Виктория Долинская: Грустное прощание с радио РЭКА
Фото: mnenia.zahav.ru
Виктория Долинская: Грустное прощание с радио РЭКА

Это случилось три недели назад. Ведущая журналистка РЭКА Виктория Долинская сообщила своим радиослушателям о том, что этот эфир - последний. Голос ее был сдержанным, но чувствовалось волнение. А, возможно, и слезы, но уж никак не слезы радости. Не хочу употреблять выспренных слов, однако за 24 года радиостанция стала ее вторым домом.

Из чего складывается рейтинг эфира? Понятно, из профессионализма ведущих, актуальности передач, принципиальной независимой позиции и массы других субъективных причин, к числу которых относятся харизма, доверительные интонации, сопричастность к большим и малым проблемам аудитории, словом, все то, что не имеет четких оценочных параметров. Однако за четверть века популярный радиоведущий умудряется не только сохранить свою аудиторию, но и приумножить ее новыми радиослушателями.

Решение уйти из эфира на досрочную пенсию зрело давно и имело под собой целый ряд причин. Для постоянной аудитории Виктории Долинской оно прозвучало как гром с ясного неба, однако те, кто хоть немного знаком с ситуацией на русском радио, отнюдь не удивились. На момент создания радио РЭКА, 26 мая 1991 года, здесь работали более 70 сотрудников. Сегодня, с уходом Виктории Долинской, их осталось 18. Можно ли полноценно и качественно распределить эфир между теми, кто остался? Естественно, ветераны РЭКА постепенно уходили на пенсию, переходили, как Дорит Голендер, на дипломатическую работу, но штат намеренно практически не обновлялся. За последние годы на радиостанцию пришли лишь Юлия Цодекс, Цви Зильбер, Олег Клоц и Игорь Харив. А 50 ушли! Московские и прочие российские коллеги, которым доводилось бывать на РЭКА в качестве приглашенных гостей, буквально впадали в шок при виде этих убогих караванов, примитивных студий, оборудования, которое 30 лет как не грех сменить, отсутствия стульев. А еще добавьте извечный дефицит обыкновенной писчей бумаги, нехватку студий для эфира, техники, штатов и прочее. Я бы назвал это разрухой - и разрухой в головах руководства Гостелерадио. РЭКА всегда оснащалась по остаточному принципу, и если бы не политические интересы выступающих здесь влиятельных фигур, особенно в преддверие выборов, ее бы давно закрыли. Чтобы здесь работать, нужно бесконечно любить свою аудиторию и понимать, насколько твои программы нужны людям.

Эта миниатюрная журналистка с умными глазами стала настоящей легендой русской алии. Ежедневно к ней приходила уйма писем и факсов, а в каждом – не только слова признательности и восторга, но и мольбы о помощи. Вика никак не ожидала, что 16-летняя девушка специально придет в студию с просьбой принять участие в ее последней передаче. Девушку, кстати, зовут Алис Тунис. Ее мама Женя в 16 лет приехала в Израиль и стала горячей поклонницей передачи «В детской». Передачи, которая прожила все 24 года. Впоследствии к Жене присоединилась еще одна радиослушательница, маленькая Алис, сабра, которая благодаря стараниям Вики любит русский язык. У «нашей Долинской», как ее называют радиослушатели, было пять и более эфиров в неделю. Наверняка все помнят «Кан наладти» об израильской интеллигенции, «Традиции еврейских общин», «Искусство жить» об израильском стиле и медицинскую передачу «Будьте здоровы». Но вне конкуренции были «Журнал актуальных событий» и «Давайте разберемся». Эти расследования, вскрывающие вопиющие факты бюрократической волокиты и черствости чиновников, Виктория долго вела с Михаэлем Гильбоа, а затем с Олегом Клоцем.

Понятно, что ее уход - большая потеря для всего «Голоса Израиля». Если бы зарплата чиновников и присланных руководить варягов зависела от рейтинга, они бы легли костьми, чтобы не отпускать Долинскую на досрочную пенсию. Что же касается нашей ведущей, то ее понять можно, впереди – полный туман, мутная и буксующая по всем статьям реформа, а тут хотя бы синица в руке. Вот вам и конкретная причина ухода.

А какое начальство, собственно, волнует безотказный винтик, готовый заменить коллегу у микрофона, и, несмотря на все описанные проблемы, профессионально провести эфир? Я не знаю (как, возможно, и сама Виктория), вернется ли она на РЭКА. Вышедшие на пенсию ветераны радиостанции имели право на ограниченные эфиры в месяц. Но так было, а как будет?

С Викой я знаком с первых лет ее приезда. Несмотря на молодость, к тому времени она уже имела восемь лет профессиональной работы в Баку, а своим учителем она называет редактора нашей газеты «Спутник» Марка Горина. Именно он опубликовал первый материал 13-летнего юнкора, настоятельно посоветовав бросить музыку (стандартное занятие приличной еврейской девочки в Баку) и заняться журналистикой. Кстати, из крепких профессионалов-бакинцев мы знаем и Фредди Бен-Натана, и Давида Кона, и Йосефа Шагала, а недавно ушедший от нас работник газеты «Глобус» Михаил Заславский, известный в республике музыкант, сотрудничал с Викой в передачах о симфонической музыке.

В начале 90-х я был соиздателем газеты «Новости недели», и через эту школу израильской русскоязычной журналистики прошли многие нынешние звезды, известные политики и общественные деятели. Виктория была одной из первых, кто хорошо освоил иврит. Помню дождливый зимний день, когда она смотрела на часы, собираясь успеть на урок иврита. Может, пропустишь? – попытался я ее уговорить, ведь на улице дождь стоял стеной. Нет, категорически отказалась она, и так ни одного урока и не пропустила. Вика показала себя профессиональной газетной журналисткой, но чувствовалось, что она скучает по радио. Тогдашний главный редактор русскоязычного вещания Шломит Лидор дала ей шанс, пригласив сначала на полставки, а вскоре взяла в штат. Каждый раз когда мы встречались с Дорой, она мне говорила: «Я твоя должница, благодаря тебе получила свою лучшую ведущую». Дора «удочерила» многих, но Вика была самым многообещающим «ребенком». Первый канал ИТВ создал свою передачу на русском языке «Калейдоскоп», куда Викторию сразу пригласили.

Ее также привлекала общественная работа, мы часто встречались в «Бейт Соколов», штаб-квартире тель-авивских журналистов. Здесь она боролась за права своих коллег-репатриантов, и во многом благодаря ей их признали как профессиональных журналистов, они получили статус, столь необходимый во взаимоотношениях с руководством различных СМИ. Кстати, меня всегда удивляла эта готовность настоящих неравнодушных радиоведущих в любой момент достать диктофон и записать острый актуальный сюжет.

Увы и ах, с уходом на пенсию Михаэля Гильбоа, а теперь и Вики, как и многих других ветеранов, РЭКА никогда не станет той прежней. Но любая перемена в жизни имеет и свои положительные стороны. Теперь хватит времени и на подруг, и на отдых, и на общение с сыном, офицером ЦАХАЛа запаса, которого она подняла одна.

Кстати, эта девочка, Алис Тунис, посвятила ей на иврите песню, где сравнила Вику с солнцем, как в песне Стаса Намина: «Как солнце по утрам, пусть оно заходит в дом». Алис вспоминала войну, когда дети сидели в бомбоубежищах. Вика, как и все радио РЭКА, работала по ночам. Но кто тогда считался со временем?

Автор: Илан Кфир
Источник: Глобус
counter
Comments system Cackle