Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авивמעונן חלקית עד בהיר
+31+26

Мнения

А
А

Первопроходцы XXI века

Встречаются после службы четыре армейских друга и намечают - в наши-то времена! - возвести в пустыне новые поселки. Не один, не два, а с десяток.

Талия Левин
04.05.2021
Источник:Новости недели
Фото: Wikipedia / ד"ר אבישי טייכר

На первый взгляд, история Зеэвика Якубовича, Рони Палмера, Офира Фишера и Нира Блуштейна - инициаторов амуты "Ор", продвигающей поселенческое освоение Негева и Галилеи - напоминает голливудский фильм. Ну, посудите сами: встречаются после службы четыре армейских друга и намечают - в наши-то времена! - возвести в пустыне новые поселки. Не один, не два, а с десяток. Вроде бы кибуцы и мошавы уже давно заняли свои места на карте страны и в сознании людей, еврейское государство прочно стоит на ногах и не нуждается в новых сионистских инициативах, а тут чуть ли утопическая идея нового освоения старых земель! Но не прошло и двадцати лет, как неожиданно для себя мы увидели цветущие поселки, ставших результатом воплощения той самой утопической идеи.

Все началось для них еще в 17-летнем возрасте, когда они возвратились из поездки в Польшу и решили, что должны сделать что-то существенное на благо своей страны.

- Решили, что сразу после армейской службы создадим организацию и назовем ее "Ор" ("Свет"), - говорит Рони Палмер, нынешний директор амуты. - Правда, тогда мы еще не знали точно, чем будем заниматься.

Ребята не отказались от мечты и после того, как были призваны в боевые части. Офир Фишер служил на подводной лодке, Нир Блуштейн - в подразделении по борьбе с террором, Зеэвик Якубович - в бригаде "Гивати", а Рони Палмер - в подразделении спецназа "Эгоз". Все четверо подписали контракт на сверхсрочную службу, а после демобилизации не рванули, как делают многие израильские парни и девушки, в путешествие по Южной Америке или Юго-Восточной Азии, а решили исходить вдоль и поперек родную землю.

- У нас было ощущение, что в стране что-то разваливается, чего-то ей недостает, - говорит Палмер. - И мы пошли по "Швиль Исраэль" - тропе, которая пронизывает Израиль с севера до юга, встречались с людьми, собирали информацию о разных районах. Купили компьютер, стали заносить в него все полученные сведения, искать решения, способные повлиять на существующее положение. Так за полгода мы объездили весь Негев, Галилею и центр. И поняли, что, если хотим сделать что-то реальное, включающее в себя и образование, и трудовую занятость, и социальные инвестиции, это должно происходить за пределами Гуш-Дана. 75 процентов территории нашей маленькой страны занимают Негев и Галилея. Мы знаем об этом со времен Бен-Гуриона, но знание не гонит ветер в паруса нашего сознания. Самые разные люди говорили нам, что мы задумали невозможное, но мы твердо решили, что не сдадимся, что должны привести в эти районы людей и создать им рабочие места. Мы пытались обращаться в развивающиеся города на периферии, но с нами никто не хотел разговаривать. Говорили, что мы сумасшедшие, что люди хотят уехать отсюда, а не приезжать сюда. Мы пошли в мошавы и кибуцы, но и там нас встретили с прохладой. И тогда мы поняли, что не должны полагаться ни на кого и ни на что.

Шел 1999 год, и почти случайная встреча с Ариэлем Шароном, тогдашним министром инфраструктуры и другом семьи одного из парней, помогла сдвинуть дело с мертвой точки.

Вы готовы перебраться жить в Негев или Галилею?

- Мы понятия не имели о том, что за 15 лет до этой встречи никто не смог основать поселение в Негеве или Галилее, - продолжает Палмер. - И вот пришли к Шарону четверо молодых парней, напросившихся на пятиминутную беседу, и тот, услышав о нашей мечте и бесплодных встречах, ответил: "Кончайте ныть. Где вы хотите основать поселение?". Мы показали ему на карте точку в Северном Негеве, к юго-западу от Хеврона и в 15 километрах от Беэр-Шевы. Думали, эта территория принадлежит военной базе, но она оказалась заброшенной. Спустя четыре месяца, в День Независимости того же 99-го, мы ступили на эту землю, чтобы возвести здесь первое поселение под названием Сансана - так в ТАНАХе обозначено пальмовое дерево.

- Вы знали, с чего начать?

- Нет, но это был билет в один конец, - отвечает Офир Фишер. - Основание поселения включает в себя множество компонентов, и мы с самого начала знали, что должны действовать как лица, создающие некоммерческое предприятие. Что не станем владеть землей и зарабатывать на своем предприятии деньги. В последние годы амута "Ор" действует в сотрудничестве с правительственными организациями, инвесторами, спонсорами. Мы ведем сбор пожертвований на строительство общественных зданий - например, синагоги или клуба.

- Вы основали уже восемь новых населенных пунктов и десятки общин. Благодаря вам в Негев и Галилею переехали 50 тысяч человек. Но как вы добились успеха там, где другие терпели неудачу?

- К тому времени, когда мы начали работу, вышло более 60 правительственных решений о создании новых поселений в Негеве. Но их так и не реализовали, потому что не было движущей силы, способной привести сюда новых жителей. А настоящей движущей силой является община. Что подкупило людей, что заставило их сдвинуться с насиженных мест? То, что мы приехали сюда сразу с 20 семьями. Но раз приехали, должны самим позаботиться обо всем - от образования и безопасности до трудовой занятости и управления поселком. И самым прекрасным в этом процессе было убедиться в том, что все хотят именно самостоятельности. С одной стороны, налицо бесконечные трудности, но с другой, мы видим сильнейшее желание каждого преодолеть их - на пользу себе и общине.

- Как тесно правительство сотрудничает с вами?

- Бывают времена, когда правительство действует эффективнее и более склонно к сотрудничеству, а бывает наоборот. Но благодаря Рони мы находим общий язык и с государственными чиновниками, и с депутатами кнессета. Поначалу, правда, люди были настроены скептически и выпроваживали нас из кабинетов, подозревая, что мы вынашиваем тайные планы пробиться в политику. Но когда поняли, что мы желаем стране только добра, двери открылись.

Создание поселений было только начальным этапом движения "Ор".

- Внезапно кибуцы и мошавы увидели, что мы собираем молодых людей, создаем новые общины и обустраиваем детские сады в то время, как в других местах эти сады закрываются, - говорит Палмер. -Так мы начали работать и другими населенными пунктами, добавляя им жителей и помогая развиваться.

После Сансаны появились Беэр-Милк на границе с Египтом, Рехаваам в Рамат а-Негеве, Гиват-Бар между Рахатом и Беэр-Шевой, Элиав в округе Лахиш, Кармит в Северном Негеве и Хиран в Восточном. А в Галилее при активной помощи Роны Рамон, жены первого израильского космонавта, - Мицпе-Илан.

- Для нас создание государства еще не завершено, - поясняет Палмер, - и мы считаем большой привилегией стать поколением, которое продолжит воплощать сионистскую мечту. В нашу команду входит около 40 человек, и благодаря им мы делаем исключительные вещи. За минувшие двадцать лет возвели, помимо самих поселков, 104 общественных здания. Одновременно в разработке находится сейчас более 160 проектов в различных областях, от инженерных до общественных. И все приносит доход: экономический эффект деятельности амуты достиг свыше 10 млрд шекелей.

В 2015 году участники уникального проекта поняли, что необходимо совершить еще один рывок.

- Мы провели своего рода инвентаризацию, - улыбается Фишер. - Создавая новые поселения, мы тем самым продвигали правительственные решения с миллиардными инвестициями и инициировали новые проекты. Но проанализировав сделанное, увидели, что с тех пор, как отправились в свое сионистское путешествие, в центре по-прежнему живет 75 процентов населения страны. Мы заручились помощью демографов и профессионалов в разных областях и убедились в том, что к 2048 году Израиль приблизится к 20 миллионам жителей. То есть три четверти граждан просто не уместятся в центре страны, при этом население Негева и Галилеи по-прежнему будет оставаться слабым, что в соответствии со стандартами OECD приравняет Израиль к стране "третьего мира". Чтобы избежать этого, у государства должно быть три жизненных центра, а не один. Беэр-Шева должна стать центральным городом юга с миллионным населением, тесно связанного транспортным сообщением со всеми населенными пунктами Негева. Хайфа - градообразующим центром севера, также соединенного скоростным транспортом со всеми поселениями Галилеи. И сделать это необходимо до 2048 года.

Это уже не мечты. "Четверка отважных" нашла несколько сотен партнеров в правительственных учреждениях, в деловом и финансовом секторах, поддержавших ее инициативу. "Корона" замедлила начало реализации этой идеи, но подвигла на мысль о том, что местным органам власти следует предоставить большую самостоятельность и даже автономию в решении многих внутренних вопросов. Движение "Ор" избрало в качестве пилотного проекта четыре города развития - Димону, Офаким, Кирьят-Шмону и Акко, которые рассчитывает превратить в города, равные по основным параметрам жизни. Для каждого из них разработан бизнес-проект международного уровня. Например, Димоне предстоит стать одним из ведущих городов планеты в области массового внедрения цифровых технологий в промышленное производство и в обслуживание насущных потребностей человека, включая быт и отдых. Офакиму уготована революция в агротехнологиях, Кирьят-Шмоне - в пищевом производстве. То есть, для каждого города инициаторы нашли "изюминку", которая не только привлечет молодежь, но и пробудит в них желание жить в таких городах.

- Десятки и сотни тысяч людей уже говорят о том, что предпочитают жить за пределами Тель-Авива, - добавляет Зеэвик Якубович. - Конечно, их пока беспокоят проблемы трудоустройства и транспорта, но в последнее время таких людей становится все больше. Уже сейчас, например, в Димоне сложно купить участок земли. Так что освоение Эрец-Исраэль продолжается.

Источник - Маарив

Перевел Яков Зубарев

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке