Две большие разницы
Фото: Shutterstock.com
Две большие разницы

Глава из бестселлера Юрия Моор-Мурадова "Занимательный иврит-1". Книга написана 10 лет назад, многие упомянутые здесь факты, события и имена устарели и подзабылись, но самое главное, иврит – по-прежнему прекрасен, увлекателен и занимателен.

Qui bene distinguit, bene docet – кто хорошо выявляет различия – хорошо учит. Поговорим о различиях в двух занимающих нас языках, являющихся предметом нашего внимания. На эту тему можно написать тома, мы же коснемся только краешка проблемы, верхушки айсберга – "кце hа-кархОн". Подсказал мне ее мой сосед, репатриант из ЮАР, вздохнув после очередного огорчительного известия: "Зе хаим". Многие из нас делают ту же ошибку. И на его родном английском (на котором он переругивается с женой), и на нашем русском слово "жизнь" – единственного числа, а в иврите у этого слова – множественное число. Кто более прав? Не мне судить, но одно следует затвердить хорошо: не "зе хаим", а "эле hа-хаим". (Ох, этот артикль! Вот проблема для носителя русского языка! Не разделяем мы слова на определенные и неопределенные! Какие это трудности доставляет "русским новичкам" в иврите!)

В русском "смех" – всегда в единственном числе, даже когда смеются многие, даже когда вся страна смеется над собой. Ни "смехА", ни "смЕхи" не существуют. В иврите – по крайней мере, на сленге – возможно "цхОким": "НишмеУ цхоким".

Как бы ни было печально и грустно – в русском это только одна "тоска", в иврите очень часто – "гаагуИм". Популярный певец Сами Шукри от имени безответно влюбленного поет, что он живет "им гаагуим ба-лев" – с тоской в сердце.

Еще одна несимметричная пара – "Ложь – шкарим". "Это все ложь!" – кипятится российское правительство, не продавая Ирану военную ядерную технологию. "hа-коль шкарим" – оправдывается член израильского правительства, не потративший деньги hистадрута на свою предвыборную кампанию. На днях я переводил статью, которая называлась "15 шкарим аль диета". Обычно можно это множественное перевести словом "ложь", потому что на русском оно имеет собирательное значение, как молоко, вода и пшеница. Но вот в этом конкретном случае не схитришь, написано конкретно: 15... "лжей"? И вот я стал, как герои Зощенко, ломавшие голову над пятью кочергами, искать. "Обманов", что ли? "15 обманов о диете"... Нет, неизящно и не по-русски. Представляете, в какую сложную ситуацию я попал. Но опыт все же не подвел, я в конечном счете вышел из затруднения. Вариант перевода названия приведу в конце главы, а вы можете пока подготовить и свою версию.

Да, как вы произнесли "15 шкарим аль диета"? Я имею в виду – числительное, которое я намеренно написал цифрами. Правильно: "хамиша асар шкарим" – потому что "шекер" – мужского рода. Если бы считали годы, то было бы "хамеш эсре шаним", поскольку "шана" – женского рода.

Нам надо привыкнуть, что вода, хоть она в Израиле всегда в дефиците, имеет множественное число, поэтому "маим карим/хамим" – "вода горячая/холодная". Не исключено, что строка "И воды уж весной шумят" появилась благодаря русскому переводу Библии, где вода, под влиянием иврита, получила множественное число. Еще говорят – "воды отошли…"

Зато в русском во множественном числе – "волосы", даже когда их катастрофически мало. В иврите возможно "сеАр". "Густые волосы" – "сеар малЕ".

У нас пиво – только в единственном числе, даже когда оно льется рекой. На иврите можно "бИрот" – когда говорят о разных сортах, когда уже выпито несколько порций: "ШатИти кАма бирот" – выпил пару кружек пива.

Русские пишут "Голаны" – видимо, под влиянием Карпат, Альп и Анд. На иврите – "Голан". Русские говорят: "Он живет в горах", а на родине иврита каждая гора на учете, поэтому говорят: "hу хай бе-hар".

И несмотря на то, что Израиль – страна маленькая, и настоящих лесов тут нет (а может, именно поэтому), израильтяне по-свойски называют джунгли словом единственного числа: "джунгель".

"А теперь – реклама", – мило улыбается московская дикторша, на 20 минут оттягивая следующую сцену захватывающего детектива, потому что под единственным числом тут прячется множественное. "Ве-ахшав – пирсомот", – честно предупреждает о ее, рекламы, большом количестве ведущий израильской передачи перед тем, как объявить, кто уедет из студии на выигранном новеньком автомобиле.

Всегда следует помнить, что деньги в иврите в единственном числе: "кЕсеф". Хотя возможно и употребление во множественном числе: "веидат hа-ксафим" – финансовая комиссия (Кнессета). Потому и наличные (которые в русском – всегда во множественном), в иврите мало того, что в единственном, тут еще и два слова: "кесеф мезуман". Между прочим, "чек мезуман" – это чек, выписанный на сегодня, а не на отдаленной будущее. Тогда и будет пресловутый, всеми осмеянный "чек дахУй".

Только в русском, наверное, часы – множественного числа. На иврите (как и на французском, немецком, узбекском, английском, таджикском) – единственного: "шаОн".

Невозможно себе представить, что в Москве на Пушкинской рядом с магазином "Меха" появится – даже и после полной и окончательной победы капитализма в этой одной, все никак не могущей вырваться на ровную дорогу, стране – магазин "Кожи". Напишут просто "Кожа", а то и вовсе "Изделия из кожи". Я же на работу каждый день хожу мимо магазина "Орот" ("Кожи"). Я сейчас узнал, что в Москве эта улица уже поменяла название… Видите, как давно писалась первая редакция этой книги!

Следует принять как данное, не спорить и не удивляться, когда в определенных случаях, в которых мы используем повелительное наклонение, израильтяне скромно обходятся неопределенной формой, инфинитивом. "Пожалуйста, познакомьтесь", – нейтрализуют русские вежливое первое повелительным вторым. "Пожалуйста, садитесь". У израильтян: "На (бевакаша) леhакир, лашевет". Правда, это допустимо только после слов "бевакаша" и "на".

Инфинитив русские используют в формулах: "Как доехать? Как дойти?" Израильтянин предпочитает тут настоящее время: "Эйх магиим?" – "Как добираются?"

"Ма осИм?" – во всех тех случаях, когда в русском скажут: "Что же теперь делать?"

"Мияд роим" – это хорошо нам знакомое "сразу видно". "Мияд роим ше-ата гибОр" – "Сразу видно, что ты – герой!"

Русский язык предполагает, что брак – нечто сравнительное простое, он может существовать в единственном числе. На иврите это настолько сложное дело, тут с раввинатом связано, с другими бюрократическими препонами, поэтому имеет форму множественного числа: "нисуин". "Нисуэhа алу ба-тоhу" – ее брак оказался, мягко говоря, неудачным.

Множественное число и у слова "питурин" – увольнение. Поэтому, когда Нетанияhу в начале 1999 года уволил Ицхака Мордехая в прямом эфире, это было "Питурей сар hа-битахон бе-шидур хай". Тут же – еще одно различие: прямой эфир – "шидур хай", трансляция "вживую", не в записи.

"Река Лена вышла из берегов" – "hа-наhар Лена ала аль гдотав". Река в иврите, в отличие от города, – всегда мужского рода. "Ростов – hи ир гдола би-дром Русия" – "Ростов – крупный город на юге России" (ростовчане, если вы с этим утверждением не согласны – со мной не спорьте: так было написано в ивритской газете).

Русские делают комплимент, израильтяне дают – "натАн махмаА".

Еще несколько несовпадений: "соблюдает диету" – "осе диета"; "строить глазки" – "лаасот эйнаим"; "протереть глаза" – "лешафшеф эйнаим"; "почистить зубы, туфли" – "лецахцех шинаим, наалаим". Не путать с глаголом "лецафцеф" – гудеть (клаксоном автомобиля). А еще "лецафцеф" означает "плевать" (на закон, на начальство).

Русские занимаются бизнесом, ведут дело – на иврите это очень хлопотно, дел всегда по горло, поэтому возможно не только "эсек", но и – "асаким".

Русское утро, кажется, только в одном выражении проявляет свою множественную форму: "по утрам". На иврите не только "ба-бкарим", но и просто – "бкарим" – "утры". Как-то прочел фельетон русскоязычного писателя, он сетовал на то, что в Израиль не понимают выражение "выпить с утра". Видимо, сам фельетонист и виноват – неверно перевел. Здесь подходит не "ба-бокер", а – "аль а-бокер".

Еще о предлоге "аль". Мы говорим: "в форме" (сфотографировался, пришел). Израильтяне – "аль мадим". Хаим Моше в песне "hа-тмунот ше-ба-альбом" поет: "Тмуна ахерет аль мадим…" - "Другой снимок – в военной форме".

Следует отметить, что иврит вообще – более последователен. В очень многих случаях русский несколько стесняется, что ли, им самим придуманных правил. То этого слова нельзя образовать в женском роде, то другое слово не существует в повелительном наклонении и в будущем времени. (Скажем, глагол "победить". Когда Высоцкий спел: "Чуду-юду я и так победю", то в 60-х в "Комсомольской правде" появилась разгромная статья, в которой среди прочих грехов барда обвинили в незнании русского и инкриминировали это самое "победю".)

Иврит не меняет правил по ходу игры. Он дотошнее, последовательнее, конституционнее, что ли. Не импровизирует. Самые яркие примеры. Скажем, в каком-то банке тем, кто открыл счет, дают подарки, иными словами – что-то ты получаешь "хинам", бесплатно. Так в рекламном ролике звучит: "Еш hарбе хинамим!" То есть наречие "бесплатно" превратилось в весьма существенное существительное, и тут же получило право на множественное число. Как это перевести? "Много бесплатностей"?

И теперь – мой вариант перевода "15 шкарим аль..." Я назвал ту статью "15 заблуждений относительно диеты". Был и другой вариант: "15 мифов о…" Покаюсь – я имел преимущество перед читателями, ведь найти адекватное название мне помогло содержание статьи, этого подспорья у вас не было.

קצה הקרחון אלה החיים * נשמעו צחוקים * עם געגועים בלב * שקרים * הכול שקרים * חמישה עשר שקרים על דיאטה * חמש עשרה שנים * מים קרים\חמים * שיער מלא * בירות * שתיתי כמה בירות * גולן * הוא חי בהר * ג'ונגל * ועכשיו – פרסומות * כסף * ועידת הכספים * כסף מזומן * צ'ק מזומן * צ'ק דחוי * שעון * עורות * נא (בבקשה) להכיר, לשבת * איך מגיעים? מה עושים? * מיד רואים שאתה גיבור * נישואין * נשואיה עלו בתוהו * פיטורין * פיטורי שר הביטחון בשידור חי * הנהר לנה עלה על גדותיו * רוסטוב – היא עיר גדולה בדרום רוסיה * נתן מחמאה * עושה דיאטה * לעשות עיניים * לשפשף עיניים * לצחצח שיניים, נעליים * לצפצף * עסק – עסקים * בבקרים * בבוקר – על הבוקר * על מדים * התמונות שבאלבום * תמונה אחרת על מדים * חינם * יש הרבה חינמים *

Для приобретения книг Юрия Моор-Мурадова из серии "Занимательный иврит": 054-7923229, yuramedia@gmail.com

Архитектурно-грамматический разлом

 

Каждый раз, когда я, пролетая по Приморскому шоссе (автострада номер 2), бросаю взгляд на эту гостиницу, в моем мозгу почему-то мелькает мысль: "Большой сирийско-африканский разлом"… Это здание неизвестного мне архитектора построено на склоне горы, на которой расположен замечательный город Зихрон-Яаков. Это перед самым поворотом на шоссе 70.

А на переднем плане под сеткой – банановая плантация.

Небольшое лингвистическое признание. В первоначальном варианте разъяснение к фотографии начиналось так: "Пролетая по Приморскому шоссе, в моем мозгу мелькает мысль…" Этой ненормативной для русского языка фразой я хотел подмигнуть образованному читателю (коих на этом сайте подавляющее большинство), отослав к знаменитой шутке Ильфа и Петрова "Проезжая мимо сией станции, с моей головы ветром сорвало картуз", что в свою очередь является намеком на предложение Льва Толстого из "Севастопольских рассказов": "Накурившись, между солдатами завязалась беседа".

Но поразмыслив, удовлетворился конвенциональным вариантом, поскольку опыт показывает, что всегда найдется один читатель, который "не врубится" и с восторгом укажет на найденную им ошибку. Зачем уводить диалог от сути к второстепенному?

counter
Comments system Cackle