Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+19+12

Мнения

А
А

"Иорданский вариант" в качестве возможной альтернативы принципу "двух государств"

Прошло уже почти два года с тех пор, как последние переговоры между палестинцами и израильтянами вновь оказались в тупике.

pales_boy_flag
Фото: Getty Images

Прошло уже почти два года с тех пор, как последние переговоры между палестинцами и израильтянами вновь оказались в тупике. Попытки их возобновить пока не принесли никаких результатов, так же как и попытки лидера Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмуда Аббаса добиться признания палестинского государства в обход Израиля через ООН. Двадцать лет, потраченных на реализацию принципа "двух государств" , пока представляются годами, потраченными впустую.

Почему же так и не может быть реализован принцип "два государства для двух народов", который на первый взгляд кажется наиболее разумным и справедливым? Палестинцы обвиняют израильтян в нежелании создавать палестинское государство, израильтяне припоминают палестинцам Кемп-Дэвид в 2000 г., когда тогдашний глава ПНА Ясир Арафат отверг "щедрое предложение" премьер-министра Эхуда Барака. При этом и те, и другие подтверждают приверженность именно курсу на создание двух государств. Но проблема заключается в том, что у обеих сторон абсолютно разный взгляд на то, какими должны быть эти два государства.

Во-первых, израильское и палестинское видение различается по вопросу о границах двух государств. Для палестинцев принципиальны границы 1967 г., израильтяне же уже строят свою стену безопасности, заходя за так называемую "зеленую линию". Кроме того, по словам премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, возвращение к границам 1967 г. неприемлемо, т.к. они "небезопасны" (indefensible).[i] Не следует забывать и о 144 еврейских поселениях на Западном берегу,[ii] в которых проживает около 300 тысяч израильских граждан.[iii] Для "ухода с Западного берега" израильским лидерам потребовалось бы не только потратить огромные финансовые средства из бюджета страны (по оценкам видного израильского политика Гиоры Айленда, более 30 млрд долларов)[iv], но и поставить крест на своей политической карьере, т.к. израильская правая общественность вряд ли простит им столь смелый шаг. Более того, возвращение к границам 1967 г. будет означать передачу палестинцам Восточного Иерусалима, в то время как согласно Основному закону Израиля от 1980 г. "Иерусалим, единый и неделимый, является столицей Израиля".[v]

Во-вторых, даже в случае создания независимого палестинского государства, палестинцы не намерены предоставлять гражданство ни беженцам, желающим вернуться в свои дома, теперь уже находящиеся на территории Израиля, ни 1,5 млн. израильских арабов (т.е. палестинцев с гражданством Израиля), которые и сами не хотят покидать Израиль. Таким образом, ставится под вопрос еврейский характер Государства Израиль.

В-третьих, израильтяне крайне озабочены обеспечением безопасности после создания независимого палестинского государства. Они опасаются, что к власти в независимой Палестине могут прийти радикальные исламистские силы. У них перед глазами есть наглядный пример – сектор Газа, который через два года после ухода оттуда израильтян превратился в исламистский анклав. И выборы в ПНА в 2007 г. также показали, что уже не ФАТХ, а ХАМАС пользуется поддержкой большей части палестинского населения. Израильтяне будут требовать от палестинцев гарантий безопасности, которые те, по сути, не в силах дать.

Складывается парадоксальная ситуация, когда, с одной стороны, процесс "размежевания" уже запущен (и по инерции продолжаются попытки возобновления переговоров), а с другой, –  каждый новый раунд двусторонних встреч показывает невозможность компромисса между сторонами. В этих условиях ряд правых израильских политиков активно пропагандируют альтернативный "иорданский вариант" решения палестинской проблемы.

"Иорданский вариант" является частью более обширного варианта, который иногда называют решением по принципу "трех государств", т.е. возвращением к ситуации до 1967 г., когда сектор Газа находился под контролем Египта, а Западный берег под контролем Иордании. Однако объединение Газы с Египтом представляется весьма маловероятным, тем более что Египет изначально выступал за палестинское правительство в Газе, в отличие от иорданских королей, проводивших совсем иную политику на Западном берегу. Поэтому этот сценарий зачастую сужается до "иорданского варианта", основным постулатом которого является многократно повторявшееся вплоть до 1988 г. заявление иорданских королей "Иордания – это Палестина". И благодаря этой весьма двусмысленной формулировке, сам "иорданский вариант" можно, в свою очередь, условно разделить на вариант Абдаллы-Хусейна и вариант Эльдада.

"Иорданский вариант" Абдаллы-Хусейна (по имени первых двух иорданских королей, активно продвигавших этот сценарий урегулирования) подразумевает реализацию формулы "Иордания – это Палестина" путем расширения территории Иордании за счет палестинских территорий. Площадь передаваемых Иордании территорий может варьироваться, включать или не включать сектор Газа и Восточный Иерусалим, или вообще ограничиваться лишь зонами компактного населения палестинцев, как это предусматривал план Аллона 1967 г., но принципиально то, что иорданские границы расширятся. Варианты возможны также и при определении характера объединения иорданцев с палестинцами на основе федерации или конфедерации.

Совсем по-иному видят формулу "Иордания – это Палестина" израильские правые, в частности, депутат кнессета от блока "Ихуд Леуми" Арье Эльдад, который считает, что Иордания уже и так является родиной палестинцев, тем независимым палестинским государством, за которое они борются, и, по мнению израильского политика, иорданцы должны признать это.[vi] И в этой связи Эльдад выступил с рядом весьма эксцентричных инициатив, включая предложение о предоставлении палестинским арабам иорданского гражданства и сбор подписей под петицией к Абдалле II с целью признания Иордании национальным домом палестинского народа.

Основным аргументом в пользу "иорданского варианта", который выдвигается Эльдадом и его сторонниками, является современная демографическая ситуация в Иордании, большую часть населения которой (по оценкам Эльдада до 70%)[vii] составляют палестинцы.

Иорданские короли вплоть до 1988 г. считали иорданцев и палестинцев одним народом, а Западный и Восточный берега р. Иордан одним отечеством,[viii] что исторически верно. Иорданские и палестинские (а также сирийские и ливанские) арабы – это один народ, многие века проживавший в одной географической области "Великой Сирии", южными частями которой были Палестина и Заиорданье (восточный берег р. Иордан).[ix] Помимо того, что эти арабы принадлежат к "арабской умме" в целом, между собой они особенно тесно связаны. Фактически их разделение началось только в первой половине XX в. вместе с введением мандатной системы Лиги Наций, по которой территории современных Сирии и Ливана получила Франция, а Палестина и Заиорданье перешли Великобритании.

В Палестину, в соответствии с декларацией Бальфура, стало прибывать еврейское население. На Заиорданье декларация не распространялась, эту территорию англичане отдали Абдалле из династии Хашимитов (сыну Хусейна бен Али, которому британский министр иностранных дел Мак Магон еще в 1915 г. обещал независимое арабское государство в составе почти всей "Великой Сирии")[x], и уже в 1946 г. было создано независимое Иорданское Хашимитское Королевство. И только тогда началось формирование отдельных палестинской и иорданской идентичности.

Обособлению палестинцев в частности способствовали усилия муфтия Иерусалима Аль-Хусейни, целью которого было создание независимого палестинского государства. Окончательный раскол внесло создание ООП и ее международное признание в 1974 г. Хотя сама Иордания признала палестинцев отдельным народом только в 1988 г. До этого момента иорданские короли даже запрещали использовать термин "палестинцы" в официальных документах, считая иорданцев и палестинцев одним народом.[xi]

Следует также принимать во внимание, что вплоть до 1988 г., когда Иордания заявила об отказе от претензий на Западный берег, именно королевство выполняло административные функции на этой территории. В 1950-1967 гг. Западный берег был частью Иордании, после войны 1967 г. он был занят Израилем, но (по договоренности с Израилем и в рамках израильской "политики открытых мостов") правовая и административная связь между Иорданией и этой территорией сохранялась вплоть до 1988 г. Сохранялись совместные институты власти, общий парламент, на Западном берегу действовало иорданское законодательство. Иордания назначала палестинских чиновников, выплачивала им зарплату. И этот вполне успешный опыт совместного сосуществования иорданцев и палестинцев является еще одним важным аргументом в пользу "иорданского варианта".

До официального отказа Иордании от Западного берега в 1988 г. именно "иорданский вариант" являлся наиболее реалистичным на тот момент сценарием урегулирования. Но постепенный рост палестинского национального самосознания, вылившийся в "черный сентябрь" 1970 г. и достигший своего апогея в 1987 г. в виде первой палестинской интифады, склонил чашу весов в пользу урегулирования по принципу "двух государств". Начался процесс Осло, была создана ПНА, фактически ознаменовав первый шаг на пути к созданию независимого палестинского государства.

Но, как мы видим, надежды, возлагаемые палестинцами на реализацию принципа двух государств, до сих пор никак не могут воплотиться в жизнь, поэтому представляется, что пока рано сбрасывать со счетов "иорданский вариант", тем более что как среди израильтян, так и среди иорданцев существует немалое число его сторонников.

Для израильтян "иорданский вариант" объективно наиболее выгодный сценарий урегулирования, ведь при "иорданском варианте" практически все компоненты палестинской проблемы (отсутствие государства, проблема палестинского населения, которое Израиль не хочет принимать) перекладываются на плечи иорданцев. Особенно выигрышно данный сценарий выглядит в сфере безопасности, т.к. иорданская армия является более надежным и боеспособным союзником по борьбе с исламистской угрозой, чем ФАТХ.

Помимо уже упоминавшегося Эльдада сторонниками "иорданского варианта" является ряд членов правящей партии Ликуд (например, бывший министр иностранных дел Израиля Моше Аренс и спикер кнессета Руевен Ривлин), в том числе сам Нетаньяху осторожно высказывался за решение палестинской проблемы "в региональном масштабе", для чего "потребуется помощь Иордании".[xii]

Левым израильским партиям "иорданский вариант" также не чужд. В 1970-1980-е гг. именно левые (а не правые и ультраправые, как сейчас) являлись наиболее последовательными сторонниками этого сценария урегулирования. Особенно активно за идею иордано-палестинской конфедерации высказывался действующий президент Израиля  Шимон Перес, одного из основателей партии Кадима. И, хотя сейчас в официальной программе Кадимы принцип "двух государств" называется основополагающим принципом палестино-израильского мирного процесса,[xiii] чисто практические шаги партии (в том числе и курс на одностороннее размежевание), идут в русле идеи Переса о палестино-иорданской конфедерации, т.к. его "иорданский вариант" был вариантом Абдаллы-Хусейна, предусматривавшим передачу палестинских территорий под суверенитет Иордании. Политика, которую израильские левые проводят сейчас, позволит им вернуться к "иорданскому варианту", если в будущем для этого возникнут благоприятные условия. Тем более что многие левые, несмотря на официальные программы их партий, с сочувствием относятся к перспективе решения палестинской проблеме через "иорданский вариант" . И это не только уже упоминавшийся Перес. Так тогдашнему лидеру Кадимы Ципи Ливни на пресс-коференции в феврале 2011 г., посвященной вопросам безопасности на Ближнем Востоке, был в контексте встречи задан вопрос: "Что же вы хотите от Иордании?". "Палестинское государство", – ответила Ливни, затем, правда, поспешив заявить, что это всего лишь шутка.[xiv]

Что касается иорданцев, то, несмотря на то, что с 1988 г. Хашимитские короли в официальных заявлениях не перестают заявлять о своем отказе от "иорданского варианта", называя его "политической фантазией"[xv], де-факто их позиция не столь однозначна. Как своеобразный символ возрождения иорданских амбиций по отношению к Палестине было воспринято назначение наследником иорданского престола Хусейна (сын Абдаллы II и королевы Рании, имеющей палестинские корни) вместо Хамзы – сына Хусейна и королевы Нур. Т.е. сейчас наследник наполовину иорданец, наполовину палестинец.

И хотя Абдалла II проводит временами достаточно жесткую политику по отношению к палестинцам (в частности, небезызвестный курс на лишение палестинцев иорданского гражданства), это скорее обусловлено синдромом "черного сентября" и нежеланием осуществления "иорданского варианта", который превратит Иорданию в палестинское государство. Но что касается этого сценария, подразумевающего присоединение Западного берега и Восточного Иерусалима, то он по-прежнему выгоден Иордании, как и в середине ХХ века. Независимое палестинское государство у границ королевства нежелательно, особенно если к власти придут исламисты, что весьма вероятно. Более того, королю Иордании вряд ли захочется потерять статус хранителя иерусалимских святынь.

Кроме того, "иорданский вариант" объективно проще и удобнее реализовать (причем он уже реализовывался), чем принцип "двух государств". С одной стороны, часть проблем урегулирования перекладывается на плечи Иордании, с другой, по оставшимся проблемам с иорданцами израильтянам будет значительно проще договориться, как показывает исторический опыт. Более того, позиция Иордании по ряду вопросов, скорее всего, будет значительно менее принципиальной, чем палестинская.

Главным и, по сути, единственным препятствием реализации "иорданского варианта" является только принципиальная палестинская позиция, заключающаяся в неприятии любых предлагаемых сценариев, если они не подразумевают создания своего независимого палестинского государства на  территории Западного берега, сектора Газа и Восточного Иерусалима. Но не стоит забывать, что такой же принципиальной позиция палестинцев во главе с Аль-Хусейни была и в 1950 г., когда Иордания и Израиль путем тайных переговоров все-таки договорились о том, что "иорданский вариант" будет осуществлен. И он был осуществлен, вопреки желанию самих палестинцев. Поэтому, как показывает история, решение судьбы палестинцев возможно и без их участия. Хотя, конечно, следует принимать во внимание, что сейчас палестинцы стали гораздо более мощной политической силой, чем раньше.

Учитывая все вышесказанное, а также тот факт, что сценарий урегулирования по принципу "двух государств" оставляет слишком много нерешенных проблем, говорить о том, что "иорданский вариант" мертв, о том, что он давно превратился в "политическую фантазию", преждевременно и крайне недальновидно. Дискуссии, возобновившиеся в 2010-2011 гг. по поводу возможностей реализации данного сценария, скорее всего, будут продолжаться и становиться все более активными.

--------------------------------------------------------------------------------

[i]  Israel's 1967 borders indefensible, Netanyahu tells Aipac // The Guardian
 
[ii] Selected Indicators about Occupation Sites in the West Bank // Palestinian Central Bureau of Statistics

[iii] Statistical Abstract of Israel, 2010 // The Central Bureau of Statistics (Israel). – 92 р.

[iv] Eiland G. Regional Alternatives to the Two-State Solution / The Begin-Sadat Center for Strategic Studies Bar-Ilan University

[v] Jerusalem- Capital of Israel: Basic Law of Israel, 1980 // Ministry of Foreign Affairs of Israel

[vi] Queenann G. Eldad to Abdullah II: Jordan is Palestine or Exile // Arutz Sheva

[vii] Эльдад А. Отдайте палестинцам Иорданию, а Иордании – палестинцев // Маарив

[viii] Демченко А.В. Палестинская проблема в политике Иордании, 1947-1967

[ix] История Востока. В 6 т. Т. 5 : Восток в новейшее время (1914 - 1945)

[x] Переписка шерифа Хусейна с сэром Г. Мак-Магоном, 1915 г.// Колобов О.А. Документальная история арабо-израильского конфликта: хрестоматия

[xi] Бард М. Дж. Мифы и факты. Путеводитель по арабо-израильскому конфликту

[xii] Эпштейн А.Д. Хамас в региональной политике: Израиль, Иордания и Палестинская национальная администрация перед вызовом исламского фундаментализма

[xiii] Тохнит пэула мдинит (Политический план действий) // Официальный сайт партии "Кадима"

[xiv] Al-Arian L. The Palestine Papers. A glimpse into the negotiation room

[xv] Kessler O. King Abdullah II: Jordan will never be Palestine // The Jerusalem Post

Метки:

Читайте также