Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+31+24

Мнения

А
А

Гетто я уже слышал

Это письмо - ответ на колонку Юлии Латыниной "Инфантильный социализм стал новой религией Большого Запада".

05.08.2020
Источник: Новая газета
Фото: Getty Images / Kevin Mazur

Юля, здравствуй.

Мы знаем друг друга столько лет, что мне решительно невозможно писать о тебе "автор". Форма личного письма кажется уместной. Свои убеждения ты никогда не скрывала. Да и в редакции они долгие годы известны, так как отражаются во многих твоих текстах.

Но лишь сейчас я решил высказать несогласие, прочтя обширный манифест, присланный тобой в "Новую". Он излагает ряд сугубо идеологических положений, замаскированных под критику актуальных политических тенденций в странах Запада. Подобные взгляды в огромных количествах можно легко обнаружить, например в фейсбуке.

Но в такой концентрации встречаю их, пожалуй, впервые.

Сначала придется сказать о доказательном ряде из далекого прошлого. Это не главное, но прием для тебя традиционный, без примеров из жизни китайских династий или древних инков Латыниной не бывает. Для меня это аргументы на грани манипуляции: совершенные сотни и тысячи лет назад поступки вписали в историю люди, сплошь понимающие мир совсем иначе. Они неизменно волнуют наше воображение, ведь оценка поступков окружения с позиций морали и совести почти каждодневное упражнение любого человека. Но не более.

Хотя и такие псевдодоказательства стоит излагать внимательнее. Историческое образование не позволяет мне сделать вид, что это мелочи. Я отказываюсь вводить в оборот изготовленные тобой термины типа "молодежный пузырь, корни которого в физиологии". Помню, однако, что бунтарям 1968 года сейчас за семьдесят, все дожившие вышли на пенсию десять лет назад.

Цели не скрывались - справедливость и равенство в анархическом понимании.

И, вообще, от тебя я узнал много нового.

Оказывается, диктаторы в Латинской Америке избирались на советские субсидии. После распада СССР началась конвергенция Запада с советской властью. Феминистский нарратив тоже выпущен на волю развалом СССР. Ты полагаешь, женщины не должны были бороться за избирательные права и равную оплату труда, потому что за семьсот лет до этого в рыцарской поэзии был культ Прекрасной Дамы. Согласен, некрасиво как-то.

Если все, что нашлось в творчестве феминистки Сьюзан Зонтаг для статьи, - цитата про цивилизацию белого человека, твоя метода открывает удивительные возможности.

Можно цитатой сообщить, что Достоевский был антисемит и ничего другого миру не оставил.

Но сменим нарратив. Юля, что тебя возмущает в стремлении Европы и самых развитых стран мира перейти с угля на газ и далее на энергию ветра и солнца? Что же в этом такого ужасного, даже если никакого глобального потепления нет?

И ведь не остановишь уже этот каток: работа, начатая в 30-е годы агентом Сталина Лионом Фейхтвангером, дала-таки свои отравленные плоды. 22 июля подло, без объявления войны аналитический центр Ember (Великобритания) сообщил, что впервые в истории доля возобновляемых источников энергии в производстве электричества в Европе превысила долю ископаемого угля и природного газа - 40 % против 34 %.

Четверть века они к этому шли. Неужели это Грета Тунберг натворила? Я читал, что этим занимались при полном консенсусе все правительства стран Европы независимо от политических убеждений. Уже и "Газпром" планирует закачивать в "Северный поток" водород. Но, возможно, у тебя другие источники.

В том же страшном 1991 году возник и антиколониальный нарратив. Термин "колониализм" в науке традиционно описывает художества белых европейцев в XVI-XX веках, а это обидно и неправильно. Правильно зачислить в колонизаторы разрушителей Трои (Гомер, как я понимаю, их идеолог). Из-за колониализма сгинули древние цивилизации Востока.

Ближний Восток был самой богатой и культурной частью Римской империи. А простирающаяся от Италии до Сирии античная Греция была страной бедной и бескультурной. Но пришли арабские колонизаторы, и все пошло прахом. Еще и Мухаммед не успел из Мекки в Медину сбежать, как море отступило из бухты Эфеса, и жемчужина греческой цивилизации загнулась.

Вот что такое настоящий арабский колониализм! Злой мыслью одной сквозь тысячи верст и десятилетия губил он цивилизации, вводя многоженство и меняя климат. Пришла пустыня, хлеб не родился, вымерли карфагенские слоны.

Так оно дальше и повелось - татаро-монгольские колонизаторы уничтожили все население, предварительно уже погубленное арабским колониализмом Афганистана и Ирака.

Но вот наконец пришли белые колонизаторы и понесли покоренным народам свет прогресса и технологии. И те, кто перед неграми на колено встают, про это ни слова не сказали!

И все же главное, ради чего я сел за письмо, лежит гораздо глубже. Эта идея определяет текст, но повсюду проявляется косвенно. Лишь в рассуждениях о вине колонизаторов центральная мысль твоего манифеста всплыла наружу без прикрас: "Но для новых левых этого вопроса (наполнения термина "колониализм" исторической справедливостью под завязку - В. Ш.) не существует. Всякий исторический лузер в их понимании был жертвой. Всякий победитель - преступником".

То есть всякий победитель - в своем праве, всякий побежденный - исторический лузер. Просто, внятно, в душу западает навсегда. На таком принципе базировались популярные в Европе еще сравнительно недавно взгляды. Евреи, согласно им, были историческими лузерами. Но бог не попустил.

Да, чернокожие регулярно устраивают друг другу геноцид. Один из таких случаев в Руанде ООН буквально проспала 25 лет назад. Это означает, что на уничтожение немцами в начале ХХ века более половины готтентотов в Юго-Западной Африке мы должны смотреть более снисходительно?

В 2010 году после поездки по Эстонии мысли о вине чернокожих жителей гетто ты опубликовала в "Новой газете". Вместо негров тогда были русские.

"И вот они решили создать в Эстонии из русских гетто, гетто неудачников, маргиналов, которые себя чувствуют гражданами второго сорта, поэтому являются гражданами второго сорта, воспитывают из своих детей граждан второго сорта.

Потому что очень легко создать вот такую Палестину, в которой каждый русский будет говорить: мы этим чухонцам насыпали пляж, а они нас угнетают".

В том путешествии ты выслушала многих чиновников. И даже задала им один неприятный вопрос (хотя следовало задать пятьдесят). Для того чтобы понять позицию русского гетто, оказалось достаточно попутного разговора с таксистом (в поездке по Вьетнаму хватило попутной беседы с перевозившим тебя через Меконг лодочником). И уверения шефа госбезопасности, что выход русских 9 мая к памятнику - провокация России, а заявления премьера о том, что там захоронены солдаты, по пьянке попавшие под собственные танки, не провокация, тебя удовлетворили.

Так что про негритянские и русские гетто ты пишешь одинаково. Но по тексту рассыпано недоумение: откуда? почему? чего хотели? Очевидно же, что негритянские волнения спровоцировала не просто смерть черного, вот уж этим там никого не удивишь. Причиной был способ и повод совершенного в прямом эфире убийства. Что, наручников не хватило?

Это настолько просто, что твое недоумение обескураживает. Вот у нас один молодой парень поругался в супермаркете, поговаривают, что четыре рулона обоев даже украл. Росгвардия к нему пришла и при родителях прямо в квартире пристрелила. А СКР отказался возбуждать уголовное дело по заявлению родителей.

Общественность негодует, разумеется. Механизм тот же самый. Неспровоцированное открытое насилие над беззащитным - важнейший мотив мировой литературы. Униженные требуют справедливости.

Ты же всячески подводишь к мысли, что создание гетто и беспросветная жизнь в нем - прямая вина самих его жителей.

Не эстонское правительство отказало людям в гражданстве, поразило в правах, отстранило от участия в приватизации, выпустило список запрещенных для них профессий на сто позиций, игнорирует кадровую дискриминацию, а сами пострадавшие виновны в своем положении.

Гетто в США существовали всегда, явление это хорошо изученное и позорное с точки зрения современной. Ни правительство, ни общество за последние сто лет с ним не справились. Идея, что рынок и институты все отрегулируют, каждый может бороться и выскочить из страшной колеи, - не работает.

Юля, то, что в Америке есть места, откуда человек не может вырваться, если там родился, нам Владимир Познер еще в СССР рассказывал с гораздо большим сочувствием, чем ты. Видимо, ближе общался с лузерами. Жителям гетто, согласно новым подходам, сунули повышенные пособия и дали приказ выдавать детям аттестаты при любых отметках. Проще говоря, попробовали откупиться. Стало еще хуже. Да и расизм, первопричина всего, как выяснилось, принял новые формы, но никуда не делся.

И до сих пор речь ведут лишь о деньгах и моральной поддержке. Но гетто, как ты убедилась в Эстонии, это не про деньги. Тут многолетние усилия всей системы нужны, настоящая политическая воля и нетривиальные умы. Какие стимулы и законы разрушат эти непобедимые социальные капканы, пока неизвестно. Но нельзя ожидать, что публичное покаяние москвички, приехавшей в США десять лет назад, перед негритянкой, приехавшей туда пять лет назад, поправят ситуацию.

Помнишь "Брат-2"? Там Данила Багров, держа в руке пистолет, втолковывает безоружному американцу: "Я вот думаю, что сила в правде. У кого правда - тот и сильней" - очень популярное в народе высказывание.

Твоя концепция древнее: "У кого сила - тот и прав". В манифесте ты даже жестче формулируешь - горе побежденным!

"Новая газета" более четверти века этот принцип оспаривает, ей чужд твой социально-исторический дарвинизм. Но печатает при этом и крайние мнения, как видишь. Хорошо тебе - всего четыре нарратива, и ты ловко с ними управляешься. А редакция в них тонет, защищая слабых пред лицом сильного: врачей - от чиновников, граждан - от полиции, полицейских - от начальства, сирот - от воспитателей, потребителя - от монополий, бизнес - от преследований. И всех вместе - от несправедливого суда.

Ведь и у негров в Америке, и у русских в Эстонии он все-таки есть, хотя часто пристрастный. А у нас в России постановление следователя и есть судебный приговор.

За двести лет Америка прошла через много кризисов. При маккартизме граждане боялись публично Конституцию читать, полагая ее коммунистической агиткой. Но всякий раз страна становилась только сильнее. Преодолеет как-то и этот. У нас более важные проблемы.

Мы своим детям расизм в наследство не передадим, конечно, но боюсь, что и независимый суд не передадим тоже.