Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель-Авив
+30+25
Иерусалим
+30+19

Мнения

А
А

Напрасное изгнание: зачем выселили жителей Хомеша

После недавних событий в Хомеше мы вновь поговорили с участниками размежевания о том, зачем вообще выселили его жителей.

Михаэль Тухфельд
15.01.2022
Источник:mnenia.zahav.ru
Депортация из поселения Са-Нур, Северная Самария, 2005 год. Фото: Getty Images / Shaul Schwarz

Чтобы продемонстрировать безумие сноса еврейских поселений в Самарии во время размежевания с сектором Газы, Йоси Даган обычно рассказывает об одной народной избраннице из партии "Кадима", которую он спросил: зачем, собственно, их сносить? "Вразумительного ответа я не получил ни от нее, ни от других депутатов, как левых, так и правых, но она превзошла всех, спросив меня: "А где в Самарии находится Гуш-Катиф?"

В эти дни, после убийства Иегуды Диментмана из Хомеша, благословенна его память, когда борьба за существование ешивы и регулярные выселения ее учеников происходят на фоне протестов и многотысячных маршей, мы вернулись в Северную Самарию в попытке осмыслить логику - а точнее, ее отсутствие - в выселении евреев из этого района. За 15 лет, прошедших с момента депортации, были созданы организации, цель которых - вернуть еврейские поселения в Северную Самарию, и Кнессет даже одобрил законодательные инициативы по отмене относящихся к ним разделами Закона о размежевании, но это не привело к успеху.

"В Са-Нуре до сих пор есть тротуары, выкрашенные в бело-голубой или красно-белый цвет, цветущие деревья и растущие в садах цветы, и только домов нет", - рассказывает Даган, ныне председатель регионального совета Самарии, а в прошлом житель этого поселения, в которое он переехал за шесть месяцев до размежевания. Даже синагога, засыпанная песком, с годами становится все заметнее, ветер, дождь и слезы жителей открывают ее на всеобщее обозрение. "В отличие от Гуш-Катифа, откуда была выведена израильская армия, и потому можно было понять резоны, Самария - территория, где находились четыре населенных пункта, жители которых были выселены, осталась под полным контролем Государства Израиль. Потому оно попыталось вытеснить эту депортацию из общественного сознания и из публичной полемики".

- Почему?

"Шарон был большим негодяем и злодеем. Мы хотели привлечь внимание к нашей борьбе, но он нас выселил в последний день размежевания, когда народ уже был в отчаянии. Характер этой акции был виден в том, как она выполнялась. Все было четко и отлажено".

В течение многих лет официальная позиция США заключалась в том, что поселения являются препятствием на пути к миру. После встречи Шарона и Джорджа Буша в Вашингтоне в 2004 году, президент США передал письмо, в котором говорилось, что большие блоки поселений, в которых в то время проживало около 80 процентов поселенцев, останутся за Израилем в любом варианте окончательного соглашения. И по вопросу о палестинских беженцах, по которому американцы воздерживались от демонстрации своей позиции, несмотря на все усилия Израиля добиться заявления, что беженцы не будут возвращены, также было дано обязательство, что в любом варианте соглашения будет сказано, что расселение палестинских беженцев будет осуществляться на территории палестинского государства, а не в пределах Израиля.

Адвокат Дов Вайсглас, который был одним из руководителей программы, говорит, что эти два обязательства были бельмом на глазу у международного сообщества, особенно некоторых европейских стран. "Мы видели в двух обязательствах президента Буша огромное политическое достижение, но мир отвернулся от нас. Европейские страны не сочли выселение из сектора Газы жертвой, принесенной Израилем, поскольку было ясно, что сектор не будет находиться под израильским контролем ни при каком долгосрочном урегулировании, и поэтому они утверждали, что это был лишь маневр, в рамках которого Израиль стремился укрепить свои позиции в Иудее и Самарии. В итоге администрация США обусловила принятие обязательств так называемым "чисто символическим" выселением евреев из Иудеи и Самарии, в месте, где ущерб не будет значительным и не создаст дополнительных проблем в сфере безопасности. Были выдвинуты различные идеи, в том числе освобождение более обширных территорий; некоторые из этих идей были отклонены правительством, которое принимало во внимание то, что палестинцы не смогут управлять этими территориями должным образом. Цель состояла в том, чтобы американские обязательства не раздражали международное сообщество.

"Мы могли сказать нет и остаться с тем, что есть, но мы полагали, что самое важное - это американское обещание, что при любом постоянном урегулировании 180,000 поселенцев в больших блоках поселений не будут перемещены, и что палестинские беженцы не будут возвращены в пределы Израиля. Это было соображением, оправдывающим эту жертву и все должно было выглядеть как настоящее выселение, но не слишком значительное".

- Некоторые утверждают, что Шарон дал понять, что он готов к территориальным уступкам в Иудее и Самарии в будущем.

"Нам тогда не приходило в голову нарушать территориальную целостность Иудеи и Самарии. В конце мая 2003 года мы внесли на рассмотрение правительства "дорожную карту", которая не была проектом мирного урегулирования, а являлась планом управления мирным процессом. Историческим достижением этой "дорожной карты" стало мировое признание того, что выполнение палестинцами обязательств является предварительным условием для начала переговоров. Среди всего прочего, к этому относится отказ от террора, роспуск террористических организаций, разоружение, создание эффективной системы управления, надзора и верховенства закона. "Дорожная карта" была утверждена резолюцией 1501 Совета Безопасности, а ее выполнение было определено не временем, а фактом исполнения. Было подсчитано, что до того времени, когда палестинцы дойдут до стадии переговоров, потребуется от пяти до десяти лет. Требование мирового сообщества немедленно начать политические переговоры с палестинцами было отложено на долгое время. Первый этап заключался в том, чтобы обязать палестинцев превратить автономию в нормативное функционирующее общество, не затрагивая их политического статуса.

"Палестинцы приняли "дорожную карту", у нас было 14 возражений, одно из которых гласило, что вопрос о территориях будет рассматриваться только в рамках переговоров, а до тех пор никто не обсуждает территориальные уступки, так что у нас не было надобности намекать на что-либо ни мировому сообществу, ни палестинцам.

Легкая задача

Депортация поселения Хомеш, Северная Самария, 2005 год. Фото: Getty Images / Yoray Liberman

"Дуби (Вайсглас) был "леваком" в нашей компании", - говорит нам другой высокопоставленный представитель ближайшего окружение Шарона - так называемого "Форума фермы". "Он убедил Шарона в том, что американцы не ограничатся Газой. Шарон не верил ни единому слову палестинцев. Ни на одном из этапов он не думал, что с ними можно поладить. Ладить нужно с американцами. Чтобы получить письмо президента, которое впоследствии стало законом, принятым в Конгрессе подавляющим большинством голосов, и спустя десятилетия изменило позицию Америки в отношении границ 1967 года и проблемы беженцев - необходимо было заплатить эту цену. Было ли это сделано с энтузиазмом? Нет. Но пожертвовать Северной Самарией было необходимо".

По его словам, идея плана заключалась в том, чтобы сохранить позиции в Иудеи и Самарии. "В конце концов, палестинцы никогда не выполнили бы условий "дорожной карты". Они бы не разоружились и не распустили террористические организации, так что это сохранило и укрепило бы наши позиции в переговорах с американцами. Палестинцы — это не народ, а некая племенная, созданная искусственно общность, которую я до сих пор не могу понять. Разве есть ли что-то общее между арабами из Рамаллы и арабами из Хан-Юнеса? Абсолютная чепуха. Наш очевидный интерес состоит в том, чтобы отделить Газу от Иудеи и Самарии".

В отличии от Вайсгласа, Бенци Либерман, который в то время возглавлял региональный совет Самарии, убежден, что Шарон не собирался ограничиться Газой и Северной Самарией. "Он намеревался сделать в Иудее и Самарии именно то, что сделал в Газе, потому что он влюбился в идею одностороннего размежевания, подобно Наполеону, который прибыл сюда и намеревался установить границы Израиля на последующие 250 лет. Он полностью слетел с катушек".

По словам Либермана, Шарон удивил президента Буша левизной своей идеи размежевания. "Вначале Буш отказывался принять план, но позже он обязал Шарона добавить на карту размежевания три населенных пункта на севере сектора Газа, а также части Иудеи и Самарии. Если вы смотрите на карту, то вы видите, что к северу от Шавей-Шомрон есть огромное черное пятно - зона А. Шарон сообщил, что есть четыре населенных пункта, которые он выселит, но этот район будет по-прежнему находиться под контролем Израиля. Это было необходимо Шарону для того, чтобы убедить Буша. Выселение была своего рода попыткой увидеть, как себя ведут палестинцы, когда Израиль делает размежевание в одностороннем порядке. У меня нет ни малейшего сомнения что Шарон полагал, что это стоит попробовать и применительно к Иудее и Самарии".

Доктор Анат Рот, директор Исследовательского института "Форум Шило", чье исследование о размежевании было опубликовано в ее книге "Не любой ценой", также считает, что выселение поселений Северной Самарии было призвано просигналить американцам о том, что Израиль готов к переговорам о будущих территориальных уступках и в Иудее и Самарии в рамках процесса размежевания с палестинцами. "Этот шаг был призван обеспечить преференции за размежевание со стороны американцев, выступавших против маневра, который, по их мнению, был направлен на удержание израильских позиций в Иудее и Самарии", говорит она. "Вопрос о выводе войск был поднят в ходе первых зондирований почвы уже в ноябре, в рамках переговоров между Кондолизой Райс и Довом Вайсгласом, примерно за месяц до выступления Шарона в Герцлии, на котором он объявил о размежевании. В январе Шарон пообещал ей, что выселит поселения в Иудее и Самарии.

"27 января генеральный директор канцелярии премьер-министра Авигдор Ицхаки обратился к главам Совета поселений и предложил выселить семь населенных пунктов: в Газе (Кфар-Даром и Нецарим), в районе Хеврона и в Северной Самарии. В обмен на это правительство примет закон, который обеспечит возможность сохранить другие поселения в рамках постоянного урегулирования, а последующее выселение сможет произойти только если за него проголосует большинство из 75 депутатов. Они категорически отклонили это предложение, но при выходе с совещания им стало понятно, что судьбоносное решение принято", говорит Рот.

Почему были выбраны именно эти четыре населенных пункта в Северной Самарии? Некоторые говорят, что это те населенные пункты, в которых было проще всего провести депортацию, в том числе и с точки зрения ожидаемого сопротивления жителей. В этих местах, по определению одного из соратников Шарона, проживали не "типичные поселенцы", которые считали себя связанными крепкими узами с этой землей, а те, кто приехал ради комфорта, и кому будет нетрудно перебраться в любое другое место, где у них сохранится прежний уровень жизни.

В конце концов, вопрос о выселении был утвержден Советом национальной безопасности. В январе 2004 года его главой был назначен генерал-майор запаса Гиора Айленд. "Американцы просили гораздо большего",- говорит нам Айленд. "Им не нравился уход только лишь из сектора Газы, и они подозревали Шарона в том, что он намеревался сохранить израильское присутствие в Иудее и Самарии. 15 февраля 2004 года я представил на рассмотрение Шарона четыре варианта. Первый состоял в том, чтобы ничего не делать, вопреки ожиданиям американцев, потому что в действиях в Иудее и Самарии нет логики; третий и четвертый включали гораздо большие территории и выселение 17 населенных пунктов; второй вариант заключался в выселении четырех населенных пунктов: Ганим, Кадим, Са-Нур и Хомеш, и мы должны были рассмотреть размер территории, на которой может быть обеспечена максимальная непрерывность палестинских поселений.

Депортация из поселения Са-Нур, Северная Самария, 2005 год. Фото: Getty Images / Shaul Schwarz

"Речь идет о небольших населенных пунктах с населением не более 500 человек, которые не входят в блоки поселений и нарушают палестинскую территориальную целостность. Это выглядело как меньшее из зол с точки зрения количества людей и оптимальное решение с территориальной точки зрения. Я должен отметить, что госсекретарям США Колину Пауэллу и Кондолизе Райс это решение не понравилось в краткосрочном видении, поскольку они ожидали гораздо более масштабного плана, но мы смогли убедить их в том, что это максимум того, что политическое руководство Израиля готово одобрить".

Рот утверждает, что Вайсглас уже проинформировал американцев о готовности Израиля выселить 17 населенных пунктов в Иудее и Самарии, но они выступили против этого, опасаясь создания "вакуума власти", поскольку у палестинской стороны нет никого, кто способен взять на себя ответственность за эту территорию.

По словам высокопоставленного источника в канцелярии премьер-министра Шарона, первоначальный план размежевания в Северной Самарии включал в себя 23 населенных пункта, в том числе Хермеш и Мево-Дотан. Военный секретарь Шарона, генерал-майор Йоав Галант, выступавший против, также принимал участие в обсуждениях. Будучи знакомым с этими местами благодаря своим предыдущим должностям, он объяснил, что Хомеш является стратегически важным пунктом на границе южного района. Согласно тому же источнику, Шарон рассматривал возможность оставить Израилю северную границу сектора Газы с населенными пунктами Нисанит и Дугит, но его ближайшее окружение - "Форум фермы" убедили его, что "даже если в наших руках останется всего лишь один квадратный метр, это сохранит за нами ответственность за весь сектор Газа целиком". У Шарона перед глазами стояло решение бывшего премьер-министра Барака относительно фермы Шебаа на горе Дов (согласно которому территория фермы осталась в руках Израиля после ухода из Ливана в 2000 году, что стало предлогом для "Хизбаллы" начать военные действия против Израиля - примечание автора статьи). "Айленд и Вайсглас убедили Шарона в том, что сам по себе уход из Газы не произведет впечатления", - говорит тот же источник, - "и необходимо пожертвовать необходимым минимумом для сохранения остальной части Иудеи и Самарии. Я слышал это прямо от него. По крайней мере, в этом вопросе ему следует отдать должное".

Генерал-майор запаса Яир Наве, командующий в то время Центральным военным округом, который участвовал в обсуждениях, говорит, что "в отличие от Газы, выселение поселений Северной Самарии не имеет и не имело никакого обоснования с точки зрения безопасности. Эвакуация была проведена только по требованию политического руководства. Решение принималось только из политических и стратегических соображений, мол, мы эвакуируем евреев только из небольшой области в Самарии, где не очень высокая плотность населения. Политическое руководство согласилось с тем, что у сил безопасности сохранится там свобода действия. Фактически, порядок действий армии не изменился, все свелось к депортации четырех населенных пунктов. Первоначально говорилось о строительстве забора, который отделит Северную Самарию от остальной части Иудеи и Самарии, но я и другие выступили против этого, и этот вопрос был снят с повестки дня. Еще нам удалось отстоять то, что этот район не был передан под контроль Палестинской автономии, а также сохранить там израильское военное присутствие. Если бы мы оттуда ушли, то потеряли бы контроль над тем, что происходит в районе Дженина".

- Улучшилась ли ситуация после выселения поселений?

"Если по поводу сектора Газы были предположения, что, возможно, после размежевания будет меньше террора, число боевиков, размещенных в этом районе, уменьшится и т. д., то было ясно что в Иудеи и Самарии ничего подобного не произойдет. Наоборот, задача ЦАХАЛа стала более сложной, потому что у нас теперь нет баз, которые были в эвакуированных поселениях, и армия вынуждена находиться на большем расстоянии от поселений Самарии и Дженина. С точки зрения безопасности ситуация только ухудшилась".

Наве отмечает сотрудничество с региональным советом Самарии во всем, что касалось создания условий для жителей, депортированных из Северной Самарии. "Так нам удалось немного смягчить травму",- говорит он. Либерман, глава совета в то время, действовал во благо жителей, некоторые из которых, следует напомнить, согласились немедленно освободить свои дома. "Я сказал им, что не буду принимать решения относительно их будущего, но, если они не будут бороться против плана размежевания, они будут сожалеть об этом всю свою жизнь. В отличие от глав совета Гуш-Катифа, я остался главой совета в этом районе, из которого были исключены четыре населенных пункта".

По мнению Наве, в возрождении Хомеша есть логика. "У Хомеша было стратегическое преимущество, так как он располагался в самой южной точке блока поселений, на холме, из которого просматривается все пространство вплоть до "зеленой черты". Ешива существует там около пяти лет. На мой взгляд, у учеников ешивы существовала негласная договоренность с оборонным ведомством: утром приходим, вечером уходим".

"На мой взгляд, истинная причина включения Северной Самарии (в план размежевания) объясняется выражением "Чем обширней следствие, тем масштабнее депортация", говорит нам Пинхас Валерштейн, бывший генеральный директор Совета поселений. "Мы чувствовали, что в Иудее и Самарии у нас есть больше возможности продолжить сопротивление, потому что речь не идет о районе, по которому пройдет граница между нами и палестинцами".

Йоси Даган рассказывает о разговоре с высокопоставленным военным в своем доме накануне выселения. "Он спросил меня: где проходит ваша "красная черта" в том, что касается сопротивления выселению? Я сказал ему: после того, как вы заявили, что готовы к гибели двух поселенцев в каждом поселении, то есть, к тому, что во время выселения будут убиты десятки поселенцев, вам не стыдно спрашивать меня, где проходит моя "красная черта"? Я не готов толкнуть солдата, а вы готовы убивать людей! Ведь именно армейское руководство обвинило нас в том, что мы заготавливаем оружие и боеприпасы на крышах наших домов, и Мири Регев, пресс-секретарь ЦАХАЛа в то время, позаботилась о том, чтобы распространить эту информацию повсеместно. Важно заметить, с тех пор, я вижу, она желает это исправить и делает немало для Иудеи и Самарии, но простить ей этого я никогда не смогу. Все понимают, что это безумие, и теперь это нужно исправить. Ответом на убийство Иегуды Диментмана должно быть возрождение поселений Северной Самарии, чтобы донести до арабов ясное и четкое сообщение. Но этого не происходит, и это сильно удручает".

Источник - Макор Ришон

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке