Министр, живущий в "зоне обстрелов", о ситуации на юге страны. Интервью
Фото: Getty Images
Министр, живущий в "зоне обстрелов", о ситуации на юге страны. Интервью

Среди миллиона израильских граждан, которые в последние дни оказались под огнем палестинских террористов – немало депутатов Кнессета. Представлена зона обстрелов и в израильском правительстве – министр транспорта Исраэль Кац ("Ликуд") живет в окрестностях Кирьят-Малахи.

В беседе с корреспондентом NEWSru.co.il министр рассказал, что должно сделать еврейское государство для решения проблемы. Он также ответил на заявления, согласно которым правительство не спешит защищать жителей юга. Отметим, что разговор состоялся днем 14 марта, до очередного ракетного обстрела Беэр-Шевы.

Вы живете в мошаве Кфар Ахим, который находится рядом с Кирьят-Малахи. Хотелось бы узнать, как отразились на вас и вашей семье события последних дней?

Когда звучит сирена, то, как и все остальные жители юга, ты спешишь в защищенное помещение. Прислушиваешься к грохоту разрывов, а потом возвращаешься к повседневной жизни, понимая, что ты часть миллионного населения, для которого эта ненормальная ситуация стала нормой. Ведь все эти мероприятия, которые кажутся нам обычными – сирены, организованные перемещения в убежища, для остального мира – совершенно незнакомое и не очень понятное явление.

Израильтяне пытаются понять, что же это было – военная операция, краткосрочная вспышка конфликта? При описании событий часто используется слово "раунд"…

Ясно, что это не был новый "Литой свинец". Мы получили точную и конкретную информацию о том, что действующие на Синае палестинские террористы планируют проникнуть в Израиль и совершить теракт против граждан страны, схожий с тем, что произошел более полугода назад (в августе 2011-го). Политика правительства предельно ясна – такие нападения следует предотвращать, нанося удары по лидерам террористов.

Нам было ясно, что боевики не оставят это без ответа и задействуют все свои возможности. ЦАХАЛ подготовился как к обороне – в том числе, развернув систему "Железный купол", так и к ведению атакующих действий. Планы носили ограниченный характер, предусматривая нанесение ударов по ракетчикам и перехват ракет.

Однако, по мнению многих экспертов, Израилю предстоит новый "Литой свинец". Не кажется ли вам, что руководство страны упустило представившуюся возможность коренного решения проблемы ракетных обстрелов?

Я входил в правительство Ариэля Шарона и выступил против плана размежевания. Тогда я сказал, что он станет первым главой правительства Израиля, которому придется эвакуироваться из-за ракетных обстрелов. Однако ракеты долетают и до моего мошава, который дальше от Газы, чем ферма Шикмим. Еще до прихода ХАМАСа к власти было ясно, что в секторе возникнет террористическое образование, К сожалению, это произошло быстрее, чем мы думали.

Я был против эвакуации евреев, но говорил, что раз уж вы реализуете план размежевания – доведите его до конца. Необходимо гражданское размежевание с палестинцами. Этого не произошло, и возникла абсурдная ситуация, при которой мы поставляем в сектор топливо, воду, продовольствие, стройматериалы, а они по нам стреляют.

Поэтому я предлагаю отмежеваться от Газы. За несколько месяцев до этого предупредить жителей, что теперь им придется заботиться о себе самостоятельно. Они могут обратиться за помощью в международные инстанции или к Египту. Мубарак не очень хотел помогать сектору, но возможно, "Братья-мусульмане", влияние которых в Египте все время растет, придерживаются иной позиции. Так что решением станет переход Газы под протекторат Египта.

Как это было до Шестидневной войны 1967 года?

Именно так. Я против связей Газы с Иудеей и Самарией, против безопасного коридора и т.п. Сейчас это и невозможно – из-за того, что в Газе у власти правительство ХАМАСа. Вообще, нужно избавиться от иллюзии, что в ближайшее время возможно политическое соглашение с палестинцами.

Но реальность заключается в том, что ХАМАС не собирается уступать власть в Газе. Как Израиль должен вести себя в этой ситуации?

Ответом и должно стать гражданское размежевание. Ответственность за происходящее в секторе должно взять на себя международное сообщество или Египет. Я не против заключения договора о строительстве в Газе порта – при условии, что Израиль сохранит контроль над безопасностью границ, чтобы в сектор не попадали стратегические вооружения. Хотя и сейчас они поступают туда из Египта.

В нынешней ситуации мы несем ответственность за Газу, несмотря на то, что там не находимся. Этому нужно положить конец. Без властных полномочий не может быть и ответственности. Следует проводить жесткую политику сдерживания, а граница с Газой действительно должна стать полноценной границей.

ЦАХАЛ должен иметь возможность действовать против врага, который также является непримиримым идеологическим противником Израиля. Речь идет об иранском сателлите. Пример того, как Иран финансирует и обучает наших врагов, есть и на северной границе. Действовать следует предельно жестко. Когда в свое время в Иордании возникли базы террористов – мы решили эту проблему, и иорданцам пришлось взять ответственность на то, что происходит в их стране. Здесь должно происходить то же самое. Как заявил глава правительства в Кнессете, проиранское образование в Газе не станет долговечным. Нынешнее столкновение осталось точечным, чему способствовал и "Железный купол", предотвративший не одну катастрофу. Но надеяться только на него не стоит.

Чего Израиль достиг в ходе этого столкновения, помимо ликвидации главаря террористов?

Израиль доказал, что сохраняет право на инициативу в борьбе с террором. Еще одним достижением стал успех "Железного купола", который продемонстрировал способность в определенных условиях влиять на стратегическую и тактическую ситуацию. Но это – не само решение, а только средство для его достижения. Решение находится в треугольнике Израиль-Египет-Газа, в гражданском размежевании и военном сдерживании.

Согласно распространенному мнению, этот конфликт стал своего рода учениями накануне "настоящего" столкновения – с Ираном. Вы разделяете эту позицию?

Все это палестинские выдумки. Любой провал они изображают победой, а точечные события раздувают с помощью теорий заговоров. У нас была информация… Кстати, когда полгода назад у нас была схожая информация, мы не стали ничего предпринимать и получили серию терактов, в которых погибли восемь израильтян… (Речь идет о теракте на египетско-израильской границе в августе 2011-го. Генеральный секретарь "Комитетов народного сопротивления" Камаль Нейраб был ликвидирован сразу после теракта, а не до него. В марте 2012-го Израиль действовал иначе: уничтожив очередного генсека "Комитетов" Зухейра эль-Кейси и предотвратив теракт. – Прим.ред.)

То есть вы говорите о том, что в прошлом была упущена возможность ликвидировать организаторов теракта на границе, и теперь власти Израиля извлекли из этого урок?

Именно так. Наша политика заключается в том, что, когда есть информация, мы действуем, защищаем граждан. Если палестинцы задумаются над ситуацией, они поймут, что правила игры изменились. Но рассчитывать на это не стоит, ведь мы имеем дело с сателлитами Ирана, исходящими из его представлений о палестинских интересах. Именно поэтому "Исламский джихад" усиливается за счет ХАМАСа – Иран сделал ставку на него.

Давайте вернемся к тому, что происходило в израильском тылу. Среди миллиона жителей обстреливаемого юга были десятки, если не сотни тысяч, кто не смог выйти на работу из-за того, что учебные заведения не работали. Кто должен платить за пропущенные рабочие дни?

Государство обязано принять участие в решении этой проблемы. Недопустимо, чтобы граждане несли ущерб из-за невыхода на работу. Этот вопрос нужно урегулировать с работодателями. Это часть расходов на оборону, и нельзя перекладывать их на плечи граждан.

У многих жителей юга создалось впечатление, что не все граждане Израиля равны между собой. Есть население районов, прилегающих к Газе. Несмотря на вступившее в силу перемирие, там продолжают рваться снаряды. Есть миллион жителей юга – на обстрел этой территории Израиль отвечает точечно и взвешенно. В то же время атака центра страны станет основанием для масштабной операции. Обосновано ли это ощущение?

На мой взгляд, нет. В отличие от предыдущего правительства, мы отвечаем на каждый выпущенный по Израилю снаряд – независимо от степени причиненного ущерба. После "Литого свинца" правительство обещало реагировать на новые обстрелы – но не делало этого. Кстати, население семикилометровой зоны вокруг Газы в значительной степени защищено, в отличие от районов, более отдаленных от сектора. Но в принципе, если сегодня на территории местного совета Эшколь упадут снаряды, всем будет ясно, что это недопустимо.

Тем не менее, уже после вступления перемирия в силу это произошло.

Не только в Эшколе, но и в Нетивоте. Однако армейское командование пришло к выводу, что этот раунд конфликта завершен – причем Израиль одержал в нем победу. Это подтверждается и числом пострадавших, и эффективностью ПРО, и тем, что с той стороны гибли террористы, а не мирные жители. Поэтому принято решение сдержаться и согласиться на отсрочку вступления в силу неформального прекращения огня. Но теперь граница проведена – каждый выпущенный снаряд потребует ответных действий.

Однако для принципиального решения проблемы необходимо искоренить террористическое территориальное образование, действующее по указаниям из Ирана. Для этого нужно действовать по изложенному мной ранее четкому плану, сочетающему гражданское размежевание с военным сдерживанием. Нельзя допускать, чтобы ракеты рвались в "Эшколе", Кфар-Ахим или Тель-Авиве.

Нынешнее спокойствие – затишье перед военной операцией?

Перед всеобъемлющим решением. Я убежден, что нынешнее правительство его предложит. В свое время я выступил за создание создать у берегов Газы искусственный остров, на котором будут расположены порт и аэропорт. Они могли бы действовать под международным контролем, а ответственность за безопасность лежала бы на Израиле. Это содействовало бы экономическому развитию сектора, создав новые рабочие места. Египет не был в этом заинтересован, но, возможно, теперь ситуация изменится.

Лучше действовать в рамках международных соглашений, но если это окажется невозможным – придется предпринимать односторонние действия. Разумеется, нельзя допустить, чтобы в Газу попали, скажем, танки или военные самолеты. Но если они снова начнут против нас – необходимо будет применить силу. Нужно поставить перед собой цели и разработать план по их достижению. Но не стоит делать это для того, чтобы сохранить статус-кво.

Проблема Газы в том, что большая часть ее населения – беженцы и их потомки, которые до сих пор живут в лагерях. Даже если мы отступим к границам 1967 года – их это не удовлетворит. В Европе тоже были беженцы, им дали возможность устроиться на новом месте – и проблема была решена. Но ни один палестинский лидер не скажет своему народу: "В Палестину вы не вернетесь". Они не дают решить проблему беженцев, потому что их страдания превратились в оружие против Израиля. Поэтому не стоит мечтать о единстве палестинских территорий, нужно заботиться об интересах безопасности Израиля.

Что касается попыток решить проблему Газы при помощи соглашения с палестинцами – ближайшим поколениям достичь этого не удастся. Эвакуация еврейских поселений из сектора должно было стать радикальным решением вопроса, но не приблизило нас к миру. Газа никуда не денется, нужно сдерживать находящихся там террористов, но надежды на другое решение вопроса – это иллюзии.

Беседовал Павел Вигдорчик

counter
Comments system Cackle