Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+17+13

Мнения

А
А

1500 убийств - это война

Несмотря на протесты, волна насилия в арабском секторе Израиля нарастает. 113 убийств - только за минувший год. Арабская община считает, что так дальше продолжаться не может.

Эяль Леви
21.02.2021
Источник:Новости недели
Фото: Depositphotos

Журналисты газеты "Маарив" отправились в населенные пункты севера страны - Кафр-Кару и Тамру, где ни в чем не повинные граждане расплачиваются за насилие, которые творят их соплеменники.

...50-летний мужчина получил смертельные огнестрельные ранения во время покушения, осуществленного на стройке в арабской деревне Кафр-Кара вблизи Пардес-Ханы. Неизвестные обстреляли кабину экскаватора, в которой он находился, и скрылись. Получивший многочисленные ранения строитель скончался еще до прибытия "скорой помощи". А за день до этого от рук неизвестных киллеров погиб 36-летний житель той же Кафр-Кары: злоумышленники открыли по его окнам беспорядочную стрельбу. Мужчина скончался в реанимационном отделении больницы.

Эту хронику можно продолжать. Уже в январе 2021 года в арабских деревнях были убиты шесть человек. По данным центра "Аман", ведущего мониторинг криминальной ситуации в арабском секторе, с 2000 года погибли 1528 человек. Причем количество жертв ежегодно увеличивается с каждым годом: в 2014-м было совершено 51 убийство, в 2015-м - 58, в 2017-м - 72, в 2018-м - 76, в 2019-м - 96, в истекшем - рекордные 113 убийств. По данным полиции, 80 процентов убийств совершаются с применением огнестрельного оружия.

- К 2021 году мы пришли заметно изменившимися внешне, но не внутренне, - с грустью констатирует Назия Масарва, бывший глава совета деревни Кафр-Кара. - Стремительный прогресс, который переживает мир, мы восприняли лишенным духовной составляющей. Мы одеты в лучшие бренды, ездим на новейших автомобилях, наши дома комфортны, но культуру нельзя купить в супермаркете, и мы становимся богаче с ложными жизненными приоритетами. Людям важны предметы роскоши, но как они собираются заработать на них? Если усерднее работать, то уделяешь меньше внимания детям, а если наблюдается недостаток средств, берете в долг у родственника или соседа? Так очень быстро утрачиваются истинные ценности жизни. Когда я руководил районным советом, мне постоянно говорили, что необходимо повышать процент учащихся, готовых к сдаче экзаменов на аттестат зрелости, а я задавал встречный вопрос: "Как тогда быть с теми, кто не получит среднее образование?" У нас здесь 60 тысяч молодых арабов, которые еще не присоединились к преступному миру, но они на пути к нему. И если мы их не остановим, будет очень плохо.

Масарва по профессии юрист, его жена работала директором школы, одна из дочерей выучилась на стоматолога, другая - служащая налоговой инспекции. Сын Сулейман содержал на заднем дворе дома магазин сотовых телефонов. Вечером 5 января он закрыл его, как обычно, и пошел провожать до дома палестинского рабочего, проживающего в центре поселка. По дороге юношей обстреляли из автомата М16, они получили множественные ранения.

Местные жители говорят об астрономическом количестве накопленного в районе оружия. Предлагаются различные решения по ликвидации охватившей арабский сектор "огнестрельной эпидемии": то долгосрочный план по искоренению преступности, то увеличение количества полицейских участков, то назначение особого уполномоченного... Однако все это напоминает попытку потушить большой пожар ведром воды. Сегодня, накануне очередных парламентских выборов, в арабской среде решается сложный вопрос: следует ли их представителям в кнессете по-прежнему взывать к переменам со скамейки оппозиции, или стоит изменить образ мышления и, как председатель партии РААМ Мансур Аббас, подумать о сотрудничестве с правительством, пусть даже лидером правых является тот, кто недавно предостерегал "Биби или Тиби".

- Раньше говорили: если араб убивает еврея - это преступление на почве безопасности, и все службы правопорядка подключались к поиску убийцы. Но если араб убивает араба, это расценивается как обычное уголовное дело, на которое необязательно тратить силы, - говорит бывший депутат кнессета Мухаммед Бараке, который уже второй срок возглавляет Высший комиссию израильских арабов. - За последние двадцать лет в стране убито свыше 1500 арабов - в 8 раз больше, чем на территории Палестинской автономии. Те же арабские семьи, те же обычаи, так почему же здесь, внутри "зеленой черты" смертей больше? Потому что палестинская полиция более организована? Конечно, нет! На мой взгляд, кто-то полагает, что арабская община сама организуется и побеспокоится о личной безопасности, и это отвлечет ее от проблем сноса домов, дискриминации, палестинцев, от Закона о еврейском характере государства. То есть кто-то хочет опустить планку социальных устремлений арабов до единственного желания - обеспечения личной безопасности. Рост преступности - серьезное обвинение для государства и правительства, поэтому Нетаниягу желает утвердить план борьбы с насилием. Зачем в таком случае зачем нужна полиция?

- А какова в таком случае ответственность арабских руководителей?

- Ответственность, конечно, есть. В качестве главы комитета по мониторингу я полтора года назад созвал 14 экспертных групп, чтобы ответить на этот вопрос. Какова роль партий, СМИ, духовенства, органов социальной защиты... Мы дали практические рекомендации и даже выпустили брошюру с нашими пожеланиями. Ведь если, скажем, в моем Шфараме проживают 50 преступников, без надлежащей сдерживающей структуры они поставят на уши весь город с 50-тысячным населением. Здесь никакое воспитание и духовенство не помогут. Я не думаю о многолетнем плане, я говорю: поставьте цель на три месяца. Искорените определенную группу преступников, и вся мелкая сошка затрясется от страха. Год назад объявили: кто добровольно сдаст незаконное оружие, против того не будет открыто уголовное дело. Просто смешно! Следовало сначала пройти по известным домам, изъять оружие, наказать тех, кто его держит, а остальным предложить добровольно сдать его, в противном случае последует наказание. Но чтобы ни с того ни с сего кто-то добровольно явился в полицию? Еще чего!

Семья Джамала Хакдоша, первого мусульманина-комиссара полиции, который возглавляет сегодня управление по профилактике преступности, сама стала жертвой насилия. Племянник Джамала -

Анан был убит около четырех лет назад в центре Кафр-Каны. Почему же Хакдош не стремится изъять оружие у преступников?

- Существует кризис доверия. Вам, вероятно, говорят, что в арабском секторе не часто раскрывают убийства, но я заявляю, что с начала года мы предъявили уже восемь обвинений в этом преступлении. А всего их было 13. Оружие? Нет дня, когда бы мы его не изымали. Только за прошлые выходные изъяли девять пистолетов, 13 винтовок и взрывчатку, четыре бутылки с "коктейлем Молотова". А с начала января только в одном районе изъяли 52 единицы оружия, 29 гранат, 13 пакетов взрывчатки. Саркастически спрашивают порой: "Что за проблема изъять оружие?" Словно речь идет только о том, чтобы прийти, постучать в дверь и сказать: "Давай!" Вы что, думаете, преступник держит оружие под матрасом? Нет, конечно. Прежде чем стать полицейским, я был обычным гражданином и говорю вам, что ситуация меняется на глазах. Ведь несколько лет назад в арабском секторе вообще не было полиции.

Чтобы убедиться воочию в недоверии, существующем между арабскими жителями и полицией, достаточно за десять минут доехать от дома Мухаммеда Бараке в Шфараме до Тамры, где недавно стояла палатка скорбящих о нелепой смерти 22-летнего Ахмеда Хиджази. Студент-медик, он был в семье младшим и самым балованным ребенком. Его братья носили рабочую робу, а он фирменные шмотки. Когда мы приехали в его дом, один из братьев Ахмеда, Джабар, показал мне его фотографию в белом халате и попросил обратить внимание на то, что ручка в кармане халата находится прямо по центру - потому что, в отличие от братьев, Ахмед был невероятно педантичен. Он не имел никакого отношения к стрельбе на улице. Он находился в доме друга и, услышав шум снаружи, вышел поинтересоваться, что происходит. В перестрелке между полицией и местными преступниками шальная пуля попала прямо в сердце юноши.

- Никогда не думал, что такая трагедия коснется нашей семьи, - говорит Джабар. - Мы простые и честные люди. У нас тут много друзей. Но если ситуация будет ухудшаться, мы перестанем чувствовать себя в безопасности.

Галилейская Тамра насчитывает почти 35 тысяч жителей, но здесь все знают всех. Джабар говорит, что "собрать гнилые яблоки - не такая уж проблема", нужно только захотеть.

- Разве это мое дело - сообщать полиции имена? - горько улыбается он. - Полиция спрашивает людей, почему они не помогают ей. Потому что скажи я, что тот или другой человек проблематичен, он пришел бы ко мне ночью или прислал своего гонца. Мне лично они ничего бы не сделали, ну, насыпали бы яд в корма или зарезали бы всех моих 60 коров, каждая стоимостью в 10 тысяч шекелей. Три минуты работы. Если бы государство захотело, то в течение двух месяцев ни у одной женщины-арабки не было бы ножика, чтобы порезать в салат помидоры. Хотите найти преступников? Начните с тех, кто гуляет по городу в рубашке за тысячу шекелей и в обуви за две тысячи. Спросите их: "Откуда деньги?" Все очень просто на самом деле.

Комиссар Хакдош отлично знает, что имеет в виду Джабар.

- Основная проблема в нашем секторе - это коррупция. Значительное количество арабов не хотят работать, им выгодно быть частью преступного мира - он приносит большой и легкий заработок. Работа полиции состоит в том, чтобы серьезнее вникнуть в эту проблему. 30 лет назад было то же население, та же культура, но не было подобного явления, поскольку верили в упорный труд. Сегодня большинство обстрелов домов по ночам происходит на почве преступности, связанной с коррупцией и "черным" рынком. Ахмед Хиджази был убит совершенно случайно в ходе операции против преступников. В дом, который был окружен силами полиции, стреляли трижды за две недели.

- Буквально на днях я больше часа просидел на крыше резиденции Нетаниягу на улице Бальфур, - делится со мной Хусам Масари из Кафр-Кары, генеральный директор компании по перевозкам и давний ликудник, работавший в свое время советником по арабским делам у одного из депутатов кнессета. Масари не боится вывешивать бело-голубой флаг на своем доме, хотя однажды и туда залетела граната. - Я не чувствую себя "вторым сортом". Разве иначе мог бы я сидеть рядом с Абу-Мазеном, Асадом или королем Иордании? Я сказал премьер-министру и министру разведки Эли Коэну, моему другу: "Чтобы решить проблему насилия в арабском секторе, необходимо задействовать ШАБАК, потому что у полиции нет инструментов для борьбы с нашей преступностью. Вот была убита Эстер Хурган, мать шестерых детей из Тель-Менаше, так агенты ШАБАКа через несколько дней задержали убийцу. Я знаю в нашей деревне людей, склонных к насилию, и все их знают. Это десять-пятнадцать человек. Я сделал главе районного совета прекрасное предложение: "Давайте назначим встречу с этими людьми в гостинице, скажем, что хотим посоветоваться с ними, хотим, что они помогли нам". Преступник любит внимание. Но глава совета и его помощники высмеяли меня: "Ты и договорить не успеешь, как они нас всех перестреляют ".

Может, они правы? И если это война, то, наверное, и действовать нужно, как на войне.

Источник - Маарив

Перевел Яков Зубарев


Использовано стоковое изображение от Depositphotos

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.