Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+31+25

Мнения

А
А

Бунт в Иерусалиме: 20 человек были ранены, более 70 арестованы

"Черные пантеры" держали в напряжении Израиль несколько лет. О том, какой след оставило это движение в истории, продолжают спорить до сих пор.

25.07.2020
Источник: Детали
Фото: Wikipedia

3 марта 1971 года, около трех часов дня, у здания иерусалимской мэрии начали собираться молодые люди. Многие из них держали плакаты, у некоторых были мегафоны. Стоявшие поблизости полицейские в происходящее не вмешивались. Хотя решение о запрете здесь демонстрации было принято еще накануне.


Превентивные аресты вместо разрешения на демонстрацию

На просьбу нового движения "Черные пантеры" (основанного в январе 1971 года) провести первую акцию протеста полиция ответила превентивными арестами. Семнадцать человек были задержаны по подозрению "в сговоре с целью проведения незаконной демонстрации". За решеткой оказались не только лидеры "Черных пантер", но и активисты леворадикальной организации "Мацпен" ("Компас"), изгнанные из компартии Израиля за экстремизм. По сведениям полиции, под прикрытием мирной демонстрации они собирались спровоцировать массовые беспорядки.

"Черные пантеры" и "Мацпен" поддерживали союзнические отношения, несмотря на очевидную разницу между двумя движениями, политическими платформами и социальным составом. Первое зародилось в иерусалимском квартале бедноты Мусрара среди репатриантов из Северной Африки, чувствовавших себя обделенными израильским истеблишментом и стремившихся к равноправию. Колыбелью второго стали израильские университеты: более 60 процентов его активистов были студентами, среди них были и евреи, и арабы. В состав движения входило также немало кибуцников. "Мацпен" выступал с антисионистских позиций и желал повторения в Израиле французской студенческой революции 1968 года и массовых акций протеста вроде "Похода на Пентагон", организованных противниками вьетнамской войны в США.


"По газонам не ходить"

Участники первой демонстрации "Черных пантер" требовали, в основном, освобождения своих задержанных товарищей. Они держали в руках плакаты: "Почему марокканцам запрещено то, что позволено ашкеназам - проводить демонстрации?", "Почему то, что можно Вильнеру и Шайбу, нельзя нам?" Меир Вильнер был лидером израильской компартии, а Шайб - он же Исраэль Эльдад - в то время возглавлял праворадикальное движение "Ревнители Эрец Исраэль". К последнему плакату явно приложили руку активисты "Мацпена". Они на протяжении многих лет подвергали Вильнера яростной критике за следование в фарватере "советских оппортунистов, избегающих решительной схватки с мировым империализмом".

Мирное течение несанкционированного митинга нарушило появление мэра Иерусалима Тедди Колека. Спустившись из своего кабинета, он накричал на демонстрантов за то, что они вытоптали весь газон на площади перед муниципалитетом. Те обиделись: "Вы нам всю жизнь сломали, а теперь про какую-то траву говорите!" Махнув рукой, Колек убрался восвояси. Полиция в происходящее не вмешивалась.

На этом этапе к участникам акции протеста присоединились писатели Дан Бен-Амоц и Амос Кейнан. Оба находились тогда на пике своей популярности. "Я не знаю, за что борются "Черные пантеры", — прокричал, взобравшись на забор, Бен-Амоц. - Но я здесь для того, чтобы выразить протест против действий полиции, отказывающей гражданам в элементарном праве на проведение демонстрации".


Кварталы бедноты требуют таких же льгот, как у новых репатриантов

"Черные пантеры" тоже наверняка не читали Бен-Амоца, но его выступление встретили бурными аплодисментами. После этого они разъяснили всем собравшимся цели своей борьбы. Взобравшись на импровизированную трибуну, демонстранты говорили об отсутствии жилья для молодых, о безработице, о дискриминации жителей кварталов бедноты по сравнению с новыми репатриантами. Все эти проблемы были абсолютно реальными.

Так государство обворовывает пожилых репатриантов
Арабский квартал Мусрара, возникший в конце XIX века у стен Старого города Иерусалима, был покинут его обитателями в результате Войны за Независимость. Дома арабских беженцев заняли еврейские беженцы-репатрианты из Северной Африки. Их селили в тесных домах по 10-12 человек, благоустройством квартала никто всерьез не занимался, решением социальных проблем - тоже. Конечно, это были тяжелые для всей страны годы, но чем беднее была семья, тем труднее ей было встать на ноги. Между молодыми людьми, выросшими в Мусраре, и их сверстниками из близкой Рехавии лежала пропасть. Найти работу выходцам из Северной Африки было непросто.

В начале 70-х в Израиль тонким ручейком потекла алия из Советского Союза. Новые репатрианты получали различные льготы, например, при решении жилищной проблемы или покупке электротоваров. Это вызывало раздражение жителей кварталов бедноты, которые не могли позволить себе подобную роскошь.


Голодовка у Стены плача и встреча с Голдой Меир

Завершив митинг у муниципалитета, участники демонстрации двинулись к полицейскому участку на Русском подворье - добиваться освобождения своих товарищей. Начальник иерусалимской полиции Даниэль Барэли согласился принять делегацию "Черных пантер", к которой присоединились Дан Бен-Амоц и Амос Кейнан. Арестованных обещали отпустить в самое ближайшее время.

Полиция свое обещание сдержала: тем же вечером из-под стражи были освобождены трое лидеров "Черных пантер" и трое активистов "Мацпена". Остальных задержанных освободили наутро. Демонстранты были довольны: во-первых, им удалось добиться освобождения задержанных товарищей, во-вторых, репортажи о событиях в Иерусалиме появились в газетах и на телевидении.

Но "Черные пантеры" не собирались останавливаться на достигнутом. После встречи с полицейским руководством они потребовали аудиенции у премьер-министра Голды Меир.

Занятая государственными делами, Голда не спешила откликнуться на это требование. Понимая, что, если ничего не делать, ждать придется долго, "Черные пантеры" решились прибегнуть к радикальным мерам. 12 апреля трое активистов движения во главе с Реувеном Абарджилем объявили голодовку у Стены плача. Они уселись на небольшом матраце, окружив себя плакатами с призывами к социальной справедливости. Один из них гласил: "Тедди Колек, мы хотим, чтобы в Мусраре тоже росла трава!" Это было напоминанием о недавней стычке "пантер" с иерусалимским мэром.

Голодовка сделала свое дело. Уже на следующий день Голда Меир приняла лидеров "Черных пантер" в своем рабочем кабинете. Кроме Абарджиля, во встрече участвовали Саадия Марциано, Яаков Эльбаз и Давид Леви. Молодые люди рассказывали премьер-министру о своих проблемах, та пыталась расспрашивать их об учебе и работе. Диалог не получился.

Голда считала, что речь идет об обычных подростковых проблемах и не понимала, почему к парням из Мусрары ей нужно искать какой-то особый подход. Лидеры "Черных пантер" не почувствовали, что правительство готово сделать что-то реальное для жителей кварталов бедноты. Кабинет Голды Меир они покинули разочарованными.

По разным воспоминаниям, Голда подвела итог встречи словами: "Они - несимпатичные". На самом деле, речь идет о вырванной из контекста фразе, сказанной, а вернее, написанной ею месяц спустя, после ожесточенных столкновений "Черных пантер" с полицией в Иерусалиме.


Бой на "Площади евреев Востока"

18 мая 1971 года полиция разрешила "Черным пантерам" провести демонстрацию на площади Давидка. Никаких превентивных арестов не проводилось. Правда, выходить за пределы площади и перекрывать движение по улице Яффо демонстрантам было запрещено, о чем организаторам акции протеста заблаговременно сообщили.

В тот день "Черным пантерам" удалось мобилизовать около 300 сторонников. Здесь же находилось несколько десятков активистов движения "Мацпен". После краткого митинга демонстранты, вопреки увещеваниям полиции, вышли на проезжую часть улицы Яффо и отправились на Сионскую площадь, которую они предложили переименовать в Площадь евреев Востока. Движение транспорта было парализовано. В центре Иерусалима образовались огромные пробки.

Полицейские призывали демонстрантов разойтись, но тщетно. "Черные пантеры" и им сочувствующие плотно оккупировали Сионскую площадь и не собирались никуда уходить. Вооруженные дубинками полицейские принялись теснить толпу. В ответ в них полетели камни, бутылки, стулья из уличных кафе и мусорные баки. Полицейские были вынуждены отступить, "Черные пантеры" ликовали. С учетом зевак, на Сионской площади к этому времени собралось уже несколько тысяч человек.

Тут в дело вступили водометы. На людей обрушились мощные струи крашеной воды, оставлявшей трудно смываемые пятна на одежде. Когда полицейским показалось, что демонстранты сломлены, они вновь перешли в наступление. Но "Черные пантеры" сдаваться не собирались. Они вступили с полицейскими в рукопашный бой, в патрульные машины полетели бутылки с зажигательной смесью. Лишь спустя полчаса усеянная осколками и обломками Сионская площадь опустела. 20 человек были ранены, более 70 - арестованы.

После этого, отвечая на письмо руководителя организации марокканских евреев Шауля Бен-Симхона, Голда Меир написала: "Вы рассказывали, что встречались с "Черными пантерами" и нашли их симпатичными ребятами. Я считаю, что те, кто нарушают общественный порядок и бросают "коктейли Молотова" в еврейских полицейских - не симпатичные".

Спустя несколько дней после бурной демонстрации в Иерусалиме была создана правительственная комиссия по решению проблем подростков из кварталов бедноты. Ее возглавил министр труда и социального обеспечения Исраэль Кац.

"Черные пантеры" держали в напряжении Израиль еще несколько лет, после чего их активность начала снижаться. О том, какой след оставило это движение в истории и в какой степени оно достигло своих целей, продолжают спорить до сих пор.