Здравствуй, Курдистан
Фото:
Здравствуй, Курдистан

Перед тем, как приветствовать новоформирующееся государство Курдистан на севере Ирака, я должен признаться, что в прошлом был противником его независимости.

В 1991 году, после окончания войны в Кувейте, когда Саддам Хусейн атаковал шесть миллионов иракских курдов, я привел три аргумента против американской интервенции в их защиту. Те же аргументы по-прежнему широко слышны и сегодня: (1) курдская независимость означала бы конец Ирака как государства, (2) это бы усилило курдские усилия по достижению независимости в Сирии, Турции и Иране, что приведет к дестабилизации и пограничным конфликтам, и (3) это вызвало бы преследование некурдов и в результате "значительные и кровавые обмены населением".

Однако ни одно из этих трех ожиданий не оправдалось. Учитывая печальный иракский послужной список внутри страны и за рубежом, конец объединенного Ирака обещает облегчение. То же самое можно сказать и о положении курдов в соседних странах. Сирия раскололась на три этнических и сектарных компонента: курды, арабы-сунниты и арабы-шииты, что в долгосрочной перспективе предвещает улучшение. Исход курдов из Турции полезно препятствует опасным амбициям Реджепа Тайипа Эрдогана, недавно пересевшего в президентское кресло. Аналогично, исход курдов из Ирана уменьшит эту архиагрессивную миниимперию. Я боялся чисток некурдов в иракском Курдистане, но происходит наоборот: сотни тысяч беженцев из других частей Ирака ищут спасение в Курдистане в надежде извлечь выгоду из безопасности, толерантности и открывающихся возможностей.

Мои ошибки легко объяснить: в 1991 г. никто не знал, что курдская автономия в Ираке будет процветать, как это происходит сегодня. Региональное правительство Курдистана (РПК), появившееся на свет в следующем году, можно назвать (лишь с некоторой натяжкой) Швейцарией мусульманского Ближнего Востока. Ее вооруженный, ориентированный на торговлю горный народ желает, чтобы его оставили в покое и стремится к процветанию.

В 1991 году было неизвестно также, что курдская армия, пешмерга, выступит в качестве компетентной и дисциплинированной силы; что РПК отвергнет террористические методы, в то время широко используемые курдами в Турции; что произойдет стремительный подъем экономики; что две курдские ведущие политические семьи, Талабани и Барзани, научаться сосуществовать; что РПК будет проводить ответственную дипломатию; что ее руководство подпишет международные торговые соглашения; что появятся десять новых высших учебных заведений; и что курдская культура расцветет.

Тем не менее, все это произошло. По словам израильской ученой Офры Бенгио, "автономный Курдистан оказался самой стабильной, процветающей, мирной и демократической частью Ирака."

Что дальше на повестке дня РПК?

Во-первых, после тяжелых потерь в боях против Исламского Государства, пешмерга должна переквалифицироваться, перевооружиться, и заключить тактический союз с такими бывшими противниками, как иракское центральное правительство и турецкие курды. Такие шаги будут иметь положительные последствия для будущего Курдистана.

Во-вторых, руководство РПК сигнализировало о намерении провести референдум по независимости, которая, как она правильно считает, будет пользоваться популярностью среди населения. Дипломатия, тем не менее, отстает. Иракское центральное правительство, конечно, выступает против этого, так же как и великие державы, что отражает их обычную осторожность и заботу о стабильности. (Вспомним речь "Котлета по-киевски" Джорджа Буша ст. в 1991 г.)

Однако, учитывая достоинства РПК, внешние силы должны поощрять ее независимость. Проправительственные СМИ в Турции уже это делают. Вице-президент США Джо Байден, возможно, возьмет за основу свое предложение 2006 года: "дать каждой этно-религиозной группе - курдам, арабам-суннитам и арабам-шиитам - территории, чтобы они могли заниматься собственными делами, позволив центральному правительству отвечать за общие интересы."

Третье: что если иракские курды объединят свои силы через три границы - как они уже делали в отдельных случаях - и образуют единый Курдистан с населением около 30 миллионов, и, возможно, коридор к Средиземному морю? Одна из самых многочисленных этнических групп в мире без государства (спорное утверждение: например, каннадига в Индии), курды упустили свой ​​шанс в урегулировании после Первой мировой войны, потому что не нашлось интеллектуалов и политиков, готовых постоять за них.

Появление курдского государства глубоко изменило бы регион, добавив значительную по размерам новую страну и одновременно частично расчленив ее четырех соседей. Такая перспектива вызвала бы тревогу в большинстве стран мира. Но Ближнему Востоку - все еще в тисках соглашения Сайкса-Пико, неуклюжего тайного договора европейских держав в 1916 году - необходима благотворная встряска.

С этой точки зрения, появление курдского государства является частью общерегиональной дестабилизации, опасной, но необходимой, которая началась в Тунисе в декабре 2010 года. Соответственно, добро пожаловать четырем потенциальным частям, объединенным для образования единого Курдистана.

Перевод с английского И. Эйдельнант

counter
Comments system Cackle