Помни о Наботе
Фото: Reuters
Помни о Наботе

"И сыны Израилевы… просили у Египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд… и обобрали они Египтян". Почему же автор приписал своим предкам столь отвратительный поступок? Писавшие текст не видели в то время в этой истории ничего омерзительного. Обман и грабеж не-израильтян был делом правым. Таким же считают его поселенцы и власти Израиля.

Невероятная законодательная инициатива обсуждается в эти дни в Иерусалиме.

Страна занята поселением под названием Амона. Там несколько десятков еврейских семей создали, значительно углубившись в оккупированные территории, незаконное поселение – незаконное даже по израильским законам, не говоря о международном праве.

Дело в том, что они не дали себе труда выяснить, кому принадлежит земля, на которой они обосновались. Как выяснилось, принадлежит она частным арабским фермерам. Израильский Верховный суд принял постановление, что поселенцы должны освободить это место.

Эвакуировать евреев? Помыслить невозможно! Амониты поклялись оказать "пассивное" сопротивление, то есть призвать десятки тысяч своих сторонников со всех оккупированных палестинских территорий, которые ринутся к ним на помощь. Плачущие младенцы и визжащие девчонки. Буйные парни будут отталкивать обалдевших солдат (многие из которых – сами поселенцы). Мужчины с желтыми звездами нацистской эпохи, женщины, удерживающие плачущих детей – и множество фотокамер. Жуть!

Так вот, с приближением намеченной даты эвакуации, и при отказе суда предоставить еще одну отсрочку – после многолетних тяжб – правительство нашло выход: пусть поселенцы Амоны сдвинутся на сотню метров на участок того же холма, который официально не принадлежит частным лицам.

За эту милость со стороны поселенцев правительство обещает провести "Закон о легитимации", изобретение несомненного юридического гения. Законопроект утверждает, что во многих десятках мест по всему Западному берегу, где другие поселения были построены на частной палестинской земле, эта земля будет просто экспроприирована, а ее законным владельцам выплатят компенсацию.

Короче говоря, кража в огромных масштабах собственности частных лиц, которым случилось быть палестинскими арабами, будет узаконена, чтобы "узаконить" поселения крайне правых фанатичных евреев.

Читая текст этого законопроекта, я припомнил всегда удивлявшую меня фразу из Библии.

Она в Главе 12 книги "Исход". Когда Фараон, после ужасных десяти казней, позволил, наконец, сынам Израилевым покинуть Египет, они совершили нечто невероятное.

"И сыны Израилевы… просили у Египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд… и [обобрали они] Египтян".

Поскольку сыны Израилевы уходили навсегда, "просьба" означала кражу. Не у Фараона или государства, а у простых людей, их соседей.

Теперь специалисты в основном согласны с тем, что исхода фактически никогда не было, и что легенда была написана примерно через тысячу лет после предполагаемого события. Но почему же автор приписал своим предкам столь отвратительный поступок, тем более что они его не совершили?

Единственный ответ, который я мог вообразить, состоял в том, что писавшие и редактировавшие текст не видели в то время в этой истории ничего омерзительного. Обман и грабеж не-израильтян был делом правым.

Таким же считают его поселенцы и власти Израиля.

(Откуда нам известно, что легенду об исходе сочинили гораздо позднее? Среди прочего, потому что упомянутых в легенде египетских мест во времена воображаемого Моисея просто не было, но появились они много веков позднее во время Маккавеев, когда и был написан этот текст).

Другая Глава Библии еще ближе к теперешним событиям. Эти слова каждый израильский школьник узнает в десять лет. В ивритском оригинале – это образец прекрасного литературного стиля, не говоря о его огромном нравственном значении.

В Книге Царств 1, 21 сказано:

"У Навуфея [Набота] Изреелитянина в Изреели был виноградник подле дворца Ахава, царя Самарийского.

И сказал Ахав Навуфею: отдай мне свой виноградник; из него будет у меня овощной сад, ибо он близко к моему дому; а вместо него я дам тебе виноградник лучше этого, или, если угодно тебе, дам тебе серебра, сколько он стоит.

Но Навуфей сказал Ахаву: сохрани меня Господь, чтоб я отдал тебе наследство отцов моих!

И пришел Ахав домой встревоженный и огорченный… И вошла к нему жена его Иезавель и сказала ему: отчего встревожен дух твой?"

Жена взяла дело в свои руки, велела старейшинам Самарии призвать на Набота на суд по ложным обвинениям и его забили насмерть камнями.

Богу Всемогущему это совсем не понравилось. Он послал пророка Илию, который подошел на встречу к Ахабу и сказал ему:

"Так говорит Господь: ты убил, и еще вступаешь в наследство?.. Hа том месте, где псы лизали кровь Навуфея, псы будут лизать и твою кровь".

Так и случилось. Ахаб пал смертью героя в битве, сраженный шальной стрелой. Псы слизывали его кровь с боевой колесницы. Они также пожрали плоть его жены, Иезавель.

На иврите эта легенда гораздо красивее, чем в переводе. Нерелигиозные люди не испытают такого эстетического наслаждения, как религиозные.

Если бы Бог был здесь сегодня, он, конечно, послал бы своего дежурного пророка к Биньямину Нетаньяху (красивое библейское имя) и тот рассказал бы ему о сегодняшних псах, лижущих кровь (Журналистах? Репортерах телевидения?)

Предложенная "легитимация" присвоения частной арабской собственности – это, при любых условиях, беспардонная кража. Любой арабский землевладелец сошлется на Набота: "Аллах запретил мне…"

У Нетаньяху нет нужды беспокоить свою жену Сарале, у которой полно собственных неувязок с законом. На месте Иезавель у него есть Кнессет и Генеральный прокурор.

И все же предложенное решение – передвинуть поселенцев на несколько метров на земли, принадлежащие государству – ничуть не лучше предложения Ахаба Наботу, а фактически много хуже.

Царь Биби, подобно царю Ахабу, предлагает деньги в компенсацию, но не предлагает другой – лучшей земли. Фактически, он ожидает, что арабы примут деньги и отправятся в Бразилию или Швецию.

Предложение передвинуть поселенцев Амоны на "государственную землю" требует некоторого объяснения. Как случилось, что израильское государство владеет землями на оккупированном Западном берегу (в отличие от которого Восточный берег реки Иордан принадлежит Королевству Иордания)? Государство и поселенцы называют эту территорию библейским именем Самария.

В старые добрые времена Оттоманской империи эта земля принадлежала Султану, который сдавал ее в аренду феллахам (крестьянам). Перед Первой мировой войной Султан был – как обычно – банкротом и продал часть земли частным владельцам, в основном, богатым арабским купцам из Яффо, Бейрута или Монте-Карло. Они были отсутствующими землевладельцами, а крестьяне оставались на этой земле.

Тем не менее, до конца Первой мировой войны большая часть земли по-прежнему принадлежала Султану, но после войны Палестина перешла под управление Британского мандата. Местные палестинские крестьяне, разумеется, остались на месте.

Такова была ситуация, когда – после израильско-арабской войны 1948 года – правительство Иорданского Королевства приняло эту землю в свое владение. Ничего не изменилось. Правительство Иордании сохранило формальное владение землей, а феллахи работали на своих участках, как и многие поколения их предков.

Но когда Израиль в 1967 году овладел Западным берегом, возникла совершенно другая ситуация. В отличие от турок, британцев и иорданцев, израильское правительство имело виды на эту землю. Оно хотело передать ее крайне правым или крайне религиозным (или тем и другим вместе) еврейским поселенцам.

Правовая формальность "принадлежности земли правительству" вдруг стала реальностью. Западный берег неожиданно превратился в собственность правительства Израиля. Другие обширные участки земли, принадлежавшие палестинцам, которые бежали или были изгнаны в ходе войны 1967 года, так называемая "собственность отсутствующих владельцев", была экспроприирована израильским правительством.

Все это теперь – "государственная земля", на которой израильтяне могут свободно поселяться в соответствии с израильским законом. Излишне напоминать, что это совершенно незаконно по международному праву, которое категорически запрещает "оккупирующей власти" селить своих граждан на оккупированной территории.

Правовая ситуация в этом случае такова: перемещение израильских поселенцев на "государственные земли" законно по израильскому законодательству и совершенно недопустимо – по международному.

В настоящий момент правительство просит поселенцев Амоны передвинуться на находящуюся рядом "государственную землю". Теперь перед ними стал выбор между выселением или согласованным перемещением на несколько сотен метров к своему новому обиталищу.

Мне любопытно, что сказал бы об этом пророк Илия? Недосказанностей он не признавал.

Израильские псы не станут слизывать кровь Нетаньяху или, избави Бог, пожирать плоть Сарале.

counter
Comments system Cackle