Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+19+12

Мнения

А
А

Гражданская война?

Арабы в Израиле живут на своей земле, там, где они жили веками. Поселенцы живут на "экспроприированной" земле и заслужили ненависть соседей.

Ariel
Фото: mnenia.zahav.ru

Кто эти поселенцы, которых придется удалять? Прежде всего, это отнюдь не единая монолитная сила. Ко всем их категориям – и многим подкатегориям – нужно походить раздельно. И для каждой есть свое решение.
 
СТАЛО модным говорить: «Решение по принципу двух государств умерло» или «Время для решения по принципу двух государств истекает».

Почему умерло? Кто засвидетельствовал смерть? Разве это аксиома, не требующая доказательств? Достаточно это просто произнести?

Справляющие траур по такому решению, если их поприжать, объяснят причину: «На Западном берегу и в Иерусалиме слишком много поселенцев». Их нельзя удалить. Это физически невозможно.

В самом деле?

В КАЧЕСТВЕ доказательства приводят два примера: удаление Менахемом Бегиным поселений с северного Синая по мирному соглашению с Египтом и удаление Ариэлем Шароном поселений из полосы Газа.

Какой был ужас! Помните душераздирающие сцены на ТВ? Плачущих женщин, солдат, тащащих вырывающихся у них из рук девушек, концлагерные пижамы на поселенцах с желтой звездой, штурм крыш, в унисон рыдающих раввинов по синагогам?

А ведь это была жалкая горстка поселений. Что же произойдет, когда придется удалять полмиллиона человек? Жуть! Представить невозможно!

Чушь и вздор.

На самом деле, удаление поселенцев из Газы было хорошо поставленной трагикомедией. Никого не убили. Никто не получил серьезного ранения. Никто не совершил самоубийства, хоть угроз таких было полно. Отыграв положенные роли, поселенцы покинули сцену. Лишь несколько солдат и полицейских отказались выполнить приказ, а вся армия исполняла распоряжения демократически избранного правительства.

Повторится ли такое на этот раз? Может и не повториться. Удаление поселенцев с холмов Западного берега в сердце библейской «Земли Израильской» дело совсем другое.

Рассмотрим подробнее.

ПЕРВЫЙ этап планирования состоит в анализе проблемы. Кто эти поселенцы, которых придется удалять?

Прежде всего, это отнюдь не единая монолитная сила. Когда произносят слово «поселенцы», возникает картина полубезумных фанатиков, ожидающих в любой момент прихода мессии и готовых пристрелить каждого, кто вздумает изгнать их из их твердынь.

Одна лишь игра воображения.

Конечно, есть и такие поселенцы. Их ядро. Те, кто появляется в телепрограммах. Те, кто жгут мечети в палестинских деревнях, нападают на палестинских фермеров на их полях, выкорчевывают оливы. У них длинные волосы и пейсы, они носят цициты – пучки нитей поверх своих рубах или под ними, пускаются в странные пляски и очень, очень сильно отличаются от обычных израильтян.

Почти все они «новорожденные евреи» (как сказано на иврите: «те, кто вернулся в раскаянии»), которых откровенно презирают настоящие ортодоксальные евреи и ни за что не выдадут за них своих дочерей. Но они составляют ничтожное меньшинство.

Гораздо важнее так называемое «национально-религиозное» ядро, подлинные лидеры поселенческого движения. Они верят, что Бог дал нам всю эту землю, а многие из них еще и в то, что Бог велел им очистить от неевреев всю землю от моря до реки (от Средиземного моря до реки Иордан). Некоторые из них верят, что неевреи – это не совсем люди, а как утверждает Кабала, нечто среднее между животными и людьми.

Эта группа обладает огромным политическим весом. Именно они вынудили сменяющие друг друга правительства из разных партий – иногда против воли, а иногда с огромным желанием – поселить их там, где они находятся.

Они сконцентрированы в небольших поселениях, разбросанных по всем оккупированным территориям. Они проникли в армию и в государственный аппарат, и терроризируют политиков. Их партия – «Еврейский дом» по главе с Нафтали Беннетом, «братом» Яира Лапида, но у них есть также прочные связи с восходящими молодыми руководителями в «Ликуде» и в компании Либермана.

Любое правительство, заинтересованное в заключении мира, вынуждено будет с ними схватиться. Но среди поселенцев их меньшинство.

БОЛЬШИНСТВО поселенцев держатся гораздо скромнее. Они живут в «поселенческих блоках», протянувшихся вдоль «зеленой линии» и заходящих на несколько километров вглубь оккупированных территорий.

Их называют «поселенцами качества жизни», потому что они пришли на эти места ради чистого воздуха и прекрасных видов на мусульманские минареты по соседству, но главным образом, потому что получили там почти задаром виллы своей мечты с крышами из красной шведской черепицы. О чем-то подобном в самом Израиле они не могли и мечтать.

Отдельная группа – ортодоксы. Огромный естественный прирост выдавливает их из городов и поселков в самом Израиле, они отчаянно нуждаются в новых жилищах, и правительство радо им их предоставить – на оккупированных территориях. Там они уже основали несколько городов, один из которых, пограничный Модиин Иллит, находится на землях Билина, деревни, ведущей героическую борьбу за их возвращение.

Совсем другое дело – поселения в Восточном Иерусалиме. Сотни тысяч евреев-израильтян сейчас живут в разных его районах, и совсем не считают себя поселенцами, забыв о «зеленой линии», и бывают очень удивлены, когда им об этой линии напоминают, хотя она всего в нескольких кварталах.

КО ВСЕМ этим категориям – и многим подкатегориям – нужно походить раздельно. И для каждой есть свое решение.

Предположим, ради интереса, что через девять месяцев мечта Керри сбудется, и появится мирный договор, разрешающий все проблемы, с согласованным графиком его реализации.

Предположим также, что этот договор получит на референдумах одобрение подавляющего большинства израильтян (и палестинцев). Это даст нашему правительству политические и моральные основания взяться за проблему поселений.

Относительно иерусалимцев Билл Клинтон дал простой ответ: «Пусть остаются там, где живут. Перечертите карту Иерусалима так, чтобы всё еврейское стало частью Израиля, а всё арабское – частью Палестины».

Несмотря на огромные трудности превращения этого омлета обратно в яйца, у такого предложения есть привлекательные стороны, особенно в части восстановления полного суверенитета Палестины над Храмовой горой и над Старым городом (а Стена плача и Еврейский квартал останутся за Израилем).

Решение относительно крупных поселенческих массивов в большей или меньшей мере уже согласовано: территориальный обмен. Поселения рядом с границей будут аннексированы Израилем, а Палестине – передана территория равной площади (хотя, вероятно, уступающая по качеству).

Это не так просто, как кажется на первый взгляд. Аннексировать только поселения или также землю вокруг них и между ними? Что будет с Ариэлем, «столицей поселенцев», на 20 километров углубившемся в Западный берег? Коридор? Анклав? А Маале Адумим, который в случае присоединения его к еврейскому Иерусалиму надвое разрежет Западный берег? Есть о чем поспорить.

«Поселенцев качества жизни» нужно выкупить. Это только вопрос денег. Дайте им такие же или лучшие квартиры рядом с Тель-Авивом, и большинство из них подпрыгнет от радости. И в самом деле, некоторые опросы показывают, что изрядная их часть готова переехать хоть завтра, если им это предложат. (Мы обращались с таким предложением к Ицхаку Рабину, но он отказался).

Остаются непреклонные поселенцы, их идейный костяк, которые проживая на украденной земле, служат Богу. Как поступить с ними?

САМОЕ простое решение предложил Шарль де Голль. Подписав мирный договор, положивший конец столетней оккупации Алжира, он объявил, что французская армия в назначенный день покинет страну. Он сказал более чем миллиону поселенцев, многие в третьем-четвертом поколении: «Хотите выехать – выезжайте, хотите остаться – оставайтесь». Результатом в последнюю минуту стал неистовый массовый исход исторического масштаба.

Не могу представить себе израильского лидера настолько отважного, чтобы последовать этому примеру. Даже лишенный всяческих сантиментов Ариэль Шарон не осмелился на такой шаг. Разумеется, израильское правительство могло бы сказать этим поселенцам: «Если вы сумеете договориться с правительством Палестины, можете там оставаться в качестве граждан Палестины (или даже граждан Израиля). Идите и договаривайтесь».

Некоторые наивные израильтяне спрашивают: «Почему бы нет? Ведь в Израиле живут полтора миллиона арабов. Почему же несколько сотен тысяч израильских евреев не смогут жить в Палестине?»

Вряд ли получится. Арабы в Израиле живут на своей земле, там, где они жили веками. Поселенцы живут на «экспроприированной» земле и заслужили ненависть соседей. Не представляю, каким образом палестинское правительство могло бы это допустить.

Остаются отморозки из отморозков. Те, кто не сдвинутся ни на шаг, если их не сдвинут. Придется применить силу, и правительство, опирающееся на выраженную на референдуме поддержку подавляющего большинства израильтян, сможет это сделать.

Гражданская война? Не такая уж и война. Ничего похожего на гражданскую войну в США или ту, что идет сейчас в Сирии. Тем не менее, грубое, жесткое, безжалостное столкновение, при котором прольется кровь.

Желаю ли я этого? Нет, конечно. Пугает ли меня такой исход? Пугает. Считаю ли я, что по этой причине мы должны отказаться от израильского будущего, от мирного урегулирования, от единственно возможного решения по принципу двух государств?

Нет!

Источник: Гуш Шалом

Метки:

Читайте также