Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье

Мнения

А
А

Плохая неделя для оппозиции, первые шаги новой власти и закон о дарконах

Даже самые убежденные сторонники главы оппозиции говорят о том, что по готовности к борьбе Нетаниягу обходит Лапида с большим отрывом.

07.01.2023
Источник:NEWSru.co.il
Фото: Марк Исраэль Салем

Глава "Еш Атид" Яир Лапид любит Париж. Он очень любит Париж. В одном из интервью Лапид рассказал, что Париж едва ли не самый любимый его город на земле. И, как всякая любовь, отношения с Парижем иногда связаны для Лапида с весьма неприятными моментами. В 2021 году тогдашний министр иностранных дел Яир Лапид и его жена провели уик-энд в Париже и остановились в квартире, принадлежавшей спутнику жизни певицы Эйнат Саруф. На формальном языке это называется получить подарок, а, как всем известно из материалов "дела 1000", для получения подарка должностным лицом необходимо разрешение специальной комиссии. Лапид подал просьбу на получение разрешения, однако не дождался ответа и отравился в Париж. Настоящий скандал разразился, когда комиссия, проверявшая эту историю задним числом, заподозрила конфликт интересов, когда выяснилось, что Эйнат Саруф должна была выступать на партийном мероприятии "Еш Атид". Лапид быстро понял масштабы проблемы, оплатил полностью все расходы, скандал был погашен и вообще стал достоянием гласности лишь через месяцы благодаря публикации журналиста "Кан 11" Михаэля Шемеша.

Эта история не убавила любви Лапида к Парижу, и его первая международная поездка в качестве премьер-министра была именно в столицу Франции.

На этой неделе Лапид вновь решил сделать себе и своей жене небольшой подарок и отправился на выходные в Париж. Это событие прошло бы незамеченным, однако глава оппозиции избрал для поездки уик-энд, наступивший сразу после того, как министр юстиции Ярив Левин представил принципы своей революционной реформы юридической системы. Более того, Лапид покинул Израиль еще до того, как БАГАЦ приступил к обсуждению апелляций, поданных против назначения главы ШАС Арье Дери на пост министра. Само по себе присутствие Лапида ничего не изменило бы в происходящем, но тот факт, что глава оппозиции, день за днем убеждающий граждан в реальной угрозе краха демократического режима, принимает решение в разгар борьбы отдохнуть в Париже, вызвало критику. В самой партии никто не решится вслух критиковать вождя (примеры Ади Коль и Офера Шелаха свежи в памяти), однако журналисты не поскупились на ядовитые комментарии, и даже такие открытые и явные сторонники оппозиции как Бен Каспит и Цион Нанус жестко критиковали Лапида. В коалиции также не упустили случая ужалить Лапида. "Как же так? Лапид зовет израильтян митинговать на мостах, а сам отправляется в Париж? Несерьезно", - язвительно заметил депутат от ШАС Уриэль Бусо.

Уже не в первый раз на повестке дня общественной дискуссии возникает вопрос о готовности Лапида по-настоящему сражаться на политическом поле, сражаться за власть. Даже самые убежденные сторонники главы оппозиции говорят о том, что по готовности к борьбе Нетаниягу обходит Лапида с большим отрывом. В окружении 73-летнего Биньямина Нетаниягу до сих пор с восхищением вспоминают последние дни предвыборной кампании, когда он ездил из города в город, со встречи на встречу. Точно так же как делал это более четверти века назад, когда впервые баллотировался в премьеры. Яир Лапид иной. Используя известное выражение Авигдора Либермана, премьерство для него "опция, но не обсессия". Нетаниягу так не победить.

"Я вернусь в воскресенье в Израиль, и мы продолжим сражаться с этим правительством до его краха. Главный залог победы - перестать цепляться друг к другу", - сказал Лапид на фоне критики.

Насколько эти пожелания находятся в сфере фантазий Лапида, было видно и на этой неделе. Бени Ганц продолжил фронтально атаковать "Еш Атид". Если бы на заседание фракции "Махане Мамлахти" попал бы марсианин, он наверняка пришел бы к выводу, что главным противником Бени Ганца является не Биньямин Нетаниягу, а именно Яир Лапид. "У меня очень много претензий к этому правительству, но есть те, кто взяли на вооружение недостойные пути борьбы. Так не побеждают правительство", - сказал Ганц.

Сам Ганц тоже "поскользнулся" на этой неделе, когда за день до заседания суда по делу Дери встречался с министром внутренних дел. Ганц утверждает (и нет оснований ему не верить), что встреча не имела отношения к судебному заседанию, однако с точки зрения сторонников того, что когда-то было "блоком перемен", эта встреча являлась своего рода легитимацией, которую Ганц дал Дери. "С политической точки зрения это была ошибка", - честно признался Бени Ганц.

Резюме: первую неделю оппозиционной борьбы вряд ли можно назвать успешной.

В коалиции, в свою очередь, получили ключи от заветных дверей, на которых написано "власть", и приступили к работе. Речь не о спорной инициативе министра финансов Бецалеля Смотрича отменить повышение налога на одноразовую посуду и сладкие напитки (экономисты предсказывают, что понижение налога не приведет к понижению цен, зато приведет к увеличению масштабов использования вредных товаров) и не о странной войне, которую объявила министр транспорта Мири Регев полосам общественного транспорта. За первую неделю новая коалиция предприняла несколько настолько далеко идущих шагов, что, вероятно, именно она заслуживает титула "правительства перемен". Хороших или плохих - каждый решит для себя.

В самом начале недели правительство представило в БАГАЦ заявление о намерении изменить закон о размежевании таким образом, чтобы легализовать ешиву Хомеш. Очень быстро стало известно, что шаг этот не имеет никакого практического значения, так как ешива расположена на частных землях, принадлежащих палестинскому арабу. Закон, отменяющий действие размежевания в Северной Самарии (если такой закон будет принят), даст возможность найти альтернативный участок земли и восстановить там присутствие израильтян. Трудно переоценить такую инициативу. Ни у кого сегодня нет ответа на вопрос о том, зачем в 2005 году, в придачу к 19 поселкам в секторе Газы, Шарон разрушил и четыре поселка в Северной Самарии. Были те, кто считали, что это была попытка убедить администрацию США в серьезности намерений продвигаться в процессе с автономией. Были и другие версии. Семнадцать лет спустя правительство Израиля медленно и пока лишь декларативно начало двигаться в обратном направлении.

Визит Итамара Бен-Гвира на Храмовую гору, в свою очередь, имел гораздо больший резонанс. Отметим сразу: визит Бен-Гвира ни на йоту не затронул статус-кво на Храмовой горе. Суть этого статус-кво хорошо известна: мусульманам можно молиться там, евреям можно это место посещать. (Этот статус-кво давно трещит по швам.). Итамар Бен-Гвир не молился, не пел "А-Тикву" и не закутывался в талит. Он поднялся на Храмовую гору рано утром, как это делают сотни и тысячи евреев, пробыл там 13 минут, зафиксировал присутствие и ушел. Те, кто сначала с удовольствием троллили Бен-Гвира, мол, что же ты, герой, как стал министром, тут же перестал на гору ходить, сейчас пытаются представить этот визит как почти подпольный, тайный. Бен-Гвир не поднялся на Храмовую гору как вор в ночи, он сделал то, что обещал перед выборами: посетил Храмовую гору. Без провокаций и в координации с силами безопасности. В этом визите не было сиюминутной практической необходимости. Он ничего не добавил в том, что касается очень неуверенного суверенитета Израиля на Храмовой горе. Но, помимо очевидного пиар-жеста Итамара Бен-Гвира, был в этом акте и безусловный посыл тем, кто оспаривает право евреев Израиля на главную святыню еврейского народа.

ХАМАС смолчал (одинокий запуск ракеты, упавшей к тому же в секторе Газы, не в счет), арабские страны осудили, созвано заседание Совета безопасности ООН. Неприятность эту Израиль переживет.

Отсутствие какой-либо реакции на намерение правительства вернуться в Северную Самарию и крайне нервные комментарии в связи с вполне невинным визитом Бен-Гвира на Храмовую гору, связаны не только с личностью "визитера". Итамар Бен-Гвир, безусловно, "красная тряпка" для многих на Западе и в арабском мире, но дело не только в этом, и не только в крикливых нападках со стороны левых и ультраортодоксов (не в первый раз формирующийся союз, когда речь идет о противостоянии правому радикализму, особенно в контексте Храмовой горы). Дело еще и в очевидно разном отношении к происходящему в Иудее и Самарии и в Иерусалиме.

Палестинские арабы изрядно поднадоели арабскому миру, да и многим на Западе. Именно поэтому, если правительство Израиля будет действовать, сдерживая непреодолимое желание пиариться на каждом шагу, оно может добиться очень серьезных изменений.

В Иерусалиме потребуется осторожность, тем более учитывая стремление Саудовской Аравии получить влияние в том, что касается управления Храмовой горой. Нетаниягу, который поставил одной из основных задач своей каденции в области внешней политики расширение "соглашений Авраама" и нормализацию отношений с Саудовской Аравией, должен будет с этим считаться.

Главным событием уходящей недели, бесспорно, является презентация того, что министр юстиции Ярив Левин назвал "первой частью глубокой реформы юридической системы". В ее детали сейчас нет смысла вдаваться, так как нет никаких сомнений в тактической подноготной этого шага.

Речь идет о пробном шаре. Ярив Левин отлично понимает, что предложенные им параметры - это лишь точка начала переговоров, не точка их завершения. Цель министра юстиции в том, чтобы продемонстрировать серьезность его намерений и вынудить юридический истеблишмент и его сторонников в Кнессете пойти на серьезные переговоры. Первый признак того, что намек услышан и воспринят, поступил от Бени Ганца, который предложил Нетаниягу переговоры о реформе. Этого недостаточно. И совершенно не очевидно, что Нетаниягу (а также Левин и Смотрич) заинтересован в переговорах. На Ганца уже обрушился шквал критики. Однако предложение остается в силе.

Отношение премьер-министра Биньямина Нетаниягу к главным событиям уходящей недели сложное. Он вполне мирно жил без Хомеша, ему совершенно не нужен был визит Бен-Гвира на Храмовую гору, да и реформы Левина его интересуют лишь как "оружие устрашения" в отношении юридической системы. Однако он продолжает не мешать своим резвым коллегам по коалиции делать шаги, которые нравятся их электорату. Нетаниягу знает, сколь долог путь от декларации и пресс-конференции до того момента, когда заявленное будет реализовано.

Нетаниягу занят другим: возникающими, как грибы после дождя, очагами недовольства в его собственной партии. На этой неделе Май Голан узнала, что не станет не только министром, но и заместителем министра в министерстве главы правительства (абсолютно бессмысленная должность, которая наполняет ее обладателя чувством собственной значимости). Вместе с Голан был разочарован и депутат Альмог Коэн ("Оцма Иегудит"). Нетаниягу планировал назначить их на должности замминистров в своем министерстве, однако не смог этого сделать, так как в одном министерстве могут быть лишь два зама. Ави Маоз и Ури Маклев были первыми. Май Голан покинула здание Кнессета, не приняв участия в голосовании.

На этом проблемы Нетаниягу не закончились. Тали Готлиб - ранее конфликтовавшая с главой администрации Нетаниягу Цахи Браверманом - объявила, что не поддержит предложение о расширении так называемого "норвежского закона". Нетаниягу планировал утвердить поправку, позволяющую не менее чем десяти министрам подать в отставку из Кнессета в рамках этого закона, что позволило бы десяти дополнительным депутатам занять место в Кнессете. "Это свинское разбазаривание государственных средств, я не собираюсь быть автоматом, который только голосует за то, что кто-то велел", - с присущей ей откровенностью заявила Готлиб. В "Ликуде" срочно пытаются выяснить, какая должность может примирить Готлиб со "свинским разбазариванием средств".

Но приближенные премьера на этом фоне демонстрируют спокойствие. Коалиция начала работать. В окружении главы правительства говорят о том, что он, на сей раз, не собирается быть "нянькой" для депутатов своей партии и других партий коалиции. "Все хорошо понимают, что поставлено на карту, все хорошо понимают, с каким трудом удалось вернуться к власти и сформировать коалицию. Вряд ли кто-то захочет слишком сильно раскачивать лодку", - заявляют в окружении Нетаниягу.

И последнее. На этой неделе стало известно, что глава ШАС Арье Дери намерен продвигать отмену "закона о быстрых дарконах". В соответствии с этим законом (принятом при деятельном участии Одеда Форера, НДИ), репатрианты, прибывающие в страну, могут вскоре после приезда получить паспорт (даркон). Депутат Йосеф Тайеб (ШАС) уже подготовил проект закона, отменяющего "закон о быстрых дарконах". Позиция Нетаниягу по этому вопросу неизвестна, однако не исключено, что он воспользуется этим предложением, чтобы удовлетворить требования коалиционных партнеров по "предотвращению злоупотребления льготами репатриантов" без изменения закона о возвращении. Осталось уговорить партнеров Нетаниягу по коалиции. Министр алии и интеграции Офир Софер заявил на этой неделе на Конференции Жаботинского в Иерусалиме, что вопрос изменения закона о возвращении остается в силе. "Это не означает. что мы намерены полностью отменить параграф о внуках или какой-то другой параграф закона. Между полной отменой и сохранением нынешней ситуации есть много промежуточных возможностей", - сказал Софер. Тема изменения закона о возвращении остается на повестке дня новой коалиции.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке