Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авивחם מהרגיל
+32+22

Мнения

А
А

Израильские атаки не должны унижать иранцев

Иранский режим теряет поддержку народа, и задача Израиля, ведущего борьбу с этим режимом, не унижать национальную гордость иранцев.

Амос Аса-Эль
24.07.2021
Источник:Новости недели
Фото: Reuters

В Иране к власти пришел один из самых кровавых и беспощадных представителей правящей олигархии, и это вновь побуждает задуматься, в каком направлении движется режим, каковы настроения в этой стране, и какую тактику в этом контексте стоит выбирать Израилю. Ответ очевиден: люди в Иране озлоблены, их страна находится в упадке, и Израиль должен позволить этим изменениям происходить естественным образом, не пытаясь влиять на события и тем более, инициировать их.

Иранские выборы никогда не были свободными, но избрание Раиси отличалось от предыдущих даже по принятым в Исламской республике стандартам. Прежде отметались кандидаты, не разделявшие исламистскую идеологию правящей клики, и все, кто, так или иначе, расходился во взглядах с режимом. Не могли мечтать о высших должностях в Иране женщины и представители меньшинств. Тем не менее даже при столь жестких критериях отбора режим пытался создать видимость демократии, позволяя соревноваться между собой представителям жесткой линии и прагматикам. Благодаря этому в 1997 году президентом Ирана стал Мохаммед Хатами, поддерживавший рыночные реформы, послабления в цензуре и оттепель в отношениях с Западом, в том числе, в культурной сфере.

Оттепель закончилась в 2009 году, когда правящий режим фактически лишил победы кандидата-реформиста Мир-Хоссейна Мусави на выборах (он пользовался широкой поддержкой интеллигенции, молодежи и средних слоев населения) и поместил его под домашний арест, где он продолжает находиться и по сей день. Официальным победителем был провозглашен Махмуд Ахмадинежад, хотя он получил значительно меньшее число голосов. После того, как высший руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи официально утвердил Ахмадинежада на посту президента, в стране начались демонстрации сторонников Мусави, переросшие затем в массовые беспорядки. Сам Мусави поддержал своих сторонников, однако, в конечном счете, режиму удалось подавить восстание.

Тем не менее видимость демократии продолжала соблюдаться. Когда Хассан Рухани баллотировался на пост президента в 2013 году, ему противостояли несколько оппонентов, среди которых были сторонники радикального крыла, в том числе, бывший командующий Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и бывший глава ВВС Ирана.

На последних выборах все претензии на демократию были отброшены. Клерикалы оставили по сути дела единственного кандидата, заблокировав всех остальных, включая печально известного Ахмадинежада, получившего власть в 2009 году. Почти 600 кандидатов были дисквалифицированы, а трое из семи, получивших вначале "зеленый свет", вскоре по разным причинам выбыли из игры. В результате фактически остался только один кандидат - Ибрахим Раиси, одиозная фигура, известный как "палач" и "мясник", готовый на безжалостные репрессии против собственного народа. Это - недвусмысленный посыл иранцам: любая попытка выступить против власти будет утоплена в крови. Но это также свидетельствует, что режим все больше боится собственного народа и все больше отдаляется от него.

Биография Раиси кардинально отличается от биографий своего предшественник Хасана Рухани и министра иностранных дел Джавада Зарифа, получивших ученые степени в Великобритании и США, или биографии Мохаммада Хатами, который жил в Германии и говорит на четырех языках. В отличие от них Раиси, напротив, даже не окончил среднюю школу. Зато Раиси отличился в других сферах деятельности. Будучи прокурором нескольких иранских городов, Тегерана, а затем генеральным прокурором Ирана, он отличался крайней жестокостью и даже фанатизмом. Наделенный особыми полномочиями, предоставленными им аятоллой Рухоллой Хомейни, он только в 1988 году отправил на виселицу около пяти тысяч людей, вина которых не была доказана. Раиси считается правящей элитой человеком, беззаветно преданным делу Исламской революции, и готовый на все для сохранения режима. Это свидетельство, что правящая теократия в Тегеране чувствует нарастающее недовольство в народе, боится его и готова на любые, самые кровавые акции, для удержания власти. Раиси - тот человек, которому предстоит стать вешателем иранского народа.

Ситуация в Иране, между тем, продолжает ухудшаться, и изменения эти носят в ряде случаев необратимый характер. С момента исламской революции население в стране увеличилось более чем вдвое. Промышленные предприятия находятся в распоряжении КСИР, создавших фактически собственную теневую экономику, в которой дивиденды получают исключительно лица, связанные с режимом, и их окружением. Высшие офицеры КСИР "выигрывают" тендеры, предоставляя прибыльные места своим родственникам и друзьям. Неэффективное и произвольное использование национальных ресурсов во имя получения сиюминутной выгоды привело к истощению водных источников и нехватке воды. Процветающая коррупция и контроль правящей элиты над производственными мощностями привели к несправедливому разделению труда, при котором большинство населения не имеет шансов подняться по социальной лестнице, и обречено довольствоваться малооплачиваемыми и бесперспективными работами. Эпидемия коронавируса усугубила положение. Еще накануне пандемии безработица в Тегеране достигла 41%. В некоторых регионах безработица среди молодежи превышала 60%, а безработица среди женщин с университетским образованием 80%. Если в период правления Хатами доллар стоил 9 тысяч реалов, то сейчас он равен 230 тысячам (!) реалов. Пандемия, поразившая Иран больше, чем многие другие страны мира, еще больше подорвала шаткую экономику страны; нанесла колоссальный демографический урон населению. По данным сайта Website Worldometer, жертвами коронавируса стал 3.11 миллион человек. 83 тысячи из них умерли.

Стоит ли удивляться, что более половины населения попросту отказались прийти на избирательные участки? Люди полностью потеряли доверие к своим правителям, и тот факт, что клерикальная верхушка передала власть убийце и вешателю - свидетельство делегитимации режима, отбросившего даже те условные атрибуты демократичности, которые все еще оставались.

Режим входит в завершающую стадию правления, когда его единственной и последней надеждой остаются репрессии и тотальное запугивание. Фактическое назначение Раиси указывает, что власть уже не верит в диалог с собственным народом.

Как в Израиле должны относиться к происходящему? Некоторые полагают, что в условиях вырождения правящего режима в откровенно тираническую власть нам стоит попытаться ускорить этот процесс, подтолкнуть некими акциями извне народ этой страны к решительным действиям. Но, в действительности, это самое худшее решение, которое можно принять.

Репрессии не могут длиться бесконечно, какими бы жестокими и кровавыми они не были. В конечном счете, народ свергнет деспотию, подавляющего и разрушающего его. Это требует времени и терпения, но это неизбежно, и противники режима в мире должны проявлять сдержанность, не пытаясь опережать события.

Миллионы иранцев знают правду. Они знают, что израильтяне никогда не были врагами иранского народа и никогда не хотели причинить ему вред. Многие из них знают, что еврейский народ на самом деле с любовью вспоминает Персидскую империю, которая восстановила разрушенный храм в Иерусалиме и вернула евреев на их землю. Старшее поколение иранцев помнит и то, что до Исламской революции отношения между двумя странами процветали, и верят, что после свержения религиозных фанатиков все вернется на круги своя.

Мы в Израиле справедливо опасаемся ядерного оружия в руках фанатиков и делаем все, чтобы предотвратить его создание. Но направляя наши атаки против иранских ядерных объектов, мы должны помнить, что ни в коем случае недопустимо создавать у иранцев ощущение, что их унижают, а их страну разрушают. Мы должны предотвращать иранские планы, наносить упреждающие удары, но действовать исключительно в тактической плоскости. Одно дело уничтожать иранские аванпосты в Сирии и ядерные объекты в самом Иране, и совсем другое - осуществлять массированную операцию, жертвами которой станут тысячи иранских граждан.

Иными словами, свержение режима должно быть осуществлено снизу, самими иранцами, а не атаками извне. Вернуть себе законную власть должен великий персидский народ, а не иностранная держава или державы. Аятоллы лишили себя в глазах иранцев легитимности; они опозорили и разрушили свою страну, и теперь режим справедливо боится мести собственного народа. Позвольте ему завершить свою работу! Вмешательство извне будет не только опасным, но даже желанным для преступной власти.

Источник: Jerusalem Post

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке