Zahav.МненияZahav.ru

Вторник
Тель-Авив
+25+19
Иерусалим
+26+14

Мнения

А
А

Джон Болтон об Израиле, Трампе, Путине и Украине

"Если бы Израиль решил сделать своей целью иранскую ядерную программу, Соединенным Штатам стоило бы его поддержать."

Ксения Соколянская
17.04.2024
Джон Болтон. Фото: Getty Images / Mark Wilson

Бывший советник президента США Джон Болтон (2018-2019) в интервью "Настоящему Времени" рассказал, каким должен быть ответ Израиля на атаку Ирана и почему новая большая мировая война уже идет. Болтон также оценил, насколько уязвима позиция Украины на фронте и как может измениться ситуация в случае победы Дональда Трампа на президентских выборах в США. Экс-советник президента также объяснил, какие сейчас отношения у Трампа и Путина, и предположил, что ждет Россию в будущем.

- За прошедшие дни вы сделали несколько жестких заявлений об атаке Ирана на Израиль и об ответных действиях. В частности, вы назвали Байдена позором США. Почему, на ваш взгляд, он сейчас действует неправильно?

- Если бы Соединенные Штаты были атакованы тремя сотнями баллистических, крылатых ракет и дронов, то мы бы мстили. Как минимум, мы бы атаковали базы и сооружения, с которых эти ракеты запускали. Мы бы уничтожили ПВО атаковавшей нас страны, в данном случае Ирана, чтобы наши собственные ракеты и авиация смогли пробиться к целям. И я думаю, мы бы на этом не остановились. Тем более что в случае с Израилем они не могут заранее знать, не содержит ли очередная запущенная Ираном ракета ядерную боеголовку!

Израиль - очень маленькая страна. Ее бывший премьер-министр Ариэль Шарон однажды предупреждал о возможном "ядерном Холокосте" со стороны Ирана: полдюжины ядерных ракет - и Израиль перестанет существовать.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал: zahav.ru - события в Израиле и мире

Так что, я думаю, Израиль находится в своем праве. И совершенно справедливо, что в его немедленных интересах и, честно говоря, в долгосрочных интересах всего мира - принять решение об уничтожении иранской ядерной программы. Лучше сделать это сейчас, до того как Иран применит ядерное оружие. Они угрожают своим соседям, угрожают всему миру. Израиль в Иране называют "маленьким сатаной", а США - "большим сатаной". Я вижу в этом прямую связь. И, честно говоря, если бы Израиль решил сделать своей целью иранскую ядерную программу, Соединенным Штатам стоило бы его поддержать.

- При этом союзники Израиля практически единодушно призывают к тому, чтобы не допускать дальнейшей эскалации в регионе. Вы уверены, что те действия, к которым вы призываете, не приведут к началу третьей мировой войны?

- Я думаю, что это крайне маловероятно. Я думаю, что большая война, об опасности начала которой Байден и другие говорят в своих выступлениях, началась 7 октября. Администрация Белого дома отказывается смотреть на регион стратегически. Противостояние Израиля и ХАМАС в Газе и попытки хуситов нарушить международное судоходство в Суэцком канале и Красном море - это не отдельные эпизоды. Это все дело рук Ирана.

Все эти террористические группы обучены и профинансированы Ираном. Иран здесь - кукловод. Вот та большая война, которая уже идет. Вопрос в том, сможет ли Иран и дальше держать Израиль в заложниках, угрожая ракетными атаками, или Израиль что-то решит с этим сделать.

У меня нет сомнений, что израильтяне сейчас находятся под невероятным давлением. Но я твердо уверен, что если бы США подверглись подобной атаке, то не было бы никаких сомнений в том, как бы мы ответили. Так почему мы отказываем Израилю в праве отреагировать так, как отреагировали бы мы сами?!

- Насколько нам известно, в понедельник (интервью было записано 15 апреля - НВ) состоялось новое заседание военного кабинета Израиля. Источники утверждают, что дебаты были оживленными. Можно ли предположить, каким будет ответ Израиля и когда это произойдет?

- Я подозреваю, что споры были между теми, кто выступает за сдержанный ответ, который бы соответствовал требованиям Байдена, и теми, кто, как, например, Беньямин Нетаниягу, знает о ядерной угрозе со стороны Ирана больше, чем кто-либо в Израиле и США. И я не могу предсказать, какое решение в итоге будет принято. Но если попробовать предположить, то я бы поставил на то, что из-за давления США будет выбран вариант наименьшей эскалации. Но я бы добавил вот что: американская разведка с большой долей вероятности предполагала, что субботний удар Ирана по Израилю будет не таким мощным, каким он оказался в итоге. Так что не думаю, что все эти предсказания ответной реакции Израиля хоть чего-то стоят. Но могу только сказать, что, по моему мнению, ответ последует уже в течение ближайших дней, а точно не двух недель, которые понадобились Ирану для подготовки к их удару после атаки на Дамаск.

- На ваш взгляд, сейчас Иран является большей угрозой для глобального мира, чем Россия? Представитель Совета национальной безопасности США Джон Кирби в эфире CNN сегодня заявил, что Израиль нуждается в поддержке США. Но не нуждается ли в ней так же и Украина?

- Смотрите, Ираном управляет группа средневековых религиозных фанатиков, которые стремятся завладеть ядерным оружием. Это очень опасная сила, и она является частью сформировавшейся оси "Пекин-Москва". Но Россия - это мощная ядерная держава с тысячами боеголовок и средств их доставки. У Ирана этого нет.

Россия уже дважды развязывала войну против Украины - в 2014-м и в 2022-м. И ни у Украины, ни у Запада не получилось ответить эффективно. Так что, конечно, Россия остается угрозой, особенно по мере укрепления этой оси с Китаем.

И эта угроза будет сохраняться до тех пор, пока Владимира Путина каким-либо образом не отстранят от власти и пока демократические силы в России не получат нового шанса. Я не знаю, когда это произойдет. Я не очень оптимистичен. Но до тех пор ничего в России не изменится.

- В конце прошлой недели агентство Bloomberg, ссылаясь на источники, сообщило, что Киев находится в наиболее уязвимой позиции за все два года большой войны. Вы согласны с этой оценкой и есть ли какие-то пути выхода из этой ситуации?

- Я думаю, что наиболее уязвима Украина была в начале полномасштабной войны. Российское нападение провалилось благодаря упорному сопротивлению и большой доле удачи. Они не смогли захватить аэропорт Антонов в пригороде Киева, куда их войска могли бы доставлять транспортные самолеты. Вместо этого пришлось выстраиваться в длинные автоколонны, которые украинцы расстреливали. В этом была большая доля случая, хотя я и отдаю должное упорству украинского сопротивления. Но Украина могла очень быстро проиграть войну.

Сейчас же есть опасность, если США быстро не решат вопросы с пакетами помощи. Здесь на слушаниях озвучивались данные, что на каждый украинский снаряд Россия выпускает 5-6 своих. Долго так продолжаться не может. Украине, очевидно, приходится беречь боеприпасы. Лучшее, на что мы можем надеяться до того, как пройдут американские выборы, - это заморозка конфликта. Я думаю, что Путин ждет Трампа. И если его выберут президентом, то тогда мне будет очень волнительно за судьбу Украины.

- Мы обязательно еще поговорим про возможную победу Трампа и ее последствия. Расскажите про законопроект о военной помощи, который не может получить одобрение Конгресса. Это ведь связано не только с Украиной?

- Украина - только часть проблемы. Во многом она связана с растущим изоляционизмом Республиканской партии. Я это связываю с персоной Дональда Трампа. Но эта склонность к изоляции, это напряжение - они были всегда. Просто сейчас все усилилось и приобрело политический окрас. Слоганом республиканцев в Палате представителей стало утверждение: "Байден больше беспокоится об украинской границе, чем о нашей собственной границе с Мексикой". Это, конечно, нонсенс. Кризис на мексиканской границе никак не оправдывает ситуацию с помощью Украине. Но это год выборов, ничего удивительного.

Я думаю, что, парадоксальным образом, атака на Израиль может стать для многих в Конгрессе шоковой терапией, чтобы сказать: "Послушайте, израильтянам нужна помощь, Украине нужна помощь, Тайваню нужна помощь. Это все части одной проблемы". У нас был опыт компромисса по вопросам границы - решение было не идеальным. Но это было лучше, чем то, что делает администрация Байдена. Я надеюсь, что на этой неделе случатся какие-то подвижки по всем этим направлениям. Но в первую очередь - по вопросу помощи Украине.

- Судьба Украины может очень сильно зависеть от исхода выборов в США. Давайте представим, что на них побеждает Дональд Трамп. Он уже делал много громких заявлений в связи с Украиной. А еще говорил, что хочет выхода США из НАТО. Это вообще возможно?

- Я очень обеспокоен в связи с возможным переизбранием Трампа. Особенно в контексте НАТО и российского вторжения в Украину. Я думаю, что если Трамп реально сфокусируется, что для него непросто, на вопросах НАТО, то он может объявить о выходе из Альянса. Президенты имеют право выходить из любых соглашений, и он может это сделать. Последствия для США во всем мире стали бы катастрофическими, но Трамп может принять такое решение, это возможно. И Путин с интересом будет наблюдать за тем, сделает ли это Трамп, потому что выход США из НАТО сделает Альянс неэффективным не только в деле помощи Украине, но и для самих стран-членов блока.

И я также думаю, что Путин внимательно слушал слова Трампа о том, что он якобы может остановить войну в Украине за 24 часа, что, конечно, нелепо. Трамп говорил, что сможет организовать встречу Путина и Зеленского и так все решит. Этого, конечно, тоже не произойдет. Но когда он не сможет найти быстрое решение, он захочет найти виноватого. А своей собственной вины в этом он не увидит. И вот здесь, я боюсь, зная, как Трамп восхищается Путиным, он почти неминуемо найдет виновного в лице Зеленского. И вот это будет очень плохо для Украины.

- То есть вы думаете, что Путин следит за тем, что сейчас говорит Трамп, и, возможно, поэтому начинает чаще говорить про переговоры?

- Я думаю, что Путину может казаться, что у него есть преимущество в Украине - из-за проблем с поставками вооружений, из-за недавних локальных успехов российской армии на фронте. И если в какой-то момент он вдруг скажет: "Эта война затянулась, давайте устроим перемирие, проведем мирные переговоры в Женеве", - то тогда по факту он получит новую российско-украинскую границу вдоль линии соприкосновения. И для Украины это будет равнозначно поражению.

Читайте также

- В том же интервью CNN, где вы назвали Байдена позором, про Трампа вы сказали, что он бредит. Какой итог президентских выборов тогда вас бы удовлетворил?

- Нет хорошего исхода. В 2020-м, когда выбор был таким же, в Мэррилэнде, где я живу, я в бюллетень вписал имя Дика Чейни. И сделаю так снова в этом году. Я понимаю, что Чейни не выиграет, понимаю, что это будет Трамп или Байден. Но я только так могу выразить свое неприятие их обоих. Я думаю, что ни тот, ни другой не заслуживают быть президентом Соединенных Штатов. 70% американцев в опросах за последний год высказались, что не хотят повторения выборов с Трампом и Байденом. Но именно такой выбор мы получили.

- А можете объяснить, почему в этом избирательном цикле обе американские партии обнаружили себя в ситуации, когда не существует альтернативных кандидатов?

- В Республиканской партии было множество альтернативных кандидатов. И некоторые из них заслуживали занять президентское кресло. Но ни один не смог пробиться. Не то чтобы у Трампа было большинство в Республиканской партии - у него было 30-35%, но остальные кандидаты просто не смогли убедить избирателей, и Трамп смог получить выдвижение. А в Демократической партии, несмотря на возраст Байдена и его физическое состояние, ни один кандидат даже не попробовал ему противостоять. И я думаю, что демократы совершили огромную ошибку. Если бы они выдвинули любого другого кандидата, кроме Камилы Харрис, у них было бы гораздо больше шансов победить Трампа в ноябре.

- У нас есть буквально еще минутка. Не могу не спросить вас про Владимира Путина, с которым вы знакомы лично. Я уже поняла, что вы не ждете того, что политическая ситуация в России изменится в ближайшее время. Но каким может быть этот транзит власти?

- Российский парламент сейчас парламентом не является. Нет никаких механизмов для смены власти, выборы, очевидно, фальсифицируются. Даже в советские времена было Политбюро Коммунистической партии, которое, например, после Кубинского кризиса 1963 года могло сказать Никите Хрущеву: "Никита, пора в отставку". Даже такого механизма сейчас не существует. Нет никого, кто мог бы сказать Владимиру Путину, что ему пора уйти. Так что, боюсь, единственный способ сместить Путина - сделать это во время какого-либо кризиса в России, когда кто-то из военных или спецслужб поднимет мятеж против него. К чему такой сценарий может привести, никто не знает.

Очевидно, что лучшим исходом будет смена власти, демократические выборы и новая попытка получить полноценный парламент, как это пытались сделать в 90-х. Но Россия сейчас в худшей позиции, чем была тогда.

Меня очень беспокоит азиатская часть России и то, как себя там ведет Китай. Напомню, что Владивосток и земли вокруг него были территорией Китая еще в 1860-х. В Китае этого не забыли и видят к северу от своей границы запасы минералов, газа и нефти. Это будет очень опасное время для России. И шансы стать снова частью Запада теперь куда меньше, учитывая возросшее влияние Китая. Так что, что бы ни произошло в Кремле, как бы ни появился новый демократический парламент, в результате переворота или еще чего-то, но он может стать для России последним шансом спастись от развала на отдельные государства.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке