"День земли" и трагедия палестинских арабов
Фото: Getty Images
"День земли" и трагедия палестинских арабов

В "День земли" арабское общество привычно чествует свою обиду, якобы нанесенную ему государством Израиль. Горькая правда, однако, заключается в том, что, по сути, это всего лишь демонстрация той ненависти и зависти к процветанию сионизма, которая еще яснее подчеркивает сокрушительный провал собственных усилий палестинских арабов. 

В минувшую среду, 30 марта "День земли" состоялся в сороковой раз. Каждый год арабские граждане Израиля отмечают его в память о шести своих братьях, погибших в ходе беспорядков, которые произошли во время отчуждения земель в Галилее, в 1976 году. И точно так же, как в прошлые годы, общественные мероприятия этого дня, опять вышли далеко за пределы вопроса о конфискации земли, включив в себя длинный список обвинений против Израиля. 

При более вдумчивом взгляде, однако, становится ясно, что день этот, главным образом, символизирует основную палестинскую трагедию. И состоит она в том, что вопреки многочисленным приложенным усилиям, общей цели у всех тех, кто называет себя "палестинцами" по-прежнему так и не существует. 

Фактически, речь идет о четырех совершенно разных группах людей. 

Разделенные и рассеянные 

К первой группе относятся те, кто обычно именует себя "палестинцами" - арабы, проживающие в Иудее, Самарии и Газе. Они так и не сумели определиться в своей коллективной цели, а потому и не имеют возможности ее реализовать. 

Следует ли изгнать Израиль только из областей, освобожденных им от иорданской и египетской оккупации в 1967 году или вообще уничтожить Еврейское государство, "оккупацию 1948 года", чтобы создать палестинское государство на всей территории между Средиземным морем и рекой Иордан? 

А что делать, с тем, что общество расколото между двумя основными политическими силами: ООП и ХАМАС, каждая из которых владеет своей отдельной территорией? 

Без ответов на эти вопросы, нет среди жителей этих районов и коллективного осознования себя "единым народом". И это в свою очередь парализует возможность прогресса в направлении мира на переговорах с Израилем. 

Во вторую группу входят арабские жители городов и деревень на севере Иордании, также называющие себя "палестинцами", лишь только потому, что не желают считаться "иорданцами". 

Они цепляются за название "Палестина", которое было дано в 1921 году Великобританией той области, где на базе коалиции бедуинских племен с шейхом Абдаллой, сыном шерифа Хуссейна Мекки, был создан Трансиорданский эмират, а затем Хашимитское Королевство Иордания. Жители сел и городов не хотят идентифицировать себя с бедуинами, которые по их мнению уступают им в культурном отношении, а поэтому до сегодняшнего дня отказываются, считаться "иорданцами", продолжая называть себя "палестинцами". 

Они являются гражданами Иордании и вовсе не спешат присоединяться к другой стране, в том числе, и к "Палестине", если бы такое государство даже и возникло. 

Третьей группой являются арабские граждане Израиля, которые, с тем, чтобы избежать упоминания Еврейского государства, часто называют себя "внутренними арабами" (т.е. живущими внутри Израиля) или "арабами 48-го года". 

Как граждане либеральной и демократической страны, они обладают теми же правами, что и евреи. Однако, при этом, из-за религиозного разделения на мусульман, христиан, друзов, алавитов и ахмадиитов, развить ощущение единого и сплоченного народа им так и не удалось. 

Более того, они также разобщены на клановой основе (по "хамулам"), поскольку устройство арабских общин Израиля по-прежнему отражает племенную (клановую) культуру, глубоко укоренившуюся на Ближнем Востоке. 

Несмотря на то, что некоторые и называют себя "палестинцами", они совершенно не готовы отказаться от израильского гражданства, и среди них нет искреннего желания присоединиться к палестинскому государству. 

За последние пять лет, день за днем наблюдая трагедию, обрушившуюся на арабский мир, и названную поначалу "арабской весной", они все глубже осознают то, что Израиль является для них наиболее надежным и предпочтительным вариантом. Не из любви к еврейскому государству, которой нет и в помине, но из-за того, что в отличие от всех стран арабского мира, только в нем сохраняется спокойствие и мир. 

Поэтому многие из них, включая и депутатов Кнессета, будучи не в силах смириться с этой парадоксальной ситуацией, выплескивают свое разочарование в клевете и обвинениях против Израиля. 

Беженцы в своей собственной стране? 

Четвертую группу составляют те, кто с 1948 года живет в лагерях для беженцев в Ливане, Сирии, Иордании, Иудее, Самарии и Газе. 

Эти люди, в свою очередь, разделены по странам и регионам, в которых расположены лагеря. Они потомки тех, кто получил статус палестинских беженцев, поскольку бежал от сражений, происходивших на территории, подмандатной Британии, к западу от реки Иордан до 14 мая 1948 года, и в государстве Израиль с 15 мая того же года, когда в эту область вторглись армии арабских государств. 

Большинство из их предков никогда не являлось коренными жителями района. Это были рабочие мигранты со всего Ближнего Востока прибывшие в Палестину в первой половине XX-го века. После окончания Войны за Независимость, Лига арабских государств решила продолжать держать их в лагерях для беженцев с тем, чтобы в будущем иметь возможность отправить в Израиль, уничтожив еврейское государство и демографически, и культурно. 

Самое удивительное же то, что сегодня и на территории "Палестины" продолжают существовать лагеря "палестинских беженцев". 

Как человек может быть беженцем в своей собственной стране? Ответ заключен в основах племенной культуры: для жителей региона, люди из другого племени, переехавшие из своих мест и поселившиеся рядом, по-прежнему будут считаться чужаками, даже если это такие же "палестинцы", как они сами. Все это лишний раз свидетельствует о слабости коллективного сознания среди "палестинцев". 

В Сирии до начала 2011 года проживало около четырехсот тысяч "палестинских беженцев". Они были сосредоточены в нескольких лагерях, которые были разрушены в ходе гражданской войны. 

Теперь подавляющее большинство жителей этих лагерей, рассеялось между Иорданией, Ливаном, Европой и Соединенными Штатами. 

Ливанское законодательство запрещает этим беженцам длинный список различных видов работ, с тем, чтобы воспрепятствовать их интеграции в общество этой и без того запутавшейся в общинных конфликтах страны. А в Иордании им хоть и предоставили гражданство, считают гражданами третьего сорта. 

Таким образом и у этой группы нет никакой общей цели, помимо желания поселиться на территории Израиля. Не в "палестинском государстве", если бы оно и возникло, но в государстве, не являющемся ни арабским, ни мусульманским, ни "палестинским". Другими словами, и у них нет никакого "видения палестинского будущего". 

Большинство палестинских арабов, перебравшихся с годами в Европу, Америку или другие места, обосновались в этих странах, утратив со временем "палестинскую идентичность", да и вообще чувство принадлежности к Ближнему Востоку. Те же, немногие, кто по-прежнему стремятся вернуться в Палестину, имеют в виду государство Израиль. 

Между мечтами и унылой реальностью 

Из всего вышесказанного становится ясно, что попытка создать коллективное "палестинское" сознание потерпело неудачу. Более того, в корне различные повестки дня, выдвигаемые группами, называющими себя "палестинцами" торпедирует любую возможность создания ими когда-либо единого политического образования. И даже если они не говорят об этом вслух, фактически, в "День Земли", они оплакивают свою коллективную несостоятельность в создании единой программы и общей цели, которые позволили бы им строить общее и достижимое будущее. 

Этот разрыв между "палестинской мечтой" и печальной реальностью, в которой они раздроблены и разобщены, главным образом и гонит их на улицу, на демонстрации против невероятного успеха сионистского проекта, осуществленного еврейским народом. 

Ведь, он-то, несмотря на то, что собрался из оставивших все свое имущество беженцев, частично пришедших прямиком из крематориев опустошенной Европы, несмотря на различия между еврейскими общинами и даже, несмотря на войны, сумел построить, процветающую страну, активную демократию, преуспевающую экономику. 

Этот фантастический успех и вызывает среди них, вместе с их братьями по всему арабскому миру, бешеную ревность и зависть к еврейскому народу, которые в свою очередь порождают ненависть. 

Израиль преуспел именно там, где они потерпели сокрушительную неудачу, и его существование стало тем зеркалом, в котором они видят свой ужасающий провал. Именно поэтому, они ненавидят Израиль, не готовы смириться с его существованием, борются с ним, выходят на демонстрации против в Европе, Америке, арабском мире и даже в самом Израиле, особенно 30-го марта. 

"День земли" стал символом их мечты, которую они взращивали на протяжении долгих лет, и которая так и осталась всего лишь мечтой, с каждым днем отдаляющейся от реальности, из-за коллективной неспособности создать "палестинский народ" с единой и общей целью. 

Д-р. Мордехай Кейдар 

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle