Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель-Авив
+18+11
Иерусалим
+11+8

Мнения

А
А

Шабаш "нервотрепологов"

В Израиле под шумок протестов против правовой реформы пытаются сбросить правительство Нетаниягу, чтобы в первую очередь избавиться от него самого.

10.03.2023
Источник:mnenia.zahav.ru
Фото: Walla! / Янон Ятах

Последствия любого поступка содержатся в самом поступке.
Джордж Оруэлл


Все имеет свою цену. Даже чей-то успех - это еще и чье-то поражение. Нравится нам или нет, но любая ценность определяется, прежде всего, спросом. А уж коль мы товар, то и все остальные наши качества (может быть, самые лучшие, но невостребованные) отодвигаются на второй план. И горе тому, кто не преуспел, попав в разряд тех незадачливых людей, которые за что бы ни брались, ничего у них не получается. Таких принято называть неудачниками. И их остается только жалеть. Тем паче, что они не представляют опасности, поскольку, как правило, не выходят на рамки собственного узкого мирка, а стало быть, и безобидны. В отличие от других лузеров - политических. Вот этих действительно надо остерегаться. Ибо чем глубже они садятся в калошу, тем большую проявляют активность или, что еще хуже, вообще становятся неуправляемыми. От таких хочется бежать, как от заразы. Хотя бы потому, что они не просто завистливы и мстительны, но и обладают огромной разрушительной силой.

Именно это мы сейчас и наблюдаем в Израиле, где под шумок протестов против правовой реформы пытаются сбросить правительство Биньямина Нетаниягу, чтобы в первую очередь избавиться от него самого. Хотя никто и близко не может сравниться с ним по политическому весу. Поэтому остается лишь одно - использовать нечистоплотные приемы. Нужны аргументы? Пожалуйста. Во-первых, законотворчество не выносит шума. И улица не то место, что может родиться нечто путное. Во-вторых, посмотрите, кто и под какими лозунгами участвует в демонстрациях. Тут тебе и партийные активисты, и ветераны былых сражений с сыновьями, и анархисты, и представители LGBT-сообществ, и пенсионеры то ли тель-авивского, то ли хайфского значения, и бойцы не то культурного, не то невидимого фронта... В общем еще то политшоу! Но откуда, интересно, такая пестрота? И почему так много флагов панарабских цветов? Что их всех объединяет? Как им вообще удалось так быстро организоваться? Ведь на это требуется и время, и финансы. Не зря же говорится, что прежде, чем спорить, сначала неплохо бы посчитать. В-третьих, с чего бы это вдруг с такой решимостью выступили в защиту Высшего суда Справедливости лидеры израильских арабов, никогда не питавших к нему особых симпатий? Одобрительные голоса звучат и из Рамаллы. Не о самой реформе, а о реакции на нее. Но если тебя начинают хвалить явные недруги, то значит самое время задуматься. И, наконец, с чего бы такое внимание и со стороны так называемого международного сообщества? О израильской судебной реформе теперь не говорит разве что ленивый. Причем в основном в откровенно негативной форме. Кстати, совершенно не имея на то морального права, ибо это все-таки сугубо внутреннее дело страны.

Так на каких дрожжах растут протесты? Кто ими дирижирует и кого можно назвать главной движущей силой? Начнем с тех, кто остается за кадром. Я далек от конспирологии, но чуть ли не ежедневные многотысячные демонстрации и прочие акции, которые продлятся еще неведомо сколько, требуют серьезных денег, а местным спонсорам это просто не по карману. Откуда тогда средства? Один из наиболее надежных источников - некоммерческие организации, которые на вполне законных основаниях финансируются из-за рубежа. Причем на высшем правительственном уровне. Ежегодно десятки миллионов шекелей переводят Великобритания, Германия, Дания, Ирландия, Испания, Норвегия, Швейцария, Швеция, не считая Евросоюза, у которого собственный фонд. И, надо полагать, не бескорыстно. Не остается в стороне и Америка. Не удивлюсь также, если вдруг выявится арабский, а то и иранский след. Только почему-то почти все эти закордонные вливания ложатся, как ни странно, исключительно на счета организаций левого толка.

Не верю я и в спонтанные выступления "разгневанного" населения, три четверти которого, если верить последним опросам, не удовлетворено своим экономическим положением. Те, у кого на учете каждый доллар или шекель, не бунтуют. Остаются либо шибко идейные, либо для кого любая смута - родная стихия. Но много ли таких? Чтобы докопаться до сути, следует понять, кому вся эта буза выгодна. Что ж, загибаем пальцы. Итак, прежде всего, судейской верхушке, которой есть что терять. Как и сросшейся с ней высшей полицейской касте, которой тоже есть чего опасаться. Отставным и не слишком успешным генералам, составляющим отдельный клан. От Дана Халуца, с треском провалившего Ливанскую кампанию 2006 года, до ничем не проявившего себя и ушедшего в политику Бени Ганца. Далее. Оказавшимся не у дел бывшим и нынешним депутатам Кнессета, пытающимся хоть как-то напомнить о себе. Кому охота повторить судьбу Ципи Ливни? И еще комфортно устроившимся журналистам, надеющимся выловить свою "золотую" рыбку в мутной воде. Кстати, если помните, один несостоявшийся адвокат, тоже записавшийся в журналисты, уже заваривал революционную кашу, которую и сто лет спустя расхлебать не могут.

Этот список был бы неполон без многочисленных "доброжелателей", искренне заинтересованных в ослаблении, а то и крахе еврейского государства. Зачем лишние и тем более успешные конкуренты? А если они еще и сами стреляют себе в ногу, то почему бы не порадоваться? Вспомните, сколько было эйфории после открытия газовых месторождений в Средиземном море. Запасы одного лишь "Левиафана" оценивались в 450 миллиардов кубометров. Да еще в придачу от полутора до четырех миллиардов баррелей нефти. Без учета других богатых углеводородами месторождений. Аналитики швейцарского инвестиционного банка UBS посчитали, что к 2019-2020 годам Израиль будет добывать не менее 500 тысяч баррелей нефти ежедневно. Что позволяло увеличить годовой темп роста ВВП сразу на 20 процентов. А как в реальности? С горем пополам начали лишь добычу газа. Потому что десять лет ушло на бесконечные переговоры и согласовывания. Не с инвесторами, а с судьями Верховного суда, которые могли заморозить, а то и вообще забраковать и уже готовый договор. Или отправить его на доработку, чтобы снова вернуться к нему через... год. Как это произошло, к примеру, во время, когда БАГАЦем "дирижировала" Мирьям Наор. И никакие аргументы премьер-министра, который стоял перед ней, как школьник, доказывая, что такой подход наносит серьезный экономический ущерб стране и ставит под угрозу будущее газовой отрасли, не произвели никакого впечатления.

В вопросах первостепенной важности любое промедление грозит существенными издержками. А в бизнесе, тем более. Потерянный год обернулся для Израиля кошмаром. Он вернулся к экспорту газа, когда цены на него резко упали. К тому же, судейский произвол отпугнул самых серьезных инвесторов. И в объявленном тендере на поиск новых месторождений согласились участвовать всего три компании. Да и те не из первого списка. В то время как на аналогичные ливанские заявки откликнулись сразу двадцать шесть, а Кипр без проблем подписал контракты с ведущими игроками нефтегазового рынка, включая Total, ENI и Exxon Mobile. Но какое до того дело Высшему суду справедливости? Он за благосостояние страны не отвечает. В итоге в 2020 году из крупнейших израильских месторождений "Левиафан" и "Тамар" всего было добыто аж 15,59 млрд кубометров газа. И ни капли нефти. Для сравнения: Саудовская Аравия, чья экономика выросла в прошлом году на 8,7 процентов, заработала от продажи нефти 326 миллиардов долларов.

"Чем глупее фермер, тем крупней картофель", - гласит американская поговорка. Так и в политике. Чем дальше дилетант от руководства, тем эффективней производство. Ибо успех приходит к тем, кто использует любые возможности и способы, чтобы достичь результата. В противовес лузерам, вечно пытающимся найти оправдания. Знаете, кто больше всего радовался тому, мягко говоря, глупому решению БАГАЦа? Оппозиция во главе с Яиром Лапидом, обещавшего, между прочим, Европе заменить "Газпром". Это с его-то 150 миллиардами кубов! Дай Б-г нашему теляти да волка забодати. Лучше бы сначала навести порядок у себя. Да хотя бы отказаться от дорогого импортного угля, на котором все еще производится до четверти израильской электроэнергии, заменив его собственным газом. И производить бензин из отечественной нефти, а не ждать пока транспорт в конце концов перейдет на электричество.

А кто забрасывал БАГАЦ исками против уже фактически заключенного соглашения между государством и газовыми консорциумами? Те же самые "нервотрепологи", зовущие теперь народ на улицы. Или на баррикады, как бывший начальник генштаба, а затем министр обороны Моше Яалон, для которого, оказывается, нынешняя грызня - главная война в его жизни. В какой-то степени он прав, поскольку во всех предыдущих своих битвах не преуспел. Возможно, потому что до сих пор не может отличить государственную мудрость от психологии толпы. Посему и грозит "остановить экономику". И надо признать, что у него в этом богатый опыт. Ведь именно он, по сути, инициировал так называемый "подлодочный скандал", которому присвоено кодовое наименование "3000". Подавалось оно под соусом чуть ли не самого крупного экономического преступления в истории Израиля, а обернулось позором.

История - тоже политика. Только та, которую нельзя исправить. Яалон - выдвиженец Нетаниягу. При ином раскладе у него не было бы шансов на успешную политическую карьеру. Она резко оборвалась в мае 2016 года, когда ему пришлось уступить место Авигдору Либерману, чья партия присоединилась к правящей коалиции. В знак протеста Яалон подал в отставку, а затем сложил и депутатские полномочия. В общем ушел, громко хлопнув дверью. И затаил обиду. Справедливости ради стоит отметить, что на эту рокировку был свой резон и у Нетаниягу. Он устал бороться с генералитетом, который выступал категорически против приобретения новых германских сумбарин взамен построенных в 90-х годах. А Яалон противился к тому же и закупкам корветов для охраны морских газовых месторождений. И как только начался очередной раунд германо-израильских переговоров, обвинил правительство в коррупции. Решив, видимо, одним выстрелом убить двух зайцев: и сделку сорвать, и премьера утопить.

Переговоры пришлось прервать. И возобновились они лишь год спустя. Однако пришить к этому делу Нетаниягу так и не удалось. Догадки и предположения (ничего другого кроме них Яалон предложить не смог) - это все-таки не факты. Тем не менее, скандал разгорелся нешуточный. И вышел боком. Стране. Поскольку соглашение о приобретении еще трех подводных лодок типа Dolphin было в итоге подписано. Уже при Нафтали Беннете. Но обойдутся они вдвое дороже первоначальной цены, обговоренной в меморандуме о намерениях, заключенном в 2017 году. И примут их на вооружение лишь в конце нынешнего десятилетия, хотя требуются прямо сейчас. А дело "3000" трещит по швам. Государственный свидетель Мики Ганор во время судебных слушаний обвинил прокуратуру в давлении, запугивании и прямых угрозах в адрес его семьи. Лишний раз подтвердив, что даже столь вопиющие противоправные действия давно стали нормой. Впрочем, это уже тема другого разговора.

Хотя обстоятельства, которые еще вчера казались вполне благоприятными, завтра могут принять совершенно иной оборот. И кто не знает, чем рискует, рискует вдвойне. Израильская военная стратегия всегда сводилась к полному господству в воздухе. Поэтому на авиацию средств не жалели. До поры до времени она действительно играла роль устрашающей длинной руки. Но проблемы на то и существуют, чтобы их не замечать. Первый тревожный звонок прозвучал весной 2010 года, когда стало ясно, что Иран спешно форсирует свою ядерную программу. И это заставило Иерусалим немедленно предпринять ответные меры. Кто только не трубил тогда о неминуемом ударе, но его так и не дождались. Операцию сорвали... силовики. Трудно сказать был ли сговор, но и начальник генштаба Габи Ашкенази, и директор "Моссада" Меир Даган, и глава "Шабака" Юваль Дискин премьера не поддержали. А после того, как подробный план готовящейся операции опубликовала "Нью-Йорк таймс", стало и вовсе понятно, в чьих руках все ее нити.

Нынешняя ситуация, к сожалению, на порядок хуже. Кто бы что ни говорил, но Иран уже фактически превратился в ядерную державу. И не стоит себя тешить надеждами, что Израиль сумеет переломить ход событий. Уж слишком много сошлось негативных факторов. Как внешних, так и внутренних. Шабаш, устроенный "нервотрепологами", коснулся и армии, внеся в ее ряды раскол. Что немедленно отразилось на боеготовности элитных частей. Появились пилоты-отказники, чего раньше отродясь не было. С таким моральным духом дальше Тель-Авива не улетишь. Нет опоры и на генералов. Отставные, полные искреннего невежества, возводят баррикады, а действующие, преисполненные честной глупости, повторяют их в своих головах. Ко всему прочему практически выведен из строя и Биньямин Нетаниягу. Над ним постоянно висит дамоклов меч "конфликта интересов", а набирающий силу хаос не только связывает руки, но и превращает его в "хромую утку". Не придает оптимизма и заявление директора МАГАТЭ Рафаэля Гросси о "незаконности" атак на любые ядерные объекты. Что, безусловно, можно расценить, как жесткое предупреждение Израилю. А откуда оно исходит, догадаться, думается, нетрудно.

Массированный удар с воздуха по расположенным глубоко под землей иранским заводам всегда был проблематичным. И не только для Израиля с его ограниченными ресурсами. Несмотря на наличие усовершенствованных F-15 и F-16, оснащенных атомными бомбами, и шахт с баллистическими ракетами. При всей их защищенности они все равно уязвимы. В отличие от подводных лодок, которые не случайно называют оружием возмездия. Ибо если даже Тегерану удастся нанести серьезный урон Тель-Авиву, о чем он неустанно вещает, то и сокрушительный ответный удар будет тоже неотвратим. И это остужает самые горячие головы. Но подводный флот нужен Израилю еще и для того, чтобы не допустить блокады Красного моря, открывающего путь в Индийский океан и имеющего важное торговое значение. Достаточно сказать, что на него приходится свыше десяти процентов всего мирового морского оборота.

Долгое время этот важный с геополитической точки регион был ареной борьбы между Соединенными Штатами и Советским Союзом. Победу одержала Америка, но триумф ее был не долог. И расклад тридцатилетней давности уже совершенно не похож на нынешний. Особенно после того, как Россия договорилась о военно-морской базе в Порт-Судане, расположенном как раз напротив Мекки. Что это ей дает? С одной стороны, превращение Саудовской Аравии если и не в друга, то и не во врага, а с другой - возможность нажима на Иерусалим. И не только в случае его сближения с Киевом. Укрепляющийся альянс с Ираном неизбежно внесет коррективы и во внешнеполитический курс. Полностью лояльна Москве и соседняя Эритрея. Неподалеку, в Джибути, кроме американцев хозяйничают еще и турки. И в довершении картины рядом расположена одна из двух китайских военных баз в Африке. А учитывая иранский контроль над Йеменом, легко предположить, с какими вызовами может скоро столкнуться Израиль. И пока вовсе не очевидно, что он сумеет с ними справиться. Да еще теми недоукомплектованными на сегодня военно-морскими силами.

Избавляться всегда надо, в первую очередь, от того, что сеет сомнения. Израиль - страна маленькая. И странно видеть, как евреи разрушают то, что на самом деле любят больше всего. Или создают видимость? Ибо слишком уж громко протестуют, чтобы поверить в искренность самих этих протестов. Конституционным кризисом, о котором с таким пылом твердят "нервотрепологи", тут даже не пахнет. Зато явно попахивает непотизмом, то бишь задействованием всех имеющихся рычагов власти для карьерного продвижения своих родственников и детей, независимо от их опыта и служебной компетентности. Иными словами - хорошо известным нам кумовством. Тот же Яир Лапид не появился из ниоткуда. Политикой, причем весьма активно, занимался еще его отец Йосеф Лапид. Лидер "Аводы" Мерав Михаэли тоже не на швейной фабрике работала. Она внучка небезызвестного Рудольфа Кастнера. И кому как не им лучше всего известно, что восхождение на политический Олимп без протеже - дело бесперспективное и рискованное. А потеря политического веса непременно ведет к потере власти, и вместе с ней теплых насиженных мест. Кто сомневается, пусть поинтересуется кадровой политикой недавнего министра регионального сотрудничества Исауи Фрейджа. А он пусть не лучше, но и не хуже других.

Так сложилось еще на заре израильской государственности, когда, собственно, и сформировалась нынешняя элита. С ее особыми законами и неписанными правилами. Одним словом - номенклатура. Люди в целом заслуженные, победившие в войне за Независимость и реально рисковавшие своей жизнью. Со своими достоинствами и, естественно, слабостями. Поэтому быстро одурманенные сладкими плодами власти, они и общество стали кроить под ту же мерку. При этом нередко грубо перегибая палку. Однако силовое давление срабатывало не всегда. Как, к примеру, с беженцами из мусульманских стран. Попытки силой насадить атеистическую идеологию и оторвать их от религии и традиций предков с треском провалились. Они нашли эффективное средство самозащиты, снова добровольно уйдя в гетто. Чтобы затем вернуться, но только уже сплоченными и организованными. После победы в Шестидневной войне, которая привела к резкому всплеску национального самосознания. А вскоре уже и сефардская молодежь начала добиваться места под солнцем. Длительная борьба завершилась тем, что элите в конце концов пришлось слегка подвинуться. Правда, судебную систему она из своих рук не выпустила, понимая, что только это гарантирует незыблемость ее власти.

И вот теперь, похоже, настал момент истины. Историкам еще предстоит выяснить всю подноготную нынешних событий. Тем не менее, многое уже и сейчас лежит на поверхности. Созданный Давидом Бен-Гурионом управленческий механизм стал давать первые сбои после войны Судного дня, а "большая алия" из бывшего Советского Союза лишь заметно ускорила этот процесс. Евреи постсоветского пространства с первых дней активно включились в политическую жизнь новой родины. Появились свои партии, газеты и даже, страшно подумать, депутаты, которые, попав в номенклатурную обойму, вскоре в большинстве своем оторвались от собственного электората. Когда-то это все равно должно было случиться. Потому что нельзя изменить систему, находясь внутри ее. И значимость прошедших выборов как раз в том, что народ эту систему решительно отверг. А вместе с ней и ту растерявшую лоск элиту, которая всеми правдами и неправдами пытается сейчас вернуть утерянные, скорее всего, навсегда позиции.

В какой-то степени этих людей даже жаль. Они оказались в роли пассажиров, опоздавших на поезд. А теперь, стоя на перроне, с тоской следят, как он уходит, быстро набирая скорость. И все-таки лузер есть лузер. Даже если он внешне напоминает Либермана или Саара. Пена в конце концов схлынет. Но оставит после себя кучи грязи. Кто их будет разгребать? Конечно, не Лапид с Ганцем. И уж тем более не Барак с Ольмертом, которые все еще думают, что родились с золотой ложкой во рту. Потому им все и дозволено. Ответственность может быть только личной. Как и отрезвление. Жизнь сама все расставит по своим местам. Главное - не сбиться с пути. И делать то, что необходимо делать. Несмотря на яростное сопротивление "нервотрепологов". А успех придет. И будет самой лучшей местью. Потому что покажет, кто оценивает себя по результатам, а кто по намерениям.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке