Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+31+25
Иерусалим
+32+20

Мнения

А
А

"Я не хочу, чтобы Израиль превратился в подобие постсоветских диктаторских режимов"

Уже больше полугода израильтяне протестуют против реформ Нетаниягу. Почему новые законы считают угрозой для демократии страны?

Виталий Новоселов
10.08.2023
Источник:Meduza
Фото: Walla! / Реувен Кастро

В Израиле с начала 2023 года продолжаются массовые протесты против судебной реформы, проводимой правительством Биньямина Нетаниягу. Массовые демонстрации и митинги проходят по субботам, на исходе шаббата. Противники судебной реформы видят в инициативе праворелигиозного правительства Нетаниягу угрозу израильской демократии. В то же время правящая коалиция заявляет, что цель реформы — укрепление демократии и приближение ее к западным стандартам. По просьбе "Медузы" израильский журналист Виталий Новоселов подробно рассказывает о причинах израильского кризиса.

В середине июля мэр Тель-Авива Рон Хульдаи переименовал одну из центральных транспортных развязок, Каплан: она получила название "Площадь Демократии". В последнюю субботу июля, как и каждую субботу предыдущих семи месяцев, на ней снова собрались около 170 тысяч человек. Всего, по данным полиции, на улицы Тель-Авива в тот день вышли около 200 тысяч израильтян — при населении города 460 тысяч. Все они протестовали против новой судебной реформы, которую предлагает праворелигиозное правительство Израиля.

Реформа заключается в ограничении полномочий суда в пользу законодательной и исполнительной ветвей: в израильской политической системе они де-факто неотделимы друг от друга. Чтобы понять, несет ли такое смещение баланса ветвей власти угрозу для израильской демократии, нужно разобраться в том, как она устроена.

В Израиле до сих пор нет конституции. Вместо нее действуют Основные законы, которые правая коалиция собирается переписать

Израиль — это парламентская республика, в которой правительство формируется парламентским большинством, а лидер одной из партий — участниц коалиции становится премьер-министром. Все члены правительства Израиля одновременно занимают посты депутатов однопалатного парламента — Кнессета. Такая система делает законотворческий процесс быстрым и простым. Благодаря ей у коалиции, которая имеет большинство в парламенте, появляется возможность принимать все законы, которые предлагает правительство.

В стране, где нет конституции, которая бы ограничивала и балансировала ветви власти, ограничить правящую коалицию в принятии и немедленном исполнении любых законов может только Верховный суд (он называется Высшим судом справедливости, израильское название — БАГАЦ). Но и эти полномочия суда в израильском законодательстве не зафиксированы.

В мае 1948 года в Израиле приняли Декларацию независимости. Она провозгласила выборы в учредительное собрание — Кнессет, которому предстояло принять Конституцию Израиля. Но глава первого израильского правительства Давид Бен-Гурион тогда решил отложить принятие конституции, чтобы не ограничивать полномочия правительства в условиях войны.

В итоге за все 75 лет существования еврейского государства чрезвычайное положение в Израиле так и не было отменено, и конституцию до сих пор не приняли. Вместо этого Кнессет решил идти к ее принятию поэтапно, шаг за шагом принимая Основные законы, которые должны стать разделами будущей конституции. До 1992 года Кнессет принял 11 таких законов — для того, чтобы этот свод мог стать Конституцией Израиля, не хватало всего двух.

Первый — о правах и свободах человека и гражданина. Вместо него в Израиле принят Основной закон о достоинстве и свободе человека, но он не регулирует вопрос о правах граждан — главным образом потому, что Израиль не готов предоставлять арабскому населению Палестинских территорий гражданство Израиля.

Второй закон должен определять конституционный характер Основных законов, особый порядок их принятия и изменения — и фиксировать приоритетную силу по отношению ко всем другим законам. Пока он не принят, Основные законы Израиля могут приниматься, изменяться и отменяться простым большинством депутатов Кнессета. Это означает, что теоретически в каждом следующем созыве другое парламентское большинство может без особых проблем принять альтернативные Основные законы.

В 1992 году председатель израильского Верховного суда Аарон Барак решил, что, поскольку Кнессет никак не может завершить Конституцию Израиля, Верховный суд начнет интерпретировать Основные законы как конституционные, то есть имеющие приоритетную силу над остальными. Так Верховный суд взял на себя полномочия Конституционного суда и стал оценивать все принимаемые законы и решения органов власти на соответствие Основным законам. В тех случаях, когда новые законы противоречили Основным, БАГАЦ отменял их. Подход Аарона Барака получил название "судебного активизма". Всего с 1992 года Верховный суд Израиля отменил или отправил на доработку 22 принятых Кнессетом закона. За 30 лет ни одна правящая коалиция не решилась оспорить это право БАГАЦ.

Биньямин Нетаниягу с перерывами возглавлял правительство в общей сложности 15 лет и три месяца. Все это время шли разговоры о необходимости судебной реформы и принятия Конституции Израиля.

В 2016 году против Нетаниягу было возбуждено уголовное дело, к 2018 году их стало уже три. Сейчас дела рассматриваются в суде, и есть вероятность, что одно из них может закончиться приговором. Сам Нетаниягу называет уголовные дела против себя "охотой на ведьм". В конце 2022 года он снова победил на выборах и сформировал правую коалицию с религиозными партиями. Она сразу начала разработку пакета законов, которые бы ограничили полномочия Верховного суда.

Против Нетаниягу заведены три уголовных дела. Он стремится сохранить пост премьер-министра — и ради этого готов изменить законодательство

В начале нового срока Нетаниягу попробовал назначить на посты министра внутренних дел, здравоохранения, а заодно и на пост первого заместителя главы правительства Арье Дери — трижды судимого (в том числе за коррупцию, обман общественного доверия и неуплату налогов) лидера ультраортодоксальной партии ШАС. БАГАЦ ожидаемо не позволил назначить Дери и назвал попытку Нетаниягу "крайне неприемлемым актом" (принцип "крайней неприемлемости" можно также перевести с иврита как "вне рамок здравого смысла").

Тогда в коалиции решили ограничить право Верховного суда выносить решение на основе принципа "крайней неприемлемости", или "здравого смысла". Кнессет принял соответствующий закон 24 июля, и он сразу вступил в силу. Нетаниягу назвал новый закон "небольшим исправлением системы" и выразил надежду на возвращение Дери в правительство. Поскольку суд больше не сможет отстранить от должности члена правительства, даже трижды судимого, в том числе по статьям, предполагающим обман общественного доверия, возвращение Дери создаст прецедент (в Израиле прецедентное право). Таким образом, суд не сможет лишить должности и премьер-министра, который находится под следствием.

Сторонники Нетаниягу обращают внимание на то, что необходимость ограничить применение Верховным судом принципа "здравого смысла" все же была. Дело в том, что этот принцип хоть и применяется в системах прецедентного права — например, британской, — но весьма ограниченно. Израильский адвокат, член высшего руководящего органа партии "Ликуд" и советник Биньямина Нетаниягу Ариэль Бульштейн утверждает, что ни в одной демократической стране суд не может отменить решение легитимных органов власти на основе принципа "здравого смысла". "Это право незаконно присвоил себе только Верховный суд Израиля", — подчеркивает Бульштейн.

Тем не менее Верховный суд может отменить принятый правительством закон об ограничении принципа "здравого смысла". Иск об отмене уже подали оппозиционная партия "Еш Атид", "Движение за чистоту власти" и еще несколько общественных организаций. Расширенное рассмотрение иска запланировано на сентябрь, впервые в истории Израиля в нем будут участвовать все пятнадцать судей БАГАЦ.

По словам Нетаниягу, если Верховный суд отменит закон, страна зайдет на "неизвестную территорию". Можно предположить, что под этой формулировкой Нетаниягу имел в виду возможный конституционный кризис, при котором все органы власти и граждане оказываются в ситуации выбора, чье решение выполнять — парламента или суда.

В день, когда Кнессет принял закон "о здравом смысле", массовые протесты в Израиле, к тому моменту продолжавшиеся уже 30 недель, переросли в беспорядки и столкновения с полицией. 24 июля массовые акции протеста прошли во всех крупных городах Израиля: Тель-Авиве, Иерусалиме, Хайфе, Эйлате, Ашдоде и Беэр-Шеве. По словам организаторов протеста, в тот вечер в акциях в 150 центрах протеста приняли участие более 370 тысяч израильтян — около 4% населения всей страны.

В Тель-Авиве демонстранты несколько раз перекрывали главное шоссе города, в ответ на это полиция стала использовать против толпы водометы. В разгоне протеста участвовала и конная полиция. Десятки человек были задержаны, но позже отпущены без предъявления обвинений.

Верховный суд пока не разрешил правительству изменить процедуру импичмента премьер-министра. Но правая коалиция не собирается останавливаться

В марте 2023 года Кнессет принял поправку к Основному закону о правительстве, согласно которой отстранить премьер-министра от должности теперь можно, только если он физически или умственно не способен выполнять свои обязанности. Из закона удалили все юридические основания для отстранения, включая конфликт интересов и подозрения в преступлениях. В обновленном виде закон о правительстве оставляет только две возможности объявить премьер-министра недееспособным: это может сделать либо сам премьер-министр, либо 75% министров его правительства при согласии трех четвертей депутатов Кнессета. "Движение за чистоту власти" и партия "Наш дом Израиль" (НДИ) подали в БАГАЦ иск с требованием отменить действие поправки. Ранее БАГАЦ не отменял Основные законы.

Верховный суд начал рассматривать иск 3 августа. Судьи пришли к выводу, что закон "носит персональный характер", то есть был принят в интересах конкретного человека. Председатель Верховного суда Эстер Хают назвала принятие закона "поспешной процедурой, которая ставит препоны для отправки в отставку конкретного премьер-министра".

В воскресенье, 6 августа, судьи БАГАЦ вынесли решение о приостановке немедленного вступления закона в силу — и потребовали у правительства объяснить, почему оно было необходимо. Следующее заседание назначено на конец сентября.

Если БАГАЦ отменит поправку к Основному закону о правительстве, а правительство и премьер-министр не признают это решение, в стране возникнет конституционный кризис. Чтобы избежать этого, БАГАЦ может не оспаривать саму суть поправки, а отодвинуть срок ее вступления в силу — после выборов следующего созыва Кнессета. Тем не менее коллизия может возникать каждый раз, когда правящая коалиция, выйдя с каникул Кнессета в октябре, будет проводить очередной закон из своего обширного пакета.

После отмены закона "о здравом смысле" коалиция собирается изменить процесс назначения судей Верховного суда. Это нужно, чтобы обезопасить Нетаниягу, который находится под уголовным преследованием

По задумке Ярива Левина, министра юстиции и автора судебной реформы, следующим шагом реформаторов после отмены закона "о здравом смысле" должно стать изменение порядка назначения судей Верховного суда — так, чтобы правящая коалиция могла назначать большинство судей. Сейчас судьи Верховного суда назначаются президентом Израиля по представлению Комиссии по избранию судей. Главный аргумент авторов реформы заключается в том, что в развитых западных демократиях судей назначают политики, обеспечивая таким образом политическую репрезентативность судейского корпуса.

Назначение судей парламентским большинством, по мнению адвоката Ариэля Бульштейна, приблизит израильскую демократию к американской. Другой израильский юрист, Марк Новиков, обращает внимание на то, что в США судьи Верховного суда назначаются пожизненно: эта стратегия, во-первых, дает им независимость сразу после назначения, а во-вторых, делает практически невозможной ситуацию, при которой президент или большинство в конгрессе могут кардинально изменить политическое представительство судей Верховного суда за время одного срока или созыва.

В Израиле судьи уходят в отставку по достижении 70 лет, что создает условия для быстрого обновления состава Верховного суда. К примеру, в ближайшие три года, то есть в рамках одной каденции Кнессета, в отставку из-за достижения предельного возраста уйдут сразу четыре судьи БАГАЦ из 15. Если назначения будут находиться в руках парламентского большинства, коалиция в теории сможет получить контролируемый Верховный суд.

Тем не менее быстро изменить порядок назначения судей коалиции пока не удастся. В июне она проиграла оппозиции выборы членов Комиссии по назначению судей (туда входят два депутата Кнессета) и внеочередные выборы председателя Коллегии адвокатов Израиля, которая тоже назначает в комиссию двух своих представителей. В итоге коалиция не получила контроля над комиссией, и в начале июля министр юстиции Ярив Левин решил просто не собирать ее — и остановить назначение новых судей. В конце июля партия "Еш Атид" обратилась в БАГАЦ с требованием обязать министра юстиции немедленно собрать комиссию, этот иск тоже будет рассмотрен в сентябре.

Третьим ключевым элементом судебной реформы после закона о "здравом смысле" и изменении состава Комиссии по назначению судей должен был стать закон, по которому Кнессет сможет преодолевать вето Верховного суда простым большинством депутатов. Этот закон не просто изменит баланс сил между законодательной и исполнительной ветвями власти с одной стороны и Верховным судом с другой, но фактически устранит институт судебного контроля над законодательной властью. Правда, на фоне массовых протестов недовольных реформой израильтян и заявлений сразу нескольких ключевых фигур партии "Ликуд" о необходимости консенсуса коалиции и оппозиции для проведения судебной реформы, пункт о преодолении вето БАГАЦ временно решили не выносить на рассмотрение Кнессета.

В воскресенье, 6 августа, в интервью агентству Bloomberg Биньямин Нетаниягу заявил, что изменение принципа формирования Комиссии по назначению судей станет следующим и последним этапом судебной реформы. После этого Нетаниягу обещает остановить продвижение всех законов судебной реформы. По мнению юриста Новикова, если коалиции это удастся, цель Нетаниягу будет достигнута: "Суд станет сервильным, а все остальное будет уже вторично".

"Вопрос о судебной реформе в Израиле — это вопрос о том, сможет ли Нетаниягу занимать свою должность в случае, если он будет признан виновным по одному из уголовных дел или если по итогам рассмотрения одного из дел он получит "калон" ("калон", в переводе с иврита — "позор" — моральное порицание, которое не позволяет человеку заниматься политикой и занимать выборные должности в Израиле в течение семи лет, — прим. "Медузы")", — считает Марк Новиков. Закон о правительстве не дает однозначного ответа на этот вопрос.

По мнению представителя оппозиционного "Государственного лагеря", депутата Кнессета Зеэва Элькина, у премьер-министра есть только два варианта действий. Первый — пойти на судебную сделку, что автоматически будет означать окончание его карьеры премьер-министра. Второй — попытаться сменить юридического советника правительства, поставить под контроль систему правосудия и забрать уголовные дела из суда на повторное рассмотрение. Как рассказал Элькин "Медузе", оппозиция не отрицает возможности реформ юридической системы и предлагает коалиции сотрудничество для достижения взвешенной формулировки. "Но, к сожалению, — отмечает Элькин, — коалиция не готова к нормальному переговорному процессу".

Вместе с судебной реформой правая коалиция собирается провести еще несколько резонансных законов — например, изменить правила репатриации и разрешить врачам не лечить ЛГБТК-людей

Партнеры Нетаниягу по коалиции из религиозных партий (ШАС, "Яадут ха-Тора", "Ха-Ихуд ха-Леуми — Ткума", "Оцма Йехудит", "Ноам"), пользуясь благоприятным моментом, когда премьер-министр зависит от их голосов, дополнили пакет судебной реформы своими законопроектами. Их принятие было оговорено в условиях коалиционных соглашений, на которых религиозные партии поддержали Нетаниягу. Всего пакет судебной реформы насчитывает 140 законопроектов.

Среди них, например, законопроект, который позволит медицинским работникам отказаться помогать ЛГБТК-персонам из "религиозных чувств". Такое же право члены религиозных партий собираются предоставить частному бизнесу: например, продавец получит право отказаться продавать товары ЛГБТК-людям.

Другой пример — проект Основного закона об изучении Торы, который приравнивает учебу мужчин в религиозных школах к службе в армии. Армия обороны Израиля формируется на основе всеобщей воинской обязанности, однако до сих пор религиозные мужчины, изучающие Тору, получали отсрочку от призыва, при этом законодательно этот вопрос урегулирован не был.

Еще один знаковый законопроект криминализует нарушения принятых норм поведения у Стены Плача. Фактически он направлен против женщин, которые отстаивают свое право молиться у Стены Плача вместе с мужчинами. Религиозные партии хотят привлекать за это к уголовной ответственности. Кроме того, участники коалиции собираются принять закон, разрешающий гендерную сегрегацию на публичных мероприятиях, если они имеют религиозный характер, например на свадьбах.

В этом же пакете законов есть предложение отменить право на репатриацию в Израиль для внуков евреев. Последствия этого шага могут оказаться разрушительными для Израиля и еврейского народа. "Закон о возвращении — это краеугольный камень еврейской национальной идентичности, — объясняет Марк Новиков. — Он объединяет евреев, рожденных евреями с точки зрения религиозной традиции ("галахи"), с евреями, определяющими себя таковыми, потому что они имеют еврейские национальные корни ("зера исраэль"), то есть рождены от отцов-евреев или являются внуками евреев. На сегодняшний день это единственный общий знаменатель всех людей, имеющих еврейские корни".

Депутат Кнессета от оппозиционной партии "Еш Атид" Владимир Белиак в разговоре с "Медузой" отмечает, что в условиях отсутствия конституции и двухпалатного парламента новые законы, если они будут приняты, превратят Израиль в "неполноценную" демократию, установят неограниченную власть правящей коалиции и уменьшат права и свободы граждан. "Это безответственная, националистическая коалиция, которая разрушает израильское правовое государство", — считает Белиак. По его мнению, реализация судебной реформы правительства Нетаниягу приведет к "превращению еврейского, демократического, либерального Израиля в национал-фашистскую диктатуру; отсутствию разделения властей, глубокому экономическому кризису, реальной угрозе безопасности и самого существования Израиля".

Самый известный публичный интеллектуал Израиля, профессор Иерусалимского университета Юваль Ной Харари в своей статье в начале года отмечал: "Как только будет устранено препятствие в виде Верховного суда, эта (или будущая) коалиция сможет беспрепятственно принимать законы, ущемляющие гражданские права израильтян, а также базовые права человека — как израильтян, так и палестинцев на территориях.

На повестке дня все: от ущемления свободы слова, прав женщин и ЛГБТ — до расширения полномочий раввинатских судов и отстранения арабских партий от участия в выборах. Более того, если 61 депутат Кнессета захочет изменить избирательную систему либо лишить права голоса тех, кого они сочтут "предателями", то сменить нынешнюю коалицию на будущих выборах будет вообще невозможно".

Когда в массовых протестах против судебной реформы приняли участие и военные, в Израиле заговорили не только об угрозе демократии, но и об угрозе самого существования еврейского государства: именно Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) обеспечивает его безопасность. До последнего времени Армия обороны Израиля оставалась вне политики и выполняла приказы политического руководства, вне зависимости от курса правительства. Когда в 2005 году Ариэль Шарон осуществлял план одностороннего размежевания, служащие ЦАХАЛ высказывались против выхода из сектора Газа и демонтажа поселений в Самарии. Тем не менее приказ был выполнен.

В 2023 году Армия обороны Израиля впервые столкнулась с массовой кампанией отказничества резервистов. Более тысячи солдат и офицеров-резервистов в коллективных письмах заявили, что не будут участвовать в военных сборах, и обосновали свое решение тем, что, по их мнению, правительство Израиля больше не может называться демократическим. Протестное движение резервистов "Ахим бе-нешек" ("Братья по оружию") предупредило правительство, что в случае, если судебная реформа продолжится, от военных сборов готовы отказаться 10 тысяч израильских резервистов.

Экономика и бизнес-сообщество Израиля остро отреагировали на реформы. Крупные компании пригрозили забастовкой в случае, если реформаторы продолжат свою политику

24 июля Тель-Авивская фондовая биржа (TASE) отреагировала на закон о "здравом смысле" падением индексов в среднем на 3% за сутки. Индекс строительных компаний провалился на 4,9%, индекс акций банков за день упал на 4,8%, а за двое суток, следующих за днем принятия закона, общее падение банков составило 8,5%.

В тот же день Израильский бизнес-форум, объединяющий 150 крупнейших израильских бизнесов, объявил об однодневной забастовке и предупредил, что в случае продолжения судебной реформы бизнес намерен "остановить экономику". Бизнес-форум призвал другие компании и организации присоединиться к этому шагу. "Мы должны достичь соглашений, которые предотвратят серьезный ущерб экономике и раскол, раздирающий общество, ослабляющий народную армию и ставящий под угрозу наши безопасность и будущее", — говорится в заявлении форума. Представители бизнес-форума также призвали Биньямина Нетаниягу "осознать масштабы бедствия, которое может произойти", немедленно остановить принятие нового законодательства и вступить в переговоры. Одновременно около 200 технологических компаний, а также крупные юридические фирмы позволили своим сотрудникам принять участие в забастовке.

В израильских соцсетях началось обсуждение "налогового бунта" — кампании по снижению налоговых отчислений из-за того, что политики "не хотят слышать налогоплательщиков и учитывать их интересы".

В конце июля рейтинговое агентство Moodyʼs опубликовало внеочередной отчет, в котором говорится о повышении рисков для инвестиций в экономику Израиля. Инвестиционный банк Morgan Stanley, один из крупнейших игроков на рынке облигаций в Израиле, опубликовал сообщение, в котором отметил рост неопределенности и рисков в израильской экономике в ближайшие месяцы и сообщил о понижении собственных прогнозов экономического роста Израиля.

Спикеры коалиции обвиняют в снижении кредитного рейтинга Израиля организаторов протестов и лидеров оппозиции. По мнению Ариэля Бульштейна, ущерб израильской экономике наносит не правительство, а протестующие, которые "уже 30 недель нарушают стабильность и закон" и, таким образом, "раскачивают лодку". При этом советник Нетаниягу отвергает аналогии с риторикой государственных пропагандистов в России или Беларуси. "Одно дело — борьба с диктаторскими режимами, и другое дело — борьба со своей собственной страной и нанесение ей экономического ущерба, — считает Ариэль Бульштейн. — В Израиле они [протестующие] не борются с каким-то режимом, потому что в Израиле нет режима, а есть законно и демократически избранная власть".

Против реформы объединились и религиозные, и светские представители израильского общества. Они уверены, что проведение реформ несет угрозу демократии страны

Несмотря на протесты, которые уже начали перерастать в беспорядки, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу намерен продвигать реформу после парламентских каникул и месяца еврейских праздников, которые начинаются в середине сентября. "Я пытаюсь продолжать [реформу] если и не в консенсусе с политической оппозицией, то при широкой поддержке в обществе, — говорил Нетаниягу в интервью телеканалу АВС в конце июля. — И я думаю, что это возможно, я настроен даже более оптимистично, чем раньше. Теперь, когда оппозиция увидела, что мы можем двигаться без нее, потому что у нас есть большинство, может быть, мы сможем двигаться вместе с ними".

В конце июля лидер левоцентристской оппозиционной партии "Еш Атид" и бывший премьер-министр Израиля в прошлом правительстве Яир Лапид рассказал, что до принятия закона о "здравом смысле" оппозиция при посредничестве президента Израиля Ицхака Герцога вела переговоры с Нетаниягу о замораживании реформы.

"В понедельник [24 июля] и президент, и я думали, что соглашение уже готово к подписанию, — рассказал Лапид на последнем пленарном заседании Кнессета перед уходом на каникулы. — Но тут [Ярив] Левин и [министр внутренней безопасности Итамар] Бен-Гвир ударили кулаком по столу и пригрозили распустить правительство. Премьер-министр испугался, сдался им, и был принят закон об ограничении принципа разумности — в самой экстремальной его форме". Лапид продолжает настаивать на остановке юридической реформы на 18 месяцев для того, чтобы правительство и оппозиция смогли прийти к консенсусу.

Соратник Лапида по партии, депутат Кнессета Владимир Белиак считает, что наилучшим выходом из кризиса была бы отставка Нетаниягу и формирование широкого правительства национального единства на базе "Еш Атид", "Ликуда" и "Государственного лагеря". Если же Нетаниягу не уйдет, в стране необходимо будет остановить "законодательный блиц конституционного переворота" и создать "широкую общественную комиссию из числа ведущих правоведов страны, с целью разработки компромиссов варианта реформы".

"Израиль — это молодая, развивающаяся демократия без фундаментальных и незыблемых институтов, — объясняет в разговоре с "Медузой" израильский юрист Марк Новиков. — У нас нет границы между законодательной и исполнительной ветвями власти. И если правительство получит контроль еще и над судебной властью, мы потеряем стабильность всей израильской демократической системы".

Читайте также

Гражданский активист Александр Удод — активный участник протеста против судебной реформы, себя он описывает как "светского израильтянина с левоцентристскими взглядами". "Для меня очень важно чтобы Израиль оставался свободным и демократическим обществом, — объясняет Удод в разговоре с корреспондентом "Медузы". — Ослабление судебной власти может нанести смертельный удар по израильской демократии. Я не хочу, чтобы Израиль превратился в подобие постсоветских диктаторских режимов".

Израильтянин уверен, что о завершении протестов можно будет говорить только при условии полной остановки судебной реформы. "Наш протест только набирает обороты. Мы видим, как к нему присоединяются все новые и новые силы, — говорит Удод. — Если коалиция и дальше будет слепа и продолжит процедуру государственного переворота, то к протесту подключится [объединение израильских профсоюзов] Гистадрут. Но я думаю, что коалиция все же вернет себе здравый смысл и остановит продвижение диктаторских законов".

Другая активная участница протестов из противоположного, правого лагеря —религиозная сионистка и феминистка, адвокат Софья Рон-Мория объяснила корреспонденту "Медузы", что протестует против "харедизации" израильского общества.

"Самая страшная угроза миру исходит от фундаментализма", — считает Рон-Мория. Она добавляет, что попытки реформаторов изменить законодательство — "апологетика патриархальной, шовинистической, очень агрессивной и очень закрытой культуры": "Мы не найдем мусульман-фундаменталистов в правительствах европейских стран. Если там и есть мусульмане, то умеренного толка или светские. Министр экологии Идит Сильман недавно заявила, что 10% времени в национальных парках нужно сделать раздельным для мужчин и для женщин. Если раньше они [ультраортодоксальные представители израильского общества] требовали не вмешиваться в жизнь в их кварталах, то теперь они требуют изменить общественные пространства под их требования", — говорит Рон-Мория.

По мнению израильтянки, попытка узаконить гендерную сегрегацию приведет к дефициту демократии: "Сотни тысяч людей выходят на улицы не потому, что они защищают судей БАГАЦ. Они видят в БАГАЦ последний заслон, который стоит между ними и превращением Израиля в Иран".

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке