Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авив
+29+20

Мнения

А
А

Черный лебедь над нефтяным озером. Почему упали цены на черное золото

Не удалось России спровоцировать полномасштабную войну между арабами и Ираном, с втягиванием в конфликт Израиля.

11.03.2020
oil putin
Фото: Reuters

"Черный понедельник" для мирового нефтяного рынка с впечатляющей нисходящей динамикой цены напомнил времена коллапса СССР. Когда в пятницу, 6 марта, котировки нефти сорта Brent составляли 45,6 долл./барр., а в понедельник, 9-го, они падают до 30,9 долл./барр., это означает, что на глобальном нефтяном озере - шторм. Причем с глобальными последствиями для всех.

Но произошедшее в понедельник на самом деле является следствием процессов, которые продолжались в последние годы.

Напомним: ценовое падение на мировом нефтяном рынке произошло в июне-декабре 2014 года, когда Brent с отметки 112,6 долл./барр. в течение полугода опустился до 49,7 долл./барр. Волатильная, но нисходящая динамика продолжалась по 2016 год, когда цена достигла дна - 34 долл./барр. - в начале года. Затем наблюдалась волатильная, но возрастающая динамика цен, продолжавшаяся по сентябрь 2018 года, когда Brent достиг отметки 83 долл./барр., и в России запестрели прогнозы, что вот-вот будет снова "по сто и выше". Но цена пошла вниз.

Причин этому немало, но главная заключается в том, что США стремительно наращивали добычу и экспорт сланцевой нефти. Если в начале 2016-го добывали около 9 млн барр. в сутки, то в конце 2019-го - 13 млн. Соединенные Штаты опередили основных производителей - Саудовскую Аравию и Россию. Саудовская Аравия обеспечивала в 2019-м добычу на уровне 10 млн барр. в сутки, Россия - на уровне 11 млн. США все меньше импортировали нефть и все больше экспортировали.

Рост добычи нефти в США привел к ее излишкам на рынке, что и стало причиной появления формата ОПЕК+, то есть договоренностей между картелем ОПЕК и Россией о квотировании добычи, чтобы как минимум предотвратить ценовое падение. Некоторое время это давало эффект, но добыча нефти в Штатах продолжала расти. Договоренности ОПЕК+ уже не помогали.

Как не помогло мировому нефтяному рынку и выпадение вследствие санкций США объемов венесуэльской и иранской нефти, а также ливийской. Выпавшие объемы легко замещались благодаря росту добычи. В России и Иране врагом №1, конечно же, видели США с их сланцевой нефтедобычей.

В Кремле давно поняли, что без глобального конфликта в зоне Персидского залива ценовую динамику не исправить. Ситуация для этого была весьма благоприятной, учитывая историческое противостояние Ирана и Саудовской Аравии и нынешнюю войну йеменских хуситов (иранских проксиз) против Королевства. Однако спровоцировать масштабную войну между арабами и иранцами, несмотря на благоприятные обстоятельства, связанные с угрозами США в адрес Ирана, Москва оказалась не в состоянии. Но разработать спецоперацию по нанесению сокрушительного удара по нефтяной инфраструктуре Саудовской Аравии она вполне могла. И 14 сентября 2019 года эту спецоперацию успешно осуществили.

Формально считается, что это йеменские хуситы ударили дронами и крылатыми ракетами по крупнейшему в мире саудовскому нефтяному комплексу Абкайк. Вот только дроны и ракеты почему-то оказались иранского производства, а хирургическая точность, с которой были нанесены удары, свидетельствует, что не обошлось без детализированной спутниковой информации, которую могли дать только из России. Саудовская Аравия вследствие массированного удара в одночасье потеряла половину своего нефтяного экспорта.

Рынок отреагировал скачком - с уровня около 60 долл./барр. до почти 70 долл./барр. Однако эффект оказался непродолжительным, потому что дефицита нефти в мире нет. Уже через две недели рынок вернулся к ценам ниже 60 долл./барр.

Не удалось России спровоцировать удар США по Ирану и, как следствие, по российским расчетам, - иранскую блокаду Ормузского пролива. Это должно было вызвать действия США по деблокированию со следующей эскалацией ситуации во всем Персидском заливе, которая бы переросла в полномасштабную войну между арабами и Ираном, с втягиванием в конфликт Израиля.

Casus belli Россия создавала мастерски. По одной из версий, именно российские специалисты провели успешную спецоперацию с использованием современных технических средств незаметного киберпроникновения в систему ПВО Корпуса стражей Исламской революции (КСИР), вследствие чего 9 января украинский самолет МАУ был сбит ракетой из ЗРК российского производства. Это могло бы спровоцировать США и их союзников на удары по Ирану с последующей эскалацией напряженности в регионе и соответствующим ростом нефтяных цен на продолжительный период.

Когда и этот сценарий потерпел неудачу, а цены на нефть демонстрировали негативную динамику, в Москве отважились на отчаянный шаг - нанести сокрушительный, на их взгляд, удар по американской сланцевой нефтедобыче. Ведь именно сланец - первопричина российских проблем, вместе с Соросом, "соросятами" и Украиной, конечно.

А тут еще и появился "черный лебедь" под названием коронавирус COVID19, который привел к мощному сворачиванию экономической активности крупнейшего мирового потребителя нефти - Китая. К тому же ОПЕК, прежде всего в лице Саудовской Аравии, стал проявлять своенравность. Не последнюю роль сыграла и теплая зима, которая лишила части доходов российские нефтегазовые компании. Одним словом, в Кремле решили действовать по "плану Сечина". Суть его в том, в понимании руководителя государственной "Роснефти", чтобы нанести ущерб американским производителям сланцевой нефти. Ведь, если цена опустится ниже 40 долл./барр., проекты добычи нефти в США не будут рентабельными. К слову, себестоимость добычи арктической нефти "Роснефти" не меньше, чем сланцевой в США.

Но у Эр-Рияда параллельно были свои резоны. Поскольку Соединенные Штаты уже практически не зависят от нефтяных поставок из Персидского залива, как это было еще в начале 2000-х, и все меньше заботятся о региональной безопасности, для Саудовской Аравии нейтрализация Ирана, за которым стоит Россия (а она, в отличие от США, все больше вмешивается в ближневосточные дела), становится вопросом выживания Королевства нефти и песка.

Поэтому, как в далекие 1980-е, в ходе иранско-иракской войны, в Эр-Рияде решили, что обвал цен на нефть усилит американские санкции против Ирана и поможет окончательно повалить режим аятолл в Тегеране. Кроме того, Саудовская Аравия ожидала благоприятной возможности, чтобы отомстить Ирану и России за сокрушительную атаку дронов и крылатых ракет на ее нефтяную инфраструктуру 14 сентября 2019 года.

И вот совокупность этих факторов и дала кумулятивный эффект "черного понедельника" 9 марта. Сработает ли "план Сечина"?

Действительно, проблемы для сланцевой нефтедобычи в случае продолжительного периода низких цен будут. Большинство операций гидроразрыва для добычи сланцевой нефти - стабильно прибыльные, если цены на нефть находятся на уровне 50 долл./барр. Оценки консалтинговой фирмы R.S. Energy Group привязывают безубыточность на уровне 37 долл./барр. для Пермского бассейна Западного Техаса и Нью-Мексико, 42 долл./барр. - для Eagle Ford в Южном Техасе и 47 долл./барр. - для Bakken в Северной Дакоте.

Однако компаниям нужны значительно более высокие цены на нефть, чтобы быть прибыльными, принимая во внимание абсолютно все затраты. По данным R.S. Energy, с учетом всех затрат безубыточная цена должна составлять около 51 долл./барр. в Пермском бассейне, 57 долл./барр. - в Eagle Ford и 64 долл./барр. - в Bakken. Но прогресс не стоит на месте, особенно американский.

Следует вспомнить, как еще несколько лет назад другой деятель из путинского круга, Алексей Миллер, убеждал всех, что американский сланцевый газ - это пузырь, который вот-вот лопнет. Вышло все с точностью до наоборот: США превратились в конкурента России на глобальном газовом рынке, который теперь заливают сланцевым газом в сжиженном виде, экспортируя его по миру, в том числе в Европу. Но вряд ли Сечин хочет наступить на грабли Миллера.

Предполагаем, что его мотив заключается не только в том, чтобы показать США "кузькину мать", отомстив таким образом Вашингтону за санкции против "дочки" "Роснефти", торговавшей венесуэльской нефтью.

Его основной мотив состоит в том, что сейчас благоприятная возможность реализовать другой "план Сечина" - создать государственный нефтегазовый мегахолдинг, объединив "Роснефть" с "Транснефтью" и "Газпромом". "Транснефть" показала себя неэффективной прошлогодним скандалом с "токсичной нефтью", "Газпром" дискредитировал себя неспособностью достроить "Северный поток-2". И только "Роснефть" работает эффективно. Не газ, а нефть и нефтепродукты, львиную долю которых обеспечивает именно "Роснефть", питают российский бюджет.

Поэтому "план Сечина" заключается в дальнейшей консолидации государственных нефтегазовых активов и соответствующих финансовых потоков, что на фоне периода транзита власти в РФ принесет и новые деньги, и власть. Игорю Сечину. Даже если он не станет кремлевским местоблюстителем.

Михаил Гончар, Оксана Ищук, Игорь Стукаленко

Источник: ZN.UA

Читайте также