Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель-Авив
+25+18
Иерусалим
+24+14

Мнения

А
А

Постсоветские аспекты войны Израиля с ХАМАС

Участники постсоветских вооруженных конфликтов используют палестино-израильское противостояние в собственных геополитических целях.

23.10.2023
Источник:The Moscow Times
Фото: Getty Images / Contributor

Конфликт между Израилем и палестинскими арабами занимает вполне определенное и весьма важное место в идеологическом и политическом дискурсе, сопровождающем вооруженные постсоветские конфликты, прежде всего - российско-украинский.

Речь идет о том, что и сами участники постсоветских вооруженных конфликтов, и внешние интересанты этих конфликтов используют палестино-израильское противостояние в собственных геополитических и дипломатических целях, тем более что отношения Израиля с палестинцами меняются, да и палестинцы представлены не только "Палестинской национальной администрацией" (ПНА) в Рамалле, управляющей арабскими анклавами Иудеи, Самарии и Иорданской долины (в международном обиходе — на т. н. "западном берегу р. Иордан"), но и полуэксклавом исламских фундаменталистов в секторе Газы.

Между этими двумя палестинскими арабскими образованиями есть очевидное идеологическое различие. Управляющие ПНА наследники Ясира Арафата из палестинской националистической организации ФАТХ (ООП) на протяжении последних 30 лет на словах выступают за урегулирование с Израилем — хотя на практике финансово, морально и нередко практически поддерживают террористическую деятельность против израильтян, а также фактически саботируют политический (бывший "мирный") процесс с Израилем, выдвигая ему заведомо иррациональные требования, касающиеся границ, еврейских поселений, статуса Иерусалима и темы "палестинских беженцев".

Террористическая группировка радикальных исламистов ХАМАС, захватившая власть в секторе Газы в 2007 г., не признает права Израиля на существование ни в каком статусе и границах и использует территорию сектора в качестве плацдарма для антиизраильских террористических вылазок и периодических обстрелов городов и поселков центра страны.

Крупнейшая из таких атак, принявшая характер полномасштабной войны, началась утром в субботу 7 октября 2023 г. и на момент написания этой статьи идет уже 11-й день.

В ее первый день под прикрытием залпов тысяч ракет из сектора Газа по городам и поселкам юга и центра страны более 2,5 тыс. боевиков военного крыла ХАМАС, прекрасно вооруженных, подготовленных и воспитанных в идеологии "Исламского государства", прорвали в десятках мест окружавший сектор "забор безопасности" и устроили хладнокровную резню жителей примыкающих к сектору поселков Беэри и Кфар-Аза и участников музыкального фестиваля в лесу Реим — в пакете с изнасилованиями, сожжением людей в собственных домах и отрыванием голов. Жертвами нападения террористов в этих местах, а также городах Сдерот, Офаким и других населенных пунктах на юге Израиля стали более полутора тысяч мирных граждан, включая стариков, женщин и детей, а также военных и полицейских. Еще более 200 израильтян были уведенных в сектор в качестве заложников.

Ответ Израиля также стал беспрецедентным по мощи, но главное — реализуется по принципиально новой доктрине. Если все предыдущие витки конфликта предполагали нанесение ущерба террористической инфраструктуре группировки, но не свержение власти ХАМАС как таковой — за неимением иных альтернатив, способных "контролировать хаос в секторе", то сегодня речь не идет о меньшем, чем полный демонтаж как военной, так и политической структуры фундаменталистского режима и ликвидация его верхушки.

Российские интересы

Понятно, что такая смена парадигмы может привести и уже частично приводит к существенному изменению конфигурации сил и геополитических трендов на Ближнем Востоке, что не может не оказать влияние на субъектов противостояния на других, в том числе и постсоветских фронтах. В первую очередь это касается России, которую многие комментаторы рассматривают в качестве, по крайней мере, одного из организаторов кровавого нападения палестинских исламистов на Израиль.

Хотя в Израиле допускают, что пропалестинские, в том числе прохамасовские нарративы, которые нередко звучат в Москве и на правительственном уровне, и в СМИ, подогревают антиизраильские настроения в регионе, предположение о прямой вовлеченности России в нынешнюю войну сейчас представляется сомнительным (в том числе и послу Израиля в РФ Алексу Бен-Цви, который официально дезавуировал подобное предположение) и в любом случае нуждается в дополнительных доказательствах. Но не слишком много сомнений в том, что Кремль заинтересован в использовании этой новой ситуации для усиления своих слабеющих позиций в Восточном Средиземноморье и на Южном Кавказе.

В ближневосточном контексте явный интерес РФ состоит, во-первых, в том, чтобы добиться пропагандистского эффекта, представив начало войны Израиля с "Хамасстаном" как провал американской дипломатии, "монополизировавшей", как выразился министр иностранных дел России Сергей Лавров, посреднические усилия по урегулированию палестинской проблемы. Во-вторых, Россия объективно заинтересована в торможении, благодаря войне Израиля и ХАМАС, процесса нормализации саудовско-израильских отношений: такая нормализация фактически завершила бы более чем столетний арабо-израильский конфликт в его классических формах.

Установление полноценных дипломатических отношений между Иерусалимом и Эр-Риядом и "теплого мира" между народами — подобно установленным в 2020 г. еврейским государством отношениям с ОАЭ и Бахрейном — во многом снимет последние препятствия для формирования альянса США, Израиля и стран саудовского блока, о котором нередко говорят как о "ближневосточном НАТО". Понятно, что такое развитие событий станет серьезным вызовом интересам России, Ирана и Китая в регионе, и потому замораживание Саудовской Аравией переговоров о нормализации отношений с Израилем, о котором со ссылкой на свои источники в Эр-Рияде сообщило агентство Reuters, в Москве должны были встретить с явным удовлетворением.

Но не исключено, что процесс сближения Израиля и Саудовской Аравии не отодвинут на дальнюю перспективу, а лишь приостановлен. Во многом это будет зависеть от итогов "челночной дипломатии" государственного секретаря США Энтони Блинкена, который почти непрерывно находится на Ближнем Востоке и провел переговоры с саудовским наследным принцем Мухаммедом бин Салманом. Если выяснится, что наработки прежних месяцев не потеряли актуальности, российские дипломатические дивиденды будут не слишком велики.

В самом же общем плане региональное геостратегическое видение Москвы, похоже, все еще укладывается в характерную для существенной и влиятельной части внешнеполитических российских элит нормативную схему: стратегическим партнером России в регионе является Иран, который поставляет ей критически важные вооружения для использования на украинском фронте и прикрывает "южные тылы" российских геополитических интересов. Соответственно, выживание иранского прокси — ХАМАС, считающегося в России "рукопожатной" организацией, соответствует российской ближневосточной повестке дня, чего нельзя сказать об интересах Израиля, стратегического союзника противника России — США.

Не вызывает удивления, что Москва, реагируя на террористическую атаку ХАМАС на Израиль, ограничивается традиционным для прежних витков обострения вокруг сектора Газы призывом к обеим сторонам к "деэскалации конфликта" — что в нынешней ситуации выглядит как фактическая поддержка агрессора. В той же логике — торпедирование российской делегацией в Совете Безопасности ООН резолюции, осуждающей кровавую агрессию ХАМАС против Израиля.

В эту же схему вполне укладываются и поддержка РФ Палестинской национальной администрации на западном берегу Иордана, лидеры которой с самого начала российского военного вторжения в Украину заняли сторону Москвы. В благодарность Москва продолжает повторять мантру о создании независимого палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме как о ключе к решению ближневосточного конфликта — хотя эта идея давным-давно себя исчерпала. Владимир Путин даже сравнил блокаду террористического исламистского образования в секторе Газа с блокадой Ленинграда во время Второй мировой войны и назвал такой подход неприемлемым — хотя и признал, что "Израиль столкнулся с "беспрецедентной атакой, которой в истории не было, и не только по масштабу, но и по характеру исполнения".

Позиция и интересы Украины

Позиция Украины по отношению к новой войне на Ближнем Востоке радикально иная: ее лидеры выразили однозначную поддержку Израилю и резко осудили ХАМАС и его покровителей в Тегеране. Помимо моральной стороны вопроса, очевидным интересом Киева выглядит максимально возможная дипломатическая изоляция Ирана, поставляющего России артиллерийские снаряды и ударные беспилотники, а также продвижение в международный информационный дискурс напрашивающегося сравнения нападения, как выразился президент Украины Владимир Зеленский, "террористической организации" ХАМАС на Израиль с нападением "террористического государства" РФ на Украину.

Подобные аллюзии с энтузиазмом восприняло и украинское общество: по нему прошла мощная волна солидарности с Израилем и сочувствия израильтянам, опыт которых вполне понятен находящимся в близком положении уже более полутора лет украинцам. Появилась информация о готовности президента Украины посетить Израиль в знак солидарности — несмотря на боевые действия. По словам Зелинского, "в первые дни российского вторжения Украине было крайне важно не чувствовать себя одинокой… именно поэтому я призываю всех лидеров посетить Израиль и показать свою поддержку [израильскому] народу".

Можно предположить, что такое выступление популярного в мире лидера имеет шанс усилить международную поддержку ответных действий Израиля против ХАМАС в секторе Газа и одновременно стать для президента Украины дополнительным дипломатическим выигрышем.

Но наряду с этим появились спекуляции о возможных издержках для Украины в случае переноса фокуса интереса, внимания, а главное, ресурсов США и Европы с российско-украинского конфликта на Ближний Восток. Собственно, именно такой вариант развития событий был бы крайне желательным для РФ и потому широко обсуждается в Москве.

Но идет ли речь о реальной опции или все это следует считать не более чем пожеланиями заинтересованных сторон?

Полномасштабная война, в которую вступает Израиль, как заявил в своем обращении к нации премьер-министр Биньямин Нетаньяху, может продлиться месяцы. Это будет означать расход гигантских финансовых и военных ресурсов — включая вооружения, боеприпасы и иные расходные материалы. Израильское руководство рассчитывает в этом смысле не только на собственные резервы, но и на поддержку США — и она не замедлила появиться.

Вечером 10 октября президент Джо Байден заявил о безоговорочной поддержке Америкой еврейского государства: у Израиля есть не только право, но и обязанность в полную силу ответить на зверства исламистов. Явно имея в виду Иран и его главного прокси, южноливанскую "Хезболлу", Джо Байден пригрозил "любому государству, любой организации, любому игроку" тяжелыми последствиями их атаки на Израиль, а также гарантировал обеспечение Америкой любых оборонных нужд Израиля, включая срочное выделение средств через Конгресс и поставки необходимого количества вооружений и боеприпасов, в первую очередь — зенитных ракет-перехватчиков.

Эти обещания были подтверждены госсекретарем США Энтони Блинкеном и главой Пентагона Ллойдом Остином. В последние дни оба политика последовательно нанесли визит в Иерусалим, чтобы обсудить с министрами иностранных дел и обороны Израиля Эли Коэном и Йоавом Галантом практическое наполнение американо-израильских договоренностей.

Нельзя исключать сценарий, при котором затяжная война между Израилем и ХАМАС может привести к перенаправлению американской военной техники, необходимой Киеву, - Иерусалиму. В этом случае Украине придется беспокоиться о конкуренции со стороны Израиля за ракеты к комплексу "Пэтриот", за 155-миллиметровые артиллерийские снаряды и другие базовые вооружения, в которых она отчаянно нуждается.

Близкие оценки представили аналитики американского Institute of Study of War (ISW): Кремль уже использует нападение ХАМАС на Израиль для организации информационных операций, призванных сократить поддержку и внимание США и Запада к Украине, и намерен делать это и в дальнейшем. Схожего мнения придерживается и президент Польши Анджей Дуда: эскалация военных действий между Израилем и ХАМАС поспособствует России в военном конфликте с Украиной.

Подобные же голоса раздаются и в самой Украине, где уже высказывают опасения, что в свете драматических событий на Ближнем Востоке Украина в своем противостоянии с РФ может в глазах Запада отойти на второй план как в плане смещения внимания СМИ и политических деятелей, так и в плане возрастания приоритетности поставок ЦАХАЛ боеприпасов с американских складов на территории самого Израиля, ранее передаваемых ВСУ. Не стоит исключать и сокращения финансовой и гуманитарной помощи Украине, коль скоро "ресурсы мировых игроков не безграничны".

Читайте также

Но почти никто не сомневается, что в долгосрочной или хотя бы среднесрочной перспективе западные союзники из-за Израиля вряд ли забудут об Украине. Если вышеприведенные тревожные для Украины опасения станут реальностью, проблема может возникнуть в оперативном плане, что вынудит Киев искать альтернативные источники военных поставок, способные обеспечить потребности ВСУ хотя бы в течение нескольких месяцев.

В любом случае главным арсеналом Украины, помимо собственного производства, остаются США и другие страны НАТО, и эта ситуация, судя по заявлениям западных лидеров, вряд ли скоро изменится. В частности, президент Джо Байден в интервью телеканалу CBS высказался в этом смысле вполне определенно: "Мы (США) можем позаботиться об обеих сторонах (т. е., и о Израиле, и о Украине), сохраняя нашу обороноспособность". Иными словами, готовность США и Запада максимально поддержать Израиль в его борьбе с террористами ХАМАС, "Хезболлы" и их иранскими патронами вряд ли существенным образом повлияет на украинские интересы.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке