Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+17+13

Мнения

А
А

Ближний Восток в эпоху демократов: есть ли место для маневра?

Как повлияет приход новой американской администрации на политические процессы, происходящие на Ближнем Востоке?

Леонид Цуканов
12.02.2021
Источник:Эксперт
Фото: Getty Images / Alex Wong

В сентябре 2020 года внимание всего мира было приковано к событиям, разворачивающимся в США: на лужайке перед Белым домом министры иностранных дел двух арабских государств (ОАЭ и Бахрейна) в торжественной обстановке подписали соглашение о нормализации отношений с Израилем (т.н. "Соглашения Авраама"), открыв новую страницу в истории Ближнего Востока. Вопреки скептическим прогнозам арабский мир воспринял произошедшее событие преимущественно позитивно, а исследования общественных настроений лишь подтверждали, что начавшийся "парад нормализаций" пойдет ударными темпами.

Однако, по прошествии полугода, в Белом доме сменился "хозяин", ввиду чего алармисты заговорили о скором затухании инициативы по примирению сторон и возврату на прежние позиции. Есть ли будущее у "Соглашений Авраама" в эпоху администрации Байдена-Харрис? Пожалуй, этот вопрос сейчас звучит в высоких кабинетах по обе стороны баррикад.

Миротворец Трамп

В общей сложности, за время своего президентства Дональд Трамп подтолкнул в сторону нормализации отношений с Израилем четыре арабские страны (в дополнение к Египту и Иордании, которые установили дипломатические отношения с Израилем еще во второй половине ХХ века). "Первой ласточкой" стали ОАЭ (август 2020 г.), месяц спустя к ним присоединился Бахрейн (сентябрь 2020 г.), а после Марокко (декабрь 2020 г.) и Судан (январь 2021 г.).

Во всех случаях для достижения компромисса активно использовался меновой принцип. Так, Бахрейн по итогу получил значительные инвестиции на развитие национальной цифровой программы "Школа будущего короля Хамада", а также заключил соглашение о сотрудничестве между ведущими американскими университетами и ВУЗами страны, ОАЭ - контракты на поставку вооружений и техники, Марокко - дипломатическую поддержку в конфликте с Западной Сахарой, а Судан, благодаря Трампу, был вычеркнут из списка стран-спонсоров терроризма, в котором находился с 1993 г.. Другим "перспективным кандидатам" американская администрация также сулила выгоду от преодоления "застарелых предрассудков", списывая текущие провалы на негативное наследие Холодной войны.

Эффект оказался настолько сильным, что Лига арабских государств, часть представителей которой была недовольна "заигрыванием" с потенциальным противником в лице Израиля, не смогла принять осуждающее коммюнике из-за внутренних разногласий и, по сути, молча согласилась со сложившейся ситуацией.

Как результат, многие западные аналитики (даже те, кто предпочитает рассматривать политику США с критических позиций) положительно оценили деятельность администрации Трампа. В частности, израильский военный эксперт генерал-майор Амос Ядлин писал, что Трампу удалось "выправить перекосы" ближневосточной политики демократической администрации времен Барака Обамы, улучшив отношение между региональными союзниками (Израиль, Саудовская Аравия, ОАЭ). Кроме того, Ядлин отметил, что и "Соглашения Авраама", и другие инициативы Трампа на ближневосточном направлении стали весомым вкладом в восстановление стабильности в регионе после событий Арабской весны. Схожее мнение выразил и глава Исследовательского центра Персидского залива (GRC) Абдулазиз Сагер, комментируя деятельность американской администрации на Ближнем Востоке. Сагер подчеркнул, что "волна нормализаций", поднятая Д. Трампом, скоро "разобьет старые предрассудки и суждения на мелкие осколки".

Изменения региональных раскладов с приходом Джо Байдена

Инаугурацию 46-го президента США Джо Байдена на Ближнем Востоке ждали с большим трепетом - в том числе и из-за того, что лидер демократов обещал полностью пересмотреть внешнеполитические ориентиры, принятые при Трампе (в числе которых было и урегулирование конфликта между арабскими странами и Израилем). Тем не менее, приняв в расчет значение развернутых процессов для региона, официальный Вашингтон поспешил подчеркнуть, что президент Байден остается верен обязательству обеспечивать безопасность Израиля и способствовать закреплению дипломатических успехов, достигнутых его предшественником. Соответствующий пресс-релиз размещен на официальном сайте Государственного департамента США.

Конечно, говорить о точных региональных приоритетах и ориентирах новой администрации пока рано - слишком мало времени прошло с момента вступления Байдена в должность. Однако уже по первым адресным решениям (например, заморозке поставок вооружения Саудовской Аравии и ОАЭ, которые являлись одним из условий нормализации отношений с Израилем) можно сказать, что Байден (в отличие от Трампа) не рассматривает процесс нормализации в качестве идеи-фикс, а потому не допустит превращения данной темы в инструмент давления или манипулирования. Кроме того, для более четкого понимания перспектив развития ситуации, следует посмотреть, как изменились мнения "потенциальных кандидатов" с момента начала процесса нормализации (т. е. с августа - сентября 2020 г.).

Султанат Оман, стоявший первым в списке перспективных кандидатов на нормализацию отношений, по-прежнему остается в числе неопределившихся. Несмотря на то, что султан Хайтам бин Тарик довольно лоялен к израильским представителям, а также в целом позитивно оценивает происходящие в регионе процессы, страна воздерживается от официальной нормализации, а интенсивность взаимодействия остается примерно той же, что и осенью 2020 г.

Саудовская Аравия и Катар также, вопреки прогнозам, не стали проявлять инициативу, ограничившись лишь рядом символических мер (например, сломом "воздушной стены" с последующим восстановлением авиасообщения между странами). Предполагается, что в первый год правления Байдена Эр-Рияд и Доха вряд ли предпримут еще какие-либо шаги в данном направлении, сделав основную ставку на достижение других целей в регионе.

С другой стороны, ожидать, что Саудовская Аравия, обиженная заморозками поставок, совершит разворот на 180 градусов и призовет арабский мир бойкотировать нормализацию, тоже не приходится. Саудиты скорее предпочтут лишний раз не давать Байдену повод "закрутить гайки" (тем более, что "дело Хашогги", к которому причастны саудовские официальные лица, неоднократно всплывало в ходе предвыборной кампании демократов). Кроме того, окончательное примирение Саудовской Аравии с Катаром, а также участие последнего в переговорах Палестины и Израилем (при некотором содействии со стороны саудовских политиков) в качестве посредника дают некоторую надежду на официальную нормализацию отношений в долгосрочной перспективе.

Практически не изменил своих взглядов на ситуацию Кувейт. Даже после смерти эмира ас-Саба государство продолжило проложенный ранее консервативный курс, отказавшись от дальнейших переговоров по вопросам сближения. Комментируя происходящее в арабском мире, Эль-Кувейт использует традиционную риторику и характеризует перспективы нормализации двусторонних отношений как "чрезвычайно низкие".

Малоперспективным направлением по-прежнему остается Тунис. Национальный МИД еще в декабре 2020 г. - на излете президентского срока Д. Трампа - выпустил пресс-релиз, в котором опроверг тиражируемые иностранными СМИ слухи о скорой нормализации. Кроме того, президент Туниса Каис Саид неоднократно заявлял, что "не видит практического смысла" в прекращении противостояния с Израилем, а во внутриполитических проблемах обвинял "вороватых евреев" (под которыми, как позже выяснилось, подразумевал подогреваемые израильскими агентами влияния маргинализированные слои населения). Тем не менее, сложившаяся на момент начала 2021 г. ситуация явно не сулит скорого потепления в отношениях.

Кроме того, с активизацией военных действий в Западной Сахаре (САДР), обострился конфликт Марокко с Алжиром, поддерживающим притязания оппонирующего Рабату Фронта ПОЛИСАРИО. Учитывая, что при Трампе Израиль вслед за США признал Западную Сахару частью территорий Марокко, Алжир едва ли станет жертвовать интересами своих союзников из САДР и идти на сближение.

С треском провалились и попытки наладить отношения между Израилем и Ливаном. Процесс демаркации границ, проходивший в августе - ноябре 2020 г. (который многие тогда сочли за хороший знак) неоднократно прерывался из-за провокаций и разногласий сторон, и в итоге был на неопределенное время приостановлен в начале декабря. Кроме того, после аннулирования договоренностей резко участились разведывательные полеты израильских боевых самолетов и БПЛА над территорией Ливана - их частота увеличилась настолько, что в середине января 2021 г. Бейрут обратился с официальным запросом в Совет Безопасности ООН, требуя оказать давление на Израиль.

Не меньшие проблемы наблюдаются и в случае с Мавританией, где и без того категоричная позиция доминирующих в правительстве консервативных сил укрепилась за счет давления со стороны исламских богословов. В начале февраля 2021 г. более 200 духовных лиц Мавритании издали фетву (решение, основанное на принципах ислама), осуждающую нормализацию отношений с Израилем. Улемы и имамы заявили, что подобные акты сближения "поддерживают сионистов, ответственных за оккупацию [Палестины], убийства и разрушения", что не способствует восстановлению мира.

С другой стороны, позиция данных богословов вступает в прямое противоречие с фетвами духовной академии Аль-Азхар (наиболее авторитетного мусульманского духовного университета, негласно признанного высшей инстанцией мусульманского права), которая еще в 1994 г. признала договор о нормализации отношений между Иорданией и Израилем правомочным (а, следовательно, заранее легитимизировала и все последующие подобные соглашения), что дает повод игнорировать предписания мавританских улемов и оставляет пространство для маневра. Тем не менее, шаткие позиции действующего президента Мавритании Мухаммеда ульд аш-Шейх аль-Газуани сводят вероятность противодействия богословам на нет.

Ирак и Ливия заняли в системе урегулирования некое промежуточное положение. С одной стороны, оба государства прямо не афишируют неприятие курса на урегулирование и, в целом, следуют политическим трендам Арабского мира. С другой стороны, наличие серьезных внутренних проблем (весомые проиранские силы в Ираке и существование альтернативных центров силы в Ливии) повышает вероятность возникновения "очагов недовольства" и, как следствие, не дает этим двум государствам сформировать окончательную позицию по рассматриваемому вопросу.

Ну и, конечно, традиционно встречают идею нормализации "в штыки" Сирия и Йемен. Они, впрочем, изначально не рассматривались как полноценные участники урегулирования (ввиду наличия серьезных внутриполитических конфликтов и низкого влияния на региональные процессы). Однако Байден, в отличие от своего предшественника, скорее всего, предпочтет гасить излишнее недовольство, не давая ему выйти за пределы региона. Эксперты уверены, что новая администрация будет строить диалог со своими партнерами в регионе (в том числе с Израилем), строго следуя букве "Justice Against Sponsors of Terrorism Act" (JASTA), что в перспективе позволит серьезно уменьшить степень давления на Сирию и Йемен.

А что скажут другие?

Следует понимать, что урегулирование конфликта между арабскими странами и Израилем затрагивает интересы еще как минимум трех региональных игроков - Турции, Ирана и Палестины - и их позицию тоже необходимо учитывать при оценке перспектив развития ситуации.

Нетрудно догадаться, что основной противник "оттепели" в арабо-израильских отношениях - Палестина. Учитывая, что нормализация отношений влечет за собой существенное снижение уровня политической и финансовой поддержки (а в перспективе и полный отказ арабских стран от "палестинского проекта"), палестинские лидеры прикладывают максимальные усилия, чтобы затянуть любые переговоры. За период, прошедший с момента подписания "Соглашений Авраама", палестинские официальные лица осуществили более сотни визитов в страны региона, а также неоднократно выступали на саммитах Лиги арабских государств, требуя осудить переговорный процесс. Кроме того, лидер Палестины Махмуд Аббас и его сторонники неоднократно призывали своих арабских коллег отказаться и от растиражированного термина "Соглашения Авраама", мотивируя это тем, что израильские политики намеренно используют его для создания "заведомо ложного идеологического конструкта".

С другой стороны, некоторые эксперты предполагают, что официальная позиция Палестины в обозримом будущем может серьезно измениться. И первым шагом к этому станет проведение Всеобщих выборов, назначенных на май 2021 г. Кроме того, в последнее время все чаще высказывается мнение, что консервативно настроенного Махмуда Аббаса может в перспективе сместить более либеральный политик. В числе наиболее вероятных преемников - Мохаммед Дахлан, который в последние несколько лет серьезно нарастил свое политическое влияние. Учитывая, что Дахлан несколько лет провел в ОАЭ, активно взаимодействуя с арабскими политиками, его приход к власти с высокой долей вероятности положит начало новому раунду переговоров с Израилем при посредничестве ОАЭ.

Несколько по-иному оценивают ситуацию в Иране и Турции. Если для Палестины вопрос нормализации тождественен существованию в качестве самостоятельного актора, то эти два государства трактуют ситуацию с позиций национальной и региональной безопасности. Так, для Ирана сплочение Израиля и арабских стран чревато формированием в регионе единого антииранского фронта, а также перспективой окончательного превращения в регионального изгоя. Для Турции же, помимо военного аспекта, существует еще и аспект идеологический. Учитывая, что Анкара активно оспаривает лидерский статус Эр-Рияда в исламском мире, перспективный союз Саудовской Аравии с Катаром и Израилем может полностью изменить расстановку сил и лишить Турцию преимуществ, завоеванных после "возвращения" Айя-Софии.

Ввиду вышеперечисленного, и Анкара, и Тегеран активно выражают поддержку Палестине, обещая, в случае резкого ухудшения ситуации, занять место арабских союзников. Тем не менее, в текущих условиях подобный сценарий имеет незначительную вероятность.

Как итог, можно сказать, что с приходом Джо Байдена процесс урегулирования отношений между арабскими государствами и Израилем не претерпел серьезных изменений. Большинство государств сохранили нейтралитет или остались на прежних позициях (в том числе и потому что исчезла возможность получить от американского правительства дивиденды), лишь некоторые (Мавритания, Алжир и Ливан) допустили откат в двусторонних отношениях, однако и это не сильно сказалось на ситуации в регионе.

По этой причине следует ожидать, что в ближайшие полгода в процессе нормализации отношений между Израилем и странами арабского мира не будет серьезных сдвигов: участники переговоров воспользуются паузой, чтобы изучить "манеру поведения" нового американского лидера и найти к нему подходящий подход. После этого старт нового тура арабо-израильского урегулирования будет выглядеть вполне закономерным явлением. Однако уже сейчас можно сказать, что осуществляться он будет со значительными корректировками. Как минимум демократы полностью вынесут за скобки вопрос стимулирования переговорного процесса "по-Трамповски", а то и вовсе откажутся от этой концепции.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.