Когда фарс граничит с трагедией
Фото: Getty Images
Когда фарс граничит с трагедией

Очень трудно бывает отказаться от своего мнения о мире и взглянуть на него с позиций, отличающихся от тех, которые нам навязывают изо дня в день. Но иногда полезно попытаться это сделать. Давайте рассмотрим несколько примеров.

Сейчас над Ираном нависла серьезная угроза войны. Представьте себе, что ситуация развивалась совершенно иначе.

Иран ведет смертоносную и разрушительную малую войну против Израиля с участием крупных держав. Лидеры стран объявляют, что переговоры зашли в тупик. Израиль отказывается подписать Договор о нераспространении ядерного вооружения и предоставить инспекторам доступ на свои ядерные объекты, как это сейчас делает Иран. Израиль продолжает игнорировать решительный призыв международного сообщества сделать регион зоной, свободной от ядерного оружия. Все это время Иран пользуется поддержкой своего сверхвлиятельного покровителя.

Далее иранские лидеры объявляют о своем намерении нанести удар по Израилю, а известные иранские военные аналитики утверждают, что это нападение может произойти еще до президентских выборов в США.

Иран может использовать свои мощные военно-воздушные силы, а также новые, присланные Германией подводные лодки, оснащенные ядерными боеголовками и размещенные у берегов Израиля. Независимо от графика, Иран рассчитывает, что его влиятельный покровитель присоединится или даже возглавит нападение. Министр обороны США Леон Панетта (Leon Panetta) подчеркивает, что, хотя мы и не одобряем такого нападения, Иран, будучи суверенным государством, все равно будет действовать в своих интересах.

Все это кажется невозможным, однако именно такая ситуация сложилась сейчас, просто действующие лица поменялись местами. Разумеется, аналогии никогда не бывают до конца точными, а эта оказалась еще и несправедливой  - по отношению к Ирану.

Точно так же, как и его покровитель, Израиль прибегает к насилию в соответствии со своими интересами. Он настаивает на сохранении за ним незаконно оккупированных территорий, некоторые из которых были аннексированы, беззастенчиво игнорируя международное право и резолюции Совета Безопасности ООН. Он неоднократно проводил жестокие операции против Ливана и Сектора Газа, убивая десятки тысяч людей без всякого предлога.

30 лет назад Израиль уничтожил иракский ядерный реактор. Многие эксперты недавно с похвалой отозвались об этом шаге, забывая при этом о том, что существуют убедительные доказательства  - предоставленные в том числе и американской разведкой – того, что тот бомбовый удар не положил конец ядерной программе Саддама Хуссейна, а напротив - инициировал ее. Бомбовый удар по Ирану, вероятно, приведет к точно таким же последствиям.

Иран тоже прибегал к агрессивным мерам, но за последние несколько сотен лет это случилось лишь однажды, когда при режиме поддерживаемого американцами шаха он завоевал арабские острова в Персидском заливе.

Во времена правления шаха Иран работал над реализацией своей ядерной программы при поддержке официального Вашингтона. Иранское правительство является жестоким и  репрессивным, как и все союзники Вашингтона в регионе. Важнейший союзник, Саудовская Аравия, представляет собой крайнюю форму исламского фундаменталистского режима, который тратит огромные средства на распространение своего ваххабитского учения в других странах. Диктаторы Персидского залива – также излюбленные союзники США – жестоко подавили стремление своих народов присоединиться к арабской весне.

Движение неприсоединения – а это правительства большинства стран мира – готовится к конференции в Тегеране. Эта группа решительно поддержала право Ирана на обогащение урана, а некоторые ее члены – к примеру, Индия – придерживаются жесткой программы санкций США лишь отчасти и весьма неохотно.

Делегаты Движения неприсоединения несомненно признают угрозу, которая красной нитью проходит через все дискуссии на Западе и которую недвусмысленно разъяснил генерал Ли Батлер (Lee Butler), бывший глава Стратегического командования США: «Это крайне опасно, когда в очаге вражды, коим является Ближний Восток», одна нация приобретает ядерное оружие, потому что это  «заставляет остальных сделать то же самое».

Батлер говорит не об Иране, а об Израиле, который, по мнению многих экспертов, и в арабском мире, и в Европе представляет собой величайшую угрозу миру.

В арабском мире второй по величие угрозой считаются США, в то время, как Ирана, хотя его многие недолюбливают, опасаются в значительно меньшей степени. Согласно проведенным опросам, большинство экспертов считают, что регион окажется в большей безопасности, если у Ирана появится ядерное оружие, при помощи которого он сможет сбалансировать угрозу.

Если Иран на самом деле занимается разработкой ядерного оружия,  а американская разведка до сих не смогла это доказать – это, возможно, происходит потому, что его «заставили сделать то же самое» угрозы со стороны США и Израиля, высказываемые ими в нарушение Устава ООН.

Почему же тогда в официальных беседах на Западе именно Иран называют угрозой миру? Главную причину этого уже признали американские военные и разведка, а также их израильские коллеги: Иран в состоянии сдержать военный натиск США и Израиля.

Кроме того, Иран следует наказать за его «успешное открытое неповиновение» - такое же обвинение США выдвигали против Кубы полвека назад, и оно до сих пор является движущей силой нападок американцев на Кубу, которые продолжаются, несмотря на осуждение международного сообщества.

Взглянуть с иных позиций можно и на другие истории, о которых пишут на первых страницах мировых изданий. Предположим, что Джулиан Ассанж обнародовал некие российские документы, содержащие такую информацию, которую Москва хотела бы скрыть от общественности, и что в остальном ситуация развивалась бы так, как она развивается сейчас.

Швеция, не колеблясь, продолжала бы настаивать на экстрадиции Ассанжа, приняв предложение допросить его в Лондоне. Она бы заявила, что, если Ассанж вернется в Швецию (на что он согласился), его не экстрадируют в Россию, где шансы добиться справедливого суда ничтожно малы.

И за эту принципиальную позицию Швеция снискала бы уважение мирового сообщества. Ассанж удостоился бы похвалы за то, что оказал огромную услугу обществу, однако это не помешало бы отнестись к обвинениям против него со всей той серьезностью, которой требуют подобные дела.

Самой главной новостью сейчас являются предстоящие выборы в США. Очень точно нынешнюю ситуацию охарактеризовал судья американского Верховного суда Луис Брэндейс (Louis Brandeis): «В нашей стране мы можем иметь демократию, или же мы можем иметь богатство, сконцентрированное в руках небольшого числа людей, но мы не можем иметь и то, и другое одновременно».

Если принять во внимание эту точку зрения, то репортеры, освещающие предвыборную кампанию, должны сосредоточить свое внимание на влиянии денег на политику, которое подверглось подробному анализу в недавнем исследовании Мартина Гайленса (Martin Gilens) под названием «Богатство и влияние: экономическое неравенство и политическая власть в Америке» (Affluence and Influence: Economic Inequality and Political Power in America). Он обнаружил, что подавляющее большинство «бессильно повлиять на государственную политику», если их предпочтения расходятся с интересами состоятельных людей, которые почти всегда добиваются того, чего хотят.

Таким образом, неудивительно, что в недавно опубликованном рейтинге Организации экономического сотрудничества и развития по критерию социальной справедливости США заняли 27 место из 31, несмотря на свои невероятные достоинства.

Или этот рациональный подход к вещам улетучивается во время предвыборных кампаний настолько, что граничит с комедией?

К примеру, как сообщает Пол Кругман (Paul Krugman), всеми любимый Великий мыслитель Республиканской партии Пол Райан (Paul Ryan) заметил, что он заимствует свои идеи относительно финансовой системы у персонажа фантастического романа  - «Атлас расправил плечи» - который призывает ввести в оборот золотые монеты вместо бумажных денег.

Осталось только начать заимствовать идеи у действительно выдающегося писателя – Джонатана Свифта. В «Путешествии Гулливера» мудрецы из Лагадо носили все свои товары в мешках у себя за спиной и всегда могли обменять их на другие товары, не используя золото в качестве посредника. В этом случае экономика и демократия начнут по-настоящему процветать, а главное -  неравенство резко сократится, что станет хорошим подарком духу судьи Брендейса.

Ноам Хомский, "The New York Times", США

counter
Comments system Cackle