Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
-null+12

Мнения

А
А

Бунты в Швеции ставят под сомнение национальную идентичность

Беспорядки потрясли Швецию, которая пользуется репутацией страны, радушно принимающей иммигрантов.

29.05.2013
Sweden_police
Фото: Getty Images

Директор начальной школы Ева Бремстер (Eva Bromster) проснулась от телефонного звонка, прозвучавшего поздно вечером в четверг. «Ваша школа горит», - сообщил ее начальник, директор местного департамента образования.

Бремстер поспешила в школу, находящуюся к северу от Стокгольма в районе Тенста, населенном в основном иммигрантами. Она обнаружила, что один класс полностью выгорел, а второй по колено наполнен водой, которой пожарные заливали пламя. Это был второй пожар в школе за последние три дня.

На прошлой неделе банды, состоящие в основном из молодых иммигрантов и действующие в Стокгольме и других больших и малых городах, поджигали дома и автомобили, действуя в порыве губительной ярости, какую редко можно увидеть в этой стране, гордящейся своим спокойствием и уважением к законам.

Эти беспорядки, напомнившие вспышки насилия в пригородах Франции в 2005 году и в Британии в 2011-м, вывели Швецию в центр оживленных дебатов, идущих по всей Европе на тему иммиграции и той напряженности, которую она создает во времена экономических неурядиц.

Эти бунты, которые сейчас пошли на убыль, нанесли гораздо меньше ущерба, чем в Париже и Лондоне, где участвовали в основном тоже иммигранты. Но эти беспорядки потрясли Швецию, которая пользуется репутацией страны, радушно принимающей у себя иммигрантов и тех, кто ищет убежища. Среди них много людей, бегущих от насилия в Ираке, Сомали и Сирии. Швеция регулярно занимает в мировых рейтингах место одной из самых счастливых стран мира.

«Не знаю, зачем кому-то поджигать нашу школу, - сказала Бремстер. – Я не могу этого понять. Может быть, они не очень довольны своей жизнью».

Бунты здесь не являются какой-то неслыханной новостью. В 2008 и 2010 годах были столкновения иммигрантов с полицией в южном портовом городе Мальме. Но поджоги и нападения, произошедшие на прошлой неделе в столице Стокгольме, а также то представление, которое устроили подростки, швыряя камни в пожарных, заставили многих шведов задаться вопросом о том, что же пошло не так в их обществе, которое выделяет такие большие деньги на помощь неимущим и обездоленным.

Насилие ограничено в основном довольно бедными кварталами, но большая часть их обитателей защищена от крайней нищеты системой социального обеспечения, которая является одной из самых обширных и дорогостоящих в мире, несмотря на недавние сокращения.

Правоцентристский премьер-министр Швеции Фредрик Рейнфельдт (Fredrik Reinfeldt) презрительно назвал беспорядки «хулиганством», а крайне правая партия «Шведские Демократы» воспользовалась этими проявлениями насилия для отстаивания своей антииммигрантской позиции, потребовав депортировать тех иммигрантов, которые нарушают закон. «Это не проблема полиции, - заявил лидер партии Джимми Акессон (Jimmie Akesson), - а прямой результат безответственной иммиграционной политики, которая создала глубокие трещины в шведском обществе».

Господствовавшие на протяжении десятилетий в шведской политике левые создали всеохватывающую систему социального обеспечения по принципу «от колыбели до могилы». Они заявляют, что причина беспорядков - это сокращение государственных льгот и скромный сдвиг в сторону приватизации государственных услуг, а также указывают на разрушение идеалов толерантности и равноправия в стране. Организация экономического сотрудничества и развития опубликовала недавно доклад, в котором говорится, что неравенство в доходах в Швеции в период между 1985 годом и концом прошедшего десятилетия увеличивалось быстрее, чем в любой другой промышленно развитой стране, хотя она остается гораздо равноправнее большинства государств.
 
«Богатые богатеют, а бедные беднеют, - заявил активист из оппозиционной Левой партии Швеции Барбро Сорман (Barbro Sorman).- Швеция начинает походить на Соединенные Штаты».

Но в иммигрантских анклавах Стокгольма, включая Тенсту и близлежащий пригород Хасби, где 19 мая начались беспорядки, когда полиция смертельно ранила размахивавшего ножом 69-летнего иммигранта, нет никаких внешних признаков нищеты и лишений.

Северные пригороды Стокгольма, построенные в 1960-е годы в рамках государственной программы по созданию миллиона новых домов за десять лет, сегодня могут похвастаться ухоженными парками, непривлекательными, но добротными и находящимися в хорошем состоянии государственными жилыми домами, хорошо оснащенными школами, молодежными центрами, библиотеками и легионами социальных работников, которые получают зарплату от государства.

Родившийся в Сербии менеджер команды государственных молодежных работников Деджан Станкович (Dejan Stankovic) вместе с родителями и другими добровольцами патрулирует по ночам улицы. Он вспоминает, как их район посетила группа недоумевающих социальных работников из Америки: «Они сказали, что здесь все зелено и безопасно, и не поняли, в чем проблема».

Одна большая проблема - это отсутствие работы. Уровень безработицы в стране составляет около восьми процентов, однако в иммигрантских районах этот показатель как минимум в два раза выше. А среди молодежи моложе 25 лет он выше уже в четыре раза. Однако, как говорит родившаяся в Иране автор нескольких книг об иммиграции курдско-шведского происхождения Нима Санандаджи (Nima Sanandaji), в отдаленных районах на севере Швеции безработных гораздо больше, «но они там не жгут машины и не бросают камни».

По словам Станковича, он с сочувствием относится к жалобам иммигрантов на дискриминацию на рынке труда. Вместе с тем, многие ищущие работу, особенно молодежь, выдвигают нереальные требования и ждут, что государство подыщет им работу рядом с домом. «Есть множество людей в возрасте от 20 до 22 лет, которые говорят: «Мне нужна работа, она нужна мне прямо сейчас, и я хочу жить здесь», - рассказывает он. – Это их проблема, но она превращается в проблему государства».
 
Родившийся в Ираке 17-летний школьник Габриэль Бершам (Gabriel Bersham) заявляет: «Молодые люди хотят быть услышанными, но их раньше игнорировали. Сейчас к их словам прислушиваются». Вместе с тем, он отмечает, что жечь машины глупо и неправильно. 

Гнев молодых иммигрантов озадачил и встревожил старшее поколение людей из их общин. Когда в конце прошлой недели с улиц были выведены отряды полиции по борьбе с беспорядками, иммигранты постарше постарались снизить напряженность. «Это насилие непростительно», - говорит учитель Абдулла Ахмед (Abdullah Ahmed), эмигрировавший из Сомали 23 года назад и сегодня патрулирующий по ночам улицы в поисках возможных нарушителей спокойствия.

Похоже, что эти усилия приносят свои плоды, по крайней мере, в Стокгольме, где в выходные дни было сожжено всего несколько автомашин, в то время как во вторник там полыхали 50 автомобилей. В субботу вечером улицы Хасби были спокойны, а молодежь собралась у большого экрана возле станции метро, чтобы посмотреть игру футбольного чемпионата.

Среди иммигрантов между разными поколениями существует огромный разрыв в восприятии жизни в Швеции. «Наши родители говорят, что мы должны испытывать чувство благодарности, - говорит молодой активист из Хасби Рами аль-Хамиси (Rami al-Khamisi), семья которого приехала в Швецию из Ирака. – Они сами благодарны, потому что им пришлось пережить войны. Но тем из нас, кто здесь родился, не с чем сравнивать наши жизни».

По словам Хамиси, внешне Хасби выглядит приятно, но изнутри этот район далеко не так приятен. Хамиси учится на первом курсе юридического факультета Стокгольмского университета, и в бунтах он не участвовал. Он признает, что Швеция дала ему такие возможности, которых в Ираке у него не было, но отношение к нему в Швеции «не такое, как к белому парню».
 
«Я все время ощущаю дискриминацию», - говорит он.

Недавние беспорядки стали настоящим даром судьбы для партии «Шведские Демократы», которая выступает против иммиграции. Опросы общественного мнения показывают, что она набирает популярность, отчасти из-за того негодования, которое испытывают многие шведы, которых называют расистами после того, как они приняли у себя множество беженцев. Иммигранты и их родившиеся в Швеции дети составляют около 15% населения страны, а в прошлом году Стокгольм принял почти в два раза больше ищущих убежище иммигрантов, став главным местом назначения для беженцев из Сирии.

Директор школы Бремстер, все ученики у которой из иммигрантских семей, говорит, что от бежавших от ужасных войн в Ираке и Сирии людей не следует ждать быстрой адаптации к совершенно чуждой для них среде. «У них нет работы, и они чувствуют себя изолированными от общества», - отмечает она.

Но с ней не согласен бывший полицейский Майкл Лунд (Michael Lundh), который заявляет: «Простые шведы сидят перед телевизорами и возмущаются, когда видят иммигрантов, бросающих камни». Лунд несколько лет проработал в организации по борьбе с расизмом, которую учредил автор книги «Девушка с татуировкой дракона» Стиг Ларссон (Stieg Larsson), и он говорит следующее: «Я тоже возмущен, но это единственный способ, которым они могут привлечь внимание политиков и СМИ».

Лунд на прошлой неделе побывал в районах, пострадавших от беспорядков. По его словам, у него немалый опыт работы в неблагополучных и бедных кварталах, однако он до сих пор не осознавал, «как много молодежи ненавидит полицейских» и считает их расистами.

«Полиция напугана, и молодежь тоже напугана, - говорит он. – А когда встречаются напуганные люди, жди беды».

Эндрю Хиггинс, "The New York Times", США

Источник: inoСМИ.ru

Читайте также