Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+29+23

Мнения

А
А

Если бы правые были левыми

Когда правая оппозиция выходила на демонстрации, пресса была на стороне полиции, а когда левые выходят на протесты, она на стороне демонстрантов.

03.09.2020
Источник: Детали
Фото: Getty Images / Amir Levy

"Если бы те, кто устраивает этим летом демонстрации в Иерусалиме, были правыми, СМИ были бы полны словами о словесном и физическом насилии со стороны протестующих, и никто не сказал бы ни слова об экстремистах".

Так пишет главный редактор "Макор ришон" Хагай Сегаль и продолжает: "Извините за аналогию, но я могу очень точно обрисовать схему освещения в прессе демонстраций на улице Бальфура, если бы протесты были с противоположной стороны - правые против левых, ликудники и поселенцы перед резиденцией премьер-министра Израиля Яира Лапида".

По мнению Сегаля, "это - не гипотетический сценарий. Сегодняшнее правительство - это вчерашняя оппозиция, и часть участников нынешних протестов 2020 - это те, кто подавлял протесты в прошлом. Например, бывший начальник генштаба Дан Халуц командовал тысячами солдат во время размежевания в 2005 году. А Карми Гилон был директором ШАБАКа в то время, когда эта организация занималась слежкой за противниками соглашений Осло, не говоря уже о провокациях, направленных против них.

Моше Яалон, который обвинил полицейских в выполнении незаконных приказов, в свое время готовил армию к эвакуации жителей из Гуш-Катифа. Всего около пяти лет назад он добился решительной эвакуацию сотен протестующих, цеплявшихся за свои дома в Бейт-Эле".

От политиков и военных Сегаль перешел к полиции: "Это более-менее та же полиция. Эти люди никогда не были излишне мягкими по отношению к тому или иному лагерю. Своими собственными глазами я видел, как конные полицейские разгоняли большую демонстрацию правых на той же Парижской площади, обрушивая дубинки на головы молодых и старых.

Я также помню полицейский рейд в дом ныне покойного Бени Элона в три часа ночи после демонстраций правых на той же площади. Тогда его жена поинтересовалась, что полицейские ищут в шкафах, между майками и носками, и они ответили: "Доказательства мятежа".

Были ли те протесты более бурными или вопиющими, чем сегодняшние демонстрации движения "Черные флаги"? Определенно нет. Лидеры правого движения могли бы получить уроки анархии в университете улицы Бальфура.

Например, они не представляли, что в интервью для СМИ смогут угрожать: "Насилие придет, оно уже на подходе, и я тоже приму в этом участие" - и надеяться благополучно вернуться домой без вызова на допрос. Они также не предполагали, что можно настраивать всю страну против экстремизма полиции, вместо того, чтобы промолчать.

Так в чем именно разница между демонстрациями тогда и сегодня? Глубокое сочувствие к протестующим и снисходительное отношение СМИ. Когда правая оппозиция выходила на демонстрации, пресса была на стороне полиции, а когда левые выходят на протесты, она на стороне демонстрантов.

Таким образом, в последние недели создается впечатление, что полиция беспрецедентно жестко атакует протестующих на улице Бальфура, но это совершенно ложное впечатление. Хотя сегодняшние полицейские столь же агрессивны по своей природе, как и полицейские прошлых лет, они боятся пристального надзора со стороны СМИ, поэтому ведут себя с максимальной сдержанностью.

Пресса, которая раскрывает их имена и подвергает осуждению, фактически терроризирует их.

В те времена невозможно было включить радио или телевизор, не услышав поток слов о словесном и физическом насилии протестующих: что именно они говорили о премьер-министре, какие плакаты держали и как провоцировали полицию. Репортеры, ведущие и комментаторы неоднократно подчеркивали незаконность перекрытий дорог и неподчинение протестующих указаниям полиции.

В прессе никогда не публиковалось полное имя полицейского, применившего силу против одного из протестующих, как это произошло в случае с офицером оперативного округа "Цион" Нисо Гуэтой. Имя Гуэты прозвучало в выпусках новостей уже 29 августа, в субботу вечером. Государственное телевещание оскорбляло его в стиле соцсетей".

"Если бы тогда Гуэта атаковал их достаточно жестко, он мог бы стать генинспектором полиции", - закончил Сегаль.

Читайте также