Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авив
N/A+23

Мнения

А
А

Война и мир Сирии

Прошедший год не привел к урегулированию сирийского конфликта, однако впервые за шесть лет противостояния создал предпосылки для завершения его военной фазы. Главным итогом года для Сирии стал разгром группировки "Исламское государство".

Сергей Строкань,Евгений Федуненко
01.01.2018
Источник:Коммерсантъ
GettyImages undefined

Восстановлению страны мешает раскол между двумя "антитеррористическими коалициями"

Прошедший год не привел к урегулированию сирийского конфликта, однако впервые за шесть лет противостояния создал предпосылки для завершения его военной фазы. Главным итогом года для Сирии стал разгром группировки "Исламское государство", позволивший объявить о сворачивании операции российских ВКС. Между тем завершение активной фазы боевых действий не сулит быстрого перехода к миру: сирийская оппозиция и стоящие за ней внешние игроки не намерены участвовать в послевоенном восстановлении страны, президентом которой остается Башар Асад.

Проверка в боевых условиях

2017 год принес радикальные перемены на "сирийском фронте". Наступившей зимой лидеры целого ряда стран — от Ирана до Великобритании — объявили о разгроме "Исламского государства" (ИГ; запрещено в РФ), на пике своего влияния контролировавшего обширные территории в Сирии, а также в Ираке. Говорить об окончательной победе пока не приходится — по данным спецпосланника президента США в международной коалиции Бретта Макгурка, в рядах ИГ остается не менее 3 тыс. бойцов. Однако в прежнем виде группировка уже вряд ли возродится.

Президент РФ Владимир Путин также констатировал разгром ИГ: 11 декабря он посетил расположенную в Сирии авиабазу Хмеймим и отдал приказ приступить к выводу из этой страны российской группировки.

Военная операция стала одной из самых масштабных для российских ВКС в новейшей истории. С 30 сентября 2015 года в боевых действиях в Сирии приняли участие более 48 тыс. российских военнослужащих. Авиацией было совершено 34 тыс. боевых вылетов, 420 из которых — с крейсера "Адмирал Кузнецов". Кораблями и подводными лодками было нанесено около 100 ударов, а самолетами стратегической авиации — 66 ударов на дальность от 500 до 1,5 тыс. км. По данным Минобороны РФ, в сирийской операции было применено 215 видов вооружений, уничтожено 8 тыс. единиц бронетехники террористов, 718 заводов и мастерских по изготовлению оружия и боеприпасов, 396 мест незаконной добычи нефти и заводов по ее переработке, а также 4,1 тыс. топливозаправщиков. Было убито 60,3 тыс. боевиков, из них 819 главарей бандформирований. При помощи комплексов С-400, С-300В и "Панцирь" было уничтожено 16 беспилотных летательных аппаратов, 53 снаряда реактивных систем залпового огня. При поддержке российских ВКС сирийскими правительственными войсками было освобождено свыше 1 тыс. населенных пунктов, включая Алеппо, Пальмиру, Акербат, Дейр-эз-Зор, Меядин и Абу-Кемаль. Во время операции вооруженные силы РФ потеряли четыре военных самолета и четыре вертолета. Минобороны РФ признало гибель в Сирии 41 человека.

Подводя промежуточные итоги, Владимир Путин назвал "самым значимым результатом всей работы в Сирии за последние два года" создание усилиями России, Турции и Ирана зон деэскалации. Договоренности об этом нарабатывались в рамках мирных переговоров в Астане, инициированных в январе Москвой, Анкарой и Тегераном. Дальнейшее развитие событий показало, что форсированный переход к новому этапу сирийского урегулирования к концу года стал ключевой задачей российской дипломатии на Ближнем Востоке. По версии Москвы, этот этап предполагает завершение активной фазы боевых действий и начало межсирийского диалога с максимально широким вовлечением в него национальных и религиозных групп.

Объявив о сворачивании своей военной операции, Россия предложила провести Конгресс народов Сирии — неформальный аналог форума национального примирения. Созвать такую встречу, первую за шесть лет сирийского конфликта, было предложено в Сочи. Там же, в черноморской резиденции Владимира Путина, в конце ноября прошла встреча президентов России, Турции и Ирана, которая зафиксировала новую стадию в урегулировании сирийского конфликта. Саммиту предшествовали приезд в Сочи президента Сирии Башара Асада и его переговоры с Владимиром Путиным, в ходе которых обсуждались сценарии переходного периода.

Перетягивание победы

Договоренности в Сочи были достигнуты без участия США и других стран Запада, на протяжении последних лет добивавшихся ухода президента Асада и обвинявших Москву в поддержке режима в Дамаске. Новый президент США Дональд Трамп, вступивший в должность в январе, провозгласил одной из своих задач победу над "Исламским государством". В связи с этим он заявил о готовности взаимодействовать с Россией в борьбе с ИГ.

Однако объединения усилий Москвы и Вашингтона в Сирии в уходящем году так и не произошло. Две международные антитеррористические коалиции, возглавляемые Россией и США, так и не смогли выступить единым фронтом. Взаимодействие по большей части ограничивалось использованием телефонных каналов связи, позволявшим предотвращать возможные инциденты.

Более того, два ключевых гаранта сирийского мира Россия и Иран в уходящем году были включены Вашингтоном в новую мировую "ось зла". Еще одним свидетельством того, насколько далеко разошлись Москва и Вашингтон в своем стратегическом видении ситуации на Ближнем Востоке, стало высказывание Дональда Трампа о том, что США "победили в Сирии". Это заявление было сделано за две недели до Рождества в ходе церемонии подписания в Белом доме нового оборонного бюджета. Господин Трамп рассуждал об американской победе в Сирии на следующий день после того, как эту страну посетил господин Путин, чтобы тем самым лично подтвердить факт российской победы.

Слова американского президента вызвали саркастические оценки в Москве. "Одно только можно сказать — если американцы будут так же единолично преследовать боевиков, как они их сейчас “побеждают”, то это только к счастью боевиков, те могут чувствовать себя в безопасности",— заявил, в частности, глава международного комитета Совета федерации Константин Косачев.

Москва и Вашингтон не смогли не только поделить победу над "Исламским государством" в Сирии, но и договориться о будущем устройстве страны. Свое отношение к Башару Асаду президент Трамп изложил еще в апреле в интервью телекомпании Fox Business. "Если бы Россия не вмешалась и не поддержала это животное, проблемы сейчас бы не было,— заявил Дональд Трамп. И добавил: "Если честно, то Путин поддерживает человека, который по-настоящему злой. Я думаю, это очень плохо для России, для человечества, для этого мира". Судя по последующим заявлениям, поступавшим из Белого дома, мнение господина Трампа о Башаре Асаде до конца года принципиально не изменилось.

В этой ситуации мирный процесс в Сирии обещает быть длительным и предельно сложным. Подтверждением этого стал прошедший под занавес года в Женеве под эгидой ООН восьмой раунд межсирийских мирных переговоров. Он был призван возобновить обсуждение вопросов послевоенного устройства Сирии, в том числе проведения выборов и разработки новой конституции. Несмотря на решение раздираемой противоречиями сирийской оппозиции выступить в Женеве единой делегацией, достичь прорыва так и не удалось. Более того, переговоры превратились в очередной раунд "войны нервов", учитывая, что часть оппозиционеров продолжает жестко настаивать на скором уходе президента Асада, а правительственная делегация этот вопрос вообще обсуждать не хочет.

О нарастающих трудностях мирного процесса свидетельствует и то, что Конгресс народов Сирии, который изначально был запланирован на 18 ноября, так и не состоялся. Его вначале перенесли на 2–4 декабря, а затем и вовсе решили взять продолжительную паузу — до конца января. При этом ряд оппозиционных группировок уже заявили о намерении бойкотировать мероприятие.

После завершения активной фазы боевых действий главный камень преткновения — вопрос о том, как обустроить послевоенную Сирию. А также кто за это будет платить. Главная задача России по итогам года — конвертировать военные успехи в политические дивиденды, которые позволят максимально сохранить ее влияние и присутствие в Сирии. Для самостоятельного восстановления разрушенной страны у России и ее союзников ресурсов и средств явно недостаточно. Однако те государства, у которых эти средства есть — Запад и его союзники на Ближнем Востоке,— инвестировать в проект послевоенной Сирии во главе с Башаром Асадом по-прежнему не готовы.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.