Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авивמעונן חלקית
+27+20

Мнения

А
А

Порочный круг

Арабское общество не доверяет полиции и потому не позволят ей предпринимать решительные действия для искоренения преступности.

Шмуэль Рознер
05.10.2021
Источник:Новости недели
Фото: пресс-служба полиции

20 лет назад комиссия во главе с судьей Теодором Ором, созданная для расследования арабских беспорядков в 2000 году, рекомендовала улучшить взаимоотношения между арабами и полицией и определила необходимость изменения имиджа полиции в этом секторе. Изменилось ли что за это время?

Джамал Хакруш - первый генерал-мусульманин израильской полиции, которому доверено возглавить управление по работе в арабских населенных пунктах. После майских беспорядков, учиненных арабскими хулиганами, он нашел ответ на вопрос, почему полиции не удается справиться со стремительным ростом насилия в общине своих соплеменников. Оказывается, причина в... чрезмерной активности, создавшей в их глазах нежелательный имидж израильской полиции. То есть, виновата полиция. Она слишком усердствовала, поэтому утратила доверие арабской улицы и, соответственно, возможность навести на ней порядок.

Подобное заявление - не ноу-хау Хакруша. Еще комиссия, которая осуществила всеобъемлющий обзор отношений между полицией и арабами после событий октября 2000 года, рекомендовала улучшить имидж первой в этом секторе. Соответствующая пятилетняя программа привела, в том числе, к созданию отдельной администрации под руководством генерала Хакруша. Было намечено также открыть в арабских районах свыше десяти новых полицейских участков. Но, как отметил государственный контролер в отчете трехлетней давности, выделение земли для строительства таковых оказалось проблематичным.

"Проблемы" в данном случае означают не что иное, как давление определенных групп арабского населения на муниципалитеты и частных лиц с тем, чтобы они не выделяли и не продавали земли под полицейские участки. Попытки министров внутренних дел Арье Дери и Гилада Эрдана внести в закон поправки, позволяющие государству создавать полицейский участок несмотря на сопротивление местных органов власти успехом не увенчались - отчасти потому, что депутаты-арабы резко выступили против. Те самые депутаты, которые жалуются на то, что полиция недостаточно активно борется с насилием в их секторе.

Получается порочный круг: арабское общество не доверяет полиции и потому не позволят ей предпринимать решительные действия для искоренения преступности. А поскольку полиция бездействует, преступность продолжает расти, и общественное доверие к полиции снижается еще больше. Что ж, трудно убедить общественность доверять тому, кто не выполняет свою работу, но тому, кто должен выполнять ее, трудно это делать без доверия снизу.

Не то чтобы евреи Израиля так уж доверяли своей полиции. Почти в любой стране имидж правоохранительных органов, которые ведут рутинную борьбу за соблюдение коронавирусных ограничений и противостоят демонстрациям инвалидов на железнодорожных путях, невысок. Но если половина евреев говорят, что полиция обращается с ними хорошо или очень хорошо, то среди арабов этот показатель достигает только трети.

А вот более подробные, только что опубликованные цифры: лишь около 16% арабов считают, что полиция хорошо справляется с преступностью как таковой; около 20% - что она защищает личную собственность; около 18% - что успешно борется с незаконным оборотом наркотиков; примерно 17% - что активно противостоит насилию в семье. Другими словами, четыре из пяти представителей арабского сектора не считают полицию эффективной службой безопасности. И есть только один параметр, за который наша полиция получила более-менее разумную оценку: около 45% представителей обоих секторов считают, что хорошо она справляется только с обеспечением правил дорожного движения.

В последние дни, после очередного инцидента со стрельбой на свадьбе в Тайбе, многие пользователи социальных сетей начали сравнивать действия израильских полицейских с американскими коллегами. Мол, случаи убийства арабов в Государстве Израиль не отличаются от случаев убийства чернокожих в Соединенных Штатах. Это политика, допускающая 88 убийств с начала года". То есть арабы пытаются примерить на себя лозунг, под которым в прошлом году развернули свои демонстрации и погромы афроамериканцы: "Жизнь черных имеет ценность".

Этот лозунг направлен, прежде всего, против американских полицейских, которые, по мнению протестующих, без необходимости и с расистским уклоном грубо обходятся с чернокожими гражданами страны. А если в результате их действий кто-то из этих граждан погибает, то полицейским нет никакого оправдания. Стоит отметить, что после учиненных беспорядков и во избежание обвинений в расизме и дальнейшей критики полиция США снизила активность, и результатом стал резкий рост уровня насилия и причинения ущерба ни в чем не повинным людям.

Если в Соединенных Штатах источником проблемы является цвет кожи жертв полицейского "насилия" и жертв настоящих насильников, то в Израиле источник проблем иной - национальность жертв и потерпевших. Группы арабских мятежников могут спровоцировать такую волну насилия, которая осложнит и без того хрупкие отношения между полицией и арабским обществом, поскольку заставит ее применить далеко не самые гуманные методы борьбы с бандитами. Арабы требуют, чтобы полиция перестала ТАК обращаться с ними. Или, как выразился депутат кнессета Ахмед Тиби, "обращаться с арабскими гражданами, как с врагами". Но полиции трудно это сделать, учитывая реалии на местах. Большинство арабов действительно законопослушные граждане. С другой стороны, минувшей весной тысячи арабов вышли на улицы, готовые крушить и линчевать. Игнорировать это только потому, что они принадлежат к меньшинству?

Скажем честно: помимо вопроса о цвете кожи и национальности, у полиции США есть основания более подозрительно относиться к афроамериканцам, а у полиции Израиля - к арабам, поскольку именно представители этих общин массово и активно участвуют в инцидентах насилия и других видах преступлений. Израильский полицейский, столкнувшийся с гражданином-арабом, непременно будет более бдительным, чем полицейский, столкнувшийся с гражданином-евреем. Он знает то, что знают, по сути, все, кто потрудился просмотреть последние отчеты об уровне насилия в разных общинах. Вот что говорится, к примеру, в отчете изучившей ситуацию комиссии: "В 2019 году в арабском обществе было совершено 91 убийство, что примерно на 50% больше, чем за предыдущие пять лет. По сравнению с еврейским обществом, где в 2019 году произошло 47 убийств, и в соотношении с численностью населения уровень убийств в арабском секторе более чем в 7 раз выше". И как прикажете при таком раскладе вести себя полицейскому?

Ситуацию особенно осложняет то обстоятельство, что в арабском секторе скопилось большое количество незаконного оружия. "Мы должны преследовать людей, у которых есть незаконное оружие, - сказал недавно судья Салим Джубран. И на одном дыхании добавил, - Почти ни один полицейский не привлечен к ответственности за насилие над арабскими гражданами". Конечно, никто не знает, сколько и какое оружие незаконно используется и хранится у арабов. Но специалисты оценивают этот арсенал в десятки, если не сотни тысяч единиц - винтовок, пистолетов, гранат, ракетниц и многого другого. Данные из досье о стрельбе израильской полиции с 2014 по 2016 годы показывают, что в 95 процентах случаев полицейский задерживал для допроса в связи с незаконным владением оружия гражданина-араба.

Операция по сбору незаконного оружия, позволившая жителям сдавать его без страха быть взятым на заметку или обвиненным в преступлении, обернулась сокрушительным провалом. Добровольцев почти не нашлось. Некоторые заявили, что не верят в благие намерения полиции, но более вероятно, что тот, кто владеет незаконным оружием, просто предпочитает иметь его при себе. Девять из десяти арабов согласны или склонны согласиться с утверждением о том, что в Израиле можно легко приобрести огнестрельное оружие, тогда как в еврейской общине с таким утверждением согласны только трое из десяти. 93% арабов заявили, что в последние годы увеличилось число случаев использование огнестрельного оружия в местах их проживания. А две трети арабов считают, что фактором, влияющим на применение оружия, является отсутствие в этих самых местах проживания должного количества полицейских.

Давайте допустим, что в арабскую деревню пришли полицейские. Допустим, они вошли на территорию, где, как им известно, есть незаконное оружие, и хотят изъять его. По сути, они вступают в противостояние с вооруженными преступниками. Это рискованная, взрывоопасная ситуация, которая может перерасти в смертоносную схватку. И что в таком случае скажет судья? Или отдел министерства юстиции по расследованию нарушений со стороны полицейских? Будет ли предъявлено обвинение офицеру, открывшему стрельбу, будет ли он привлечен к уголовной ответственности? На это нет однозначного ответа. И до тех пор, пока сотрудники правоохранительных органов его не получат, они предпочтут избегать конфронтации, откажутся от поисков преступников. Мирные граждане будут по-прежнему жаловаться на то, что полиция делает недостаточно, а преступники - убивать.

Источник - Маарив

Перевод - Яков Зубарев

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке