Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+24+13

Мнения

А
А

Расходное место

Реальное положение состоит в том, что должность президента страны, символа нации и гаранта конституции уже давно не отвечает своему первоначальному назначению.

peres1
Фото: Getty Images

Специалисты подсчитали, сколько грузовиков понадобилось президенту Украины В. Януковичу, чтобы вывезти наворованное и сколько комнат понадобится для того, чтобы вывезенное припрятать. Но украинцы не сомневаются, что президент им нужен, и у следующего уж точно не будет столь сложных проблем с транспортировкой и складированием. А вот у израильтян такие сомнения возникли и оживленно обсуждаются в последние дни, хотя израильских президентов пока сажали только за сексуальные домогательства, ничем не угрожающие экономике государства.

Подходит к концу каденция 9-го президента Израиля Шимона Переса, и вместе с обсуждением новых кандидатур на эту должность, обсуждается вопрос, а зачем вообще Израилю президент? И не только потому, что в еврейском государстве практически каждый считает себя способным исполнять обязанности президента, но еще и потому что обе эти обязанности абсолютно бессмысленные. С принятием верительных грамот легко мог бы справиться спикер парламента или глава МИДа, а с помилованием заключенных – председатель профкома в министерстве юстиции. Никаких других обязанностей у главы государства нет. Более того, президенту категорически запрещено вмешиваться в политику и даже публично выражать свое мнение по тем или иным политическим вопросам.

Как жаловался первый президент Израиля Хаим Вейцман на первого премьер-министра Давида Бен-Гуриона: «Носовой платок – единственная вещь, куда он позволяет мне сунуть свой нос.» Эта вторичность была изначально заложена в государственной системе Израиля, самоуправление которого формировалось в те времена, когда Палестина была британской полу-колонией (1917-1948). Провозгласив себя государством, местное самоуправление целиком скопировало английскую парламентскую модель. Страной управляет правительство во главе с премьер-министром. Формирует это правительство глава крупнейшей партии, который этим самым премьер-министром и становится. А парламент изо всех сил старается осложнить жизнь кабинету министров дурацкими законопроектами и инициативами. Королева в этой схеме власти исполняет чисто представительскую роль, и если парламент решит королеву свергнуть или даже казнить, Ее Величество обязана будет подписать это решение до того, как ее обезглавят. Но если английский трон является еще и доходным местом, все-таки Елизавета II – самая богатая гражданка страны после Усманова и Абрамовича, – то место президента Израиля абсолютно расходное: налогоплательщику оно обходится примерно в 60 млн шекелей ежегодно.

Отличие президента от королевы только в том, что он не получает свою должность по наследству, а его избирает
парламент. Впрочем, первым президентом в Израиль безо всякого парламента был приглашен Альберт Эйнштейн. Создатель Теории относительности что-то там себе подумал и вежливо уклонился, а Израиль, не сумев разжиться физиком, удовлетворился химиком (Хаим Вейцман, как известно, разработал жидкий легковоспламеняющийся ацетон, важный ингридиент пороха).

Эйнштейнов с тех пор в еврейском народе заметно поубавилось, а те которые остались, предпочитают становиться рядовыми гражданами других стран, нежели рассчитывать на место первого гражданина в собственной. Поскольку избрание президента всегда окружено интригами и кулуарными войнами. Ведь выбирают его 120 членов кнессета, у каждого из которых есть свои личные счеты к будущему главе государства. Так, например, в 2000 году, кнессет отверг старейшего, заслуженного, почитаемого во всем мире и, в общем, не бесполезного для попорченного имиджа страны Шимона Переса – и подавляющим кулуарным большинством избрал сексуального маньяка Моше Кацава. О склонностях своего избранника парламент был прекрасно осведомлен, однако счел их менее опасными для государства, чем левые взгляды Переса. И только после того, как Кацав во всей красе проявил себя прямо под государственным флагом, парламент одумался и воздал Пересу пересово.

И вот теперь по прошествии 7-летней каденции, Еврейское государство снова оказалось перед проблемой: «Где взять Эйнштейна?» Несколько кандидатов, претендующих на кресло президента, никак не тянут, хотя и правозащитник Натан Шаранский, и бывший спикер кнессета Руби Ривлин, и нобелевский лауреат, профессор Дан Шехтман, люди хорошо известные израильскому обществу – однако, ни борьба Щаранского за права советских евреев, ни ура-патриотизм Ривлина, ни важность для народного хозяйства открытых Шехтманом квазикристаллов не выглядят достаточным основанием для того, чтобы возвести этих почтенных людей в национальные символы. Отсюда, видимо, и возникло предложение премьер-министра Биньямина Нетаниягу вообще упразднить декоративный пост.

Против премьера резко выступили министр внутренних дел Гидеон Саар, спикер кнессета Юлий Эдельштейн и другие соратники главы правительства по национально-патриотическому лагерю. Оппозицию Нетаниягу составили главным образом молодые политики, у каждого из которых по окончании активного периода политической деятельности есть шансы получить эту синекуру – зачем же рубить сук, на который можно сесть? Разумеется, вся эта тема окружена многочисленными политическими спекуляциями и патриотической демагогией, не имеющей никакого отношения к реальному положению вещей.

А реальное положение состоит в том, что должность президента страны, символа нации и гаранта конституции уже давно не отвечает своему первоначальному назначению. Ведь тот же самый В.Янукович формально все еще числится президентом Украины, а вот например, полномочия президента Палестинской автономии Абу-Мазена давно истекли, но никто этого не заметил. А кто заметил, собрались в тесном кругу и продлили эти самые полномочия еще на годик-другой. Должен же кто-то пилить гуманитарную помощь и вести переговоры с сионистским врагом.

Как сказал бы не состоявшийся первый президент Израиля, все относительно.

Метки:

Читайте также