Ярмарка тщеславия-2 или выброшенные деньги
Фото: Shutterstock.com
Ярмарка тщеславия-2 или выброшенные деньги

Я вам как дитя застоя скажу: при всей скудности советской жизни и скромных зарплатах обучение в музыкальной школе, кружки, спортивные секции стоили каких-то адекватных денег. Не проявив никаких особых наклонностей, без слуха, голоса и чувства ритма я дошел до "жили у бабуси два веселых гуся", зато на всех инструментах, и на этом, к огромному облегчению несчастных музыкальных преподавателей, свою концертную программу закончил. Ладно я, а вот мой подающий надежды приятель из небольшого города с преимущественно еврейским населением регулярно "забывал" скрипку в трамвае, и ее сердобольные соседи, подобно бумерангу, возвращали.

В спорте, будь то плавание, большой теннис или борьба, выше второго места в своей возрастной категории не поднялся, и всего лишь однажды получил вожделенные для пацана талоны в пельменную. Однако робкая хозяйственная деятельность советских спортивных школ требовала для массовости моего присутствия, вот и вся причина относительно продолжительной спортивной карьеры. Другое дело - репетиторы перед поступлением в вуз, настоящие волки, бравшие в 1972 году пятерку за урок, но они за какие четыре-пять месяцев могли из любого дебила-гуманитария сделать успешного абитуриента, которого самый антисемитски настроенный экзаменатор не мог завалить ни на физике, ни на математике, разве что снизить балл до проходной четверки. Я не заканчивал ни физико-математическую, ни английскую, ни другие "еврейские школы", поэтому у меня было детство, лишь слегка омраченное химическим факультативом на отмазку. Химию мы дружно ненавидели, но две мегеры в прожженных реактивами в одинаковых местах костюмах джерси внушали такой страх, что мы кроликами вползали к этим змеюкам в химкабинет. Пригодилась наука? Ну да, самогон я в горбачевские времена гнал великолепный.

Как бы то ни было, перед вами продукт заурядного советского образования мальчика из интеллигентной еврейской семьи. Имя нам легион, вернее, миллион, и он в 90-х с чемоданами своих ментальных кодов благополучно высадился на израильский берег.

Оказалось, что бывший самый читающий в мире народ парадоксальным образом разделился. Значительная его часть уверовала, что образование от лукавого, учить детей - напрасная трата времени и денег, есть масса прочих, куда более успешных и коротких дорог к счастью. А я, наивный, писал гневные статьи, клеймил жлобов, решивших проблему развития личности у ребенка в пользу мраморного кухонного прилавка. При зарплате в 5-6 шекелей в час они сделали свой осознанный выбор.

Но даже те, кто не впал в крайность, относились к своим первенцам без фанатизма сеющих разумное, доброе, вечное. Воткнули привезенный черенок в благодатную красную землю - первую попавшуюся местную школу - что-нибудь да вырастет. И вырастало, пока алия поднималась с колен и кровью и потом пыталась достичь былого статуса. К старшим классам, правда, стали просыпаться дремлющие родительские амбиции, отчего гордых и свободных отпрысков кое-кто норовил воткнуть в престижные специализированные школы при университетах. Удовольствие недешевое, отсев огромный, да еще и подъем ни свет ни заря, и ежедневный проезд на перекладных из родных "холмогор" в эти университеты.

Процент таких психологически травмированных детей в нашей алие минимален, поскольку доходы родителей на то время были у большей части скромные.

"Русские" престижные школы, в которые стекались отроки от Хадеры до Гедеры, - отдельная песня. Еще бы, там работали учителя-энтузиасты, настоящие подвижники со своими оригинальными методиками, а не тошные курицы с кибуцных курсов. Какую-то часть учеников, из которых удалось собрать пару престижных классов, им удалось увлечь, остальные прекрасно освоились во дворе, наслаждались свободой и морем, покуривая и попивая пивко, крутя романы (знала бы мама, чем мы тут занимаемся). Они тоже прошли свою тель-авивскую школу жизни и, не сломав зубы о гранит науки, вполне успешно нашли свое место, отучились на первую, не требующую высокого багрута, а то и вторую степень, и нынче вполне благополучны.

По полной досталось поколению поскребышей-сабр, детей желанных, с момента рождения залюбленных, зачатых планово в "осознанном" родительском возрасте, уже при наличии определенного семейного достатка. В частных учителях русского и английского языка, музыки, рисования, тренерах различных единоборств дефицита не было. Брали за занятие они в сравнении с местными коллегами на порядок меньше, а квалификация была на тот же порядок выше. Я знавал замечательную пару преподавателей музыки, моих дважды земляков. Он - превосходный теоретик, до репатриации директор музыкальной школы, воспитавший немало профессиональных известных музыкантов, открыл заведение аналогичного по израильским меркам статуса, но выживал на ремонте и настройке разбитых инструментов из олимовского багажа, зато супруга - заурядный репетитор (и раз, и два, и три рубля), проявила выдающиеся менеджерские способности в затерянном среди холмов Самарии городке. На ее "отчетные" концерты на виллах собирался весь бомонд во главе с мэром, и надо было видеть, как какой-нибудь папаша - квартирный маклер, не знакомый с иными музыкальным жанрами, кроме песен мизрахи, всхлипывал от умиления во время исполнения "Турецкого марша" собственной дочерью. Девочка толстенькими негнущимися пальчиками изо всех сил била по клавишам - как тут не вспомнить "Денискины рассказы", - играла хорошо, потому что играла громко.

По компетентному мнению осторожно опрошенных мною специалистов, после нефти, проституции, продажи наркотиков, оружия и секты каббалы, возглавляемой гениальным менеджером - русскоязычным раввином с его "десятиной", все эти курсы, танцевальные студии, школы искусств, спортивные секции и другие клубы по интересам (не только детские) при правильной постановке дела - настоящее золотое дно. Они в значительной степени торгуют воздухом, но в нем разлит фимиам славы, принадлежности к элитарному кругу. Этот запах обволакивает трепетное эго и тешит исстрадавшуюся душу. Родительское тщеславие удовлетворяется глубоко и надолго.

Для начала расходы вполне щадящие - 180-250 шекелей в месяц за два полноценных занятия в неделю. Вполне соизмеримые с посещением ребенком бассейна траты. Но по мере взросления оттачивается профессиональное мастерство, и оказывается, что вашей перспективной и подающей надежде звезде двух занятий, двух тренировок мало, необходимо минимум четыре. Родителям говорят: "В старших группах у нас большой конкурс, высокие требования, вашему гениальному ребенку также нужны и индивидуальные занятия".

Это только надводная часть айсберга. Самые большие деньги делаются на выездных соревнованиях, особенно международных, конкурсах и турнирах. О помощи государства можно забыть, оно субсидирует только участие в Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы. На международные соревнования юного чемпиона везет кто-либо из родителей, оплачивает не только собственные расходы на питание и проживание, но и аренду помещений, работу жюри, охрану, призы и, понятно, сопровождающих. Форма, бальное платье, обувь и прочая амуниция, которую вы прикупили на свой страх и риск, никуда не годится, в таком виде вы только настроите против конкурсанта жюри. Тренер сам вам подберет все, что нынче востребовано и модно, за… свои 50 процентов от лучшего поставщика. - На эти наряды, - шутят мои консультанты, - родители машканты берут.

Понятно, что одного бального платья или гимнастической формы, как и обуви к каждому выступлению, недостаточно. А страховка и медкомиссия? Как без них. Страхуются тоже под патронажем тренера, руководителя секции или студии, но специально приглашенный медик в некогда белом халате особых препон чинить не будет. Основные деньги делаются устроителями турниров, международных соревнований. Сопровождающий тренер обеспечивается лишь проживанием да питанием, это скорей подходит для молодых, начинающих, особенно небалованных репатриантов. Турниры проводятся в звонких местах, скажем, в Барселоне на открытый кубок Каталонии, или на Мадагаскаре на приз "Золотой лемур", на чемпионат Парижа. Понятно, что место проведения будет в мунькиной ж…пе от Барселоны или Парижа, туда из Бен-Гуриона долететь ближе, чем добраться пригородным поездом. В столицах - накладно.

Теперь о медалях, призах, кубках, дипломах, свидетельствах, значках, коронах, поясах, лауреатских лентах и чемпионских венках. Проигравших быть не должно, награждаются все, иначе на следующий год они не приедут. Четвертого места не бывает, но есть Гран-при, I-е место и I-е место-прим. Участники разбиваются на категории, номинации, программы, лучше по три, чтобы все трое что-либо получили. Непременно что-то красивое, яркое, блестящее, с местной экзотикой, вроде золотого лемура на чемпионской ленте, красоту в рамочке на дорогой бумаге с вязью, с печатью, гербами и девизами на каком-нибудь экзотическом языке. Высший пилотаж - торжественная встреча чемпионов-лауреатов в родном аэропорту. С шариками, плакатами, цветами, растроганными бабушками и дедушками, гордым отцом и счастливыми организаторами.

Ловкость рук, вернее, организаторских способностей - и никакого мошенства. Ваша чемпионша действительно в честном соревновании разделила победу с малолетней чемпионкой Норвегии, такой же счастливой девочкой. Эта система работает во всем мире, в Европе, России, Израиле и Америке, за исключением разве что Северной Кореи. Вот почему все международные турниры и конкурсы проводятся профессиональным сообществом к всеобщему удовольствию.

Время бежит, и все болельщики и участники забега невольно начинают задумываться о финале карьеры, как это ни прозаично звучит, балансе расходов и доходов. На стене за годы занятий скопился целый иконостас красивых медалей, лент и всевозможных грамот, дипломов, свидетельств. Есть чем гордиться родителям и бабушкам, есть что показать гостям. Уже на бар-мицве она была в центре внимания сверстников, исполняя вместе с постоянным партнером свой зажигательный танец в красивом платье. Чадо приобрело осанку, спортивную фигуру, умение правильно питаться, уверенность в себе, определенные бойцовские качества. Вместо унылой жизни в спальном районе, тупых посиделок с травкой и пивом в школьном дворе и прочих незамысловатых радостей своих сверстников они жили в ярком и красивом, абсолютно эксклюзивном мире. Как бы ни сложилась в дальнейшем судьба, этими материальными свидетельствами былых побед, этими фотографиями будут гордиться не только их спутники жизни, но дети и внуки. Большинству, по мере их взросления и неминуемого ухода во взрослую жизнь, предлагают собственную модель для строительства дальнейшей тренерской карьеры. Чем черт не шутит, кому-то и удается.

Да, дорогие папы и мамы, вы оплатили, даже изрядно переплатили за сказку. Но что, кроме "Диснейленда" в Париже или "Лего" в Англии, мини-Европы могла предложить ваша скудная родительская фантазия. Мы даже на собственные торжества заказываем тамаду, диск-жокея или ансамбль, чтобы не рассказывать друг другу скучные анекдоты из интернета и петь караоке. Вы хотели озолотиться, как родители чемпиона или великой топ-модели, но вы же обычные люди, а не мама Каспарова или Милы Йовович, не папа Марии Шараповой. Вас не разводили на многотысячные портфолио фотосессиями умилительного чада (оставим детские трагедии и разоблачения какому желтому НТВ), вам предложили долгосрочное счастье, продали билет в клуб избранных. Но любая сказка когда-то заканчивается, срок вашего абонемента истек. Главное, чтобы не оказалось, что вы положили все яйца в одну корзину, и они не разбились во время последнего соскока.

Понимаю, что мысль изреченная есть ложь, и погубит автора соблазн обобщения. Однако многолетние наблюдения за семьями моего круга позволяют увидеть разницу между случайностью, совпадением и закономерностью. О "чемпионах", в которых вбиты огромные деньги, родители в светских беседах вспоминают все меньше, а все больше - о собственных некогда заурядных первенцах, ставших вполне успешными людьми. Теперь они предмет гордости, а младшие - исключительно тревог. Понятно, им для адаптации требуется больше времени для отмыва косичек от грязи, и взрослеют они дольше, но воли к победе им не занимать, наберитесь терпения и веры, что вам еще остается.

P.S. Из рассказов знакомой мамы-тренера: "Тащу это я вечером своего умирающего от усталости семилетнего "чемпиона". На нем кимоно, на шее ранец, в руках инструмент, у меня - нотная папка, альбом для рисунков и роликовые коньки. Соседка-одесситка в позе "зю", подоткнув в рейтузы халат, драит лестничную клетку. Смотрит пристально на нашу процессию и выносит вердикт, махнув рукой: "Выброшенные деньги".

counter
Comments system Cackle