратились в средства антитрамповской пропаганды. Традиционное для американской прессы оппонирование власти вылилось в непрерывную кампанию против Трампа, подогреваемую его крайне нетрадиционной для президентов манерой поведения и общения. Ветераны журналистики соглашаются, что ни один из предшественников Дональда Трампа в Белом доме не был объектом такого числа критических публикаций, основанных на анонимных источниках. Если символом золотой эпохи американской журналистики стало журналистское Уотергейтское расследование, вынудившее уйти в отставку президента Никсона, или публикация так называемых "бумаг Пентагона", приблизившая конец Вьетнамской войны, то символом журналистики эпохи Трампа стало "досье Стила".

В начале своего президентства Дональд Трамп заклеймил прессу как "врага народа", вызвав у многих вспышку объяснимого гнева. В действительности, пресса выглядит сейчас своим собственным врагом. По опросам, 86% американцев считает, что освещение новостей отличается политической предвзятостью. 54% не доверяет прессе. 52% говорят, что она действует не в интересах общества. Тем не менее, подавляющая часть медийного истеблишмента откровенно ставит на поражение Трампа на президентских выборах. Может ли пресса оказаться главным проигравшим на этих выборах?

Подавляющая поддержка прессой кандидатуры Байдена не приносит кандидату демократов новых сторонников. Ясно, что открыто ангажированному печатному и произнесенному слову внимают только те, кто уже обращен в эту веру. В последнее десятилетие газеты и электронная пресса проигрывали конкуренцию интернету. Борьба с Трампом, в которой журналисты, как пишет Бен Смит, дали выход своим худшим инстинктам, лишает некогда респектабельные газеты престижа профессионализма. Действительно, стоить ли платить деньги за возможность читать Washington Post или New York Times, если у вас есть бесплатный BuzzFeed?

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.