Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+19+12

Мнения

А
А

Россия на Ближнем Востоке и в Африке: выводы для Израиля

После решения президента Дональда Трампа вывести американские войска из курдской зоны на севере Сирии многие политические и военные комментаторы поспешили объявить Россию главным победителем в Сирии и новым "хозяином Ближнего Востока".

putin_binokl753
Фото: Reuters

После решения президента Дональда Трампа вывести американские войска из курдской зоны на севере Сирии многие политические и военные комментаторы поспешили объявить Россию главным победителем в Сирии и новым "хозяином Ближнего Востока". Ведущие научные сотрудники Института изучения национальной стратегии Израиля (ИИНСИ) Цви Маген, Вера Михлин-Шапир, Даниэль Раков, Йоэль Гужански в специальном обзоре от 6 ноября 2019 г. анализируют новую ситуацию с упором на последствия для Израиля.

По их мнению, "события последних недель свидетельствуют о расширении дипломатической деятельности России на Ближнем Востоке и в Африке". Владимир Путин совершил важные визиты в страны Персидского залива и организовал российско-африканский саммит на высшем уровне. Это происходило на фоне сокращения военного присутствия США в Сирии, что открыло путь для турецкой операции в пограничной зоне. Это было истолковано политологами, как отказ от курдских союзников и признак возможного отказа США от других союзников на Ближнем Востоке и в других местах.

В этой ситуации Россия попыталась заполнить вакуум, оставленный Соединенными Штатами, достигнув взаимопонимания с Турцией, сирийским режимом и курдами. Но, как пишут авторы "отражает ли образ «победы России» реальность, особенно с учетом решения президента Трампа вернуть часть войск для охраны восточных сирийских нефтяных месторождений?"

По мнению экспертов, интенсивная дипломатическая деятельность России в регионе отражает стремление Москвы восполнить брешь, оставленную США, "но не отражает изменение баланса сил между мировыми державами в регионе. Соединенные Штаты, если они решат это сделать, по-прежнему могут бросить вызов Москве и нивелировать достижения России на сегодняшний день почти во всех частях региона". 

В качестве доказательства этого тезиса эксперты ИИНСИ подробно рассматривают ситуацию в этих ключевых точках.

putin_binokl527
Владимир Путин. Фото: Reuters

 

Сирия

Действительно, объявленный вывод американских войск из Сирии расчистил сцену для России. Встреча Путина и Эрдогана в Сочи 22 октября 2019 года, приведшая к ограничению операции в Сирии и развертывании российских сил на сирийско-турецкой границе, была названа "судьбоносной". Казалось, что Россия осталась единственной мировой державой в Сирии.

Однако, как пишут авторы, "русские быстро охладили свой пыл". Неожиданный возврат американских войск в курдские районы формально для защиты нефтяных месторождений от попыток их захвата ИГ перевернул ситуацию. Хотя небольшие российские силы были развернуты вдоль сирийско-турецкой границы, но Россия не может контролировать ситуацию.

Турция продолжает время от времени бомбить курдские и сирийские позиции, в то время как Россия заявляет, что ситуация стабилизировалась. Российские и сирийские силы вовлечены в конфронтацию с курдскими войсками и лишены свободы передвижения в курдских районах. Таким образом, показывают эксперты, с военной точки зрения ситуация была отыграна обратно и стороны вернулись на исходные позиции.

Кроме того, политический процесс урегулирования конфликта в Сирии, который был возобновлен 30 октября в Женеве путем созыва сирийского Конституционного комитета, также не находится под контролем Москвы.

Двухлетние попытки России только в сотрудничестве с Турцией и Ираном в рамках Астанинского процесса выйти из политического тупика не увенчалась успехом, и теперь Москва вынуждена вернуться к Женевскому процессу, который находится под контролем ООН, где Запад имеет право вето.

Персидский залив

Москва рассматривает Саудовскую Аравию и ОАЭ, как ключевые государства на Ближнем Востоке, которые имеют решающее значение для продвижения ее политических и экономических интересов. В свою очередь, страны Персидского залива хотели бы, чтобы Москва дистанцировалась от Ирана, и сотрудничать с Россией в стабилизации цен на нефть. 14-15 октября Путин совершил государственный визит в Саудовскую Аравию и ОАЭ. Это был его первый визит туда с 2007 года, и его назвали "историческим".

Однако, по словам экспертов, основные результаты визитов были скорее церемониальными. Так, например, был подписан меморандум о взаимопонимании в отношении стабилизации цен на нефть, что открывает дорогу соглашению ОПЕК. Но этот меморандум был согласован несколько месяцев назад. Россия также подписала соглашение о сотрудничестве по гражданским ядерным вопросам с ОАЭ, но сообщений о прогрессе в сфере продажи российских ядерных технологий и / или современных вооружений не поступало.

По мнению экспертов, Россия вряд ли достигла чего-то большего в ходе этого визита, чем декларации. Тем не менее, во многих областях страны Персидского залива пытаются улучшить отношения с Россией в качестве дополнения к своим отношениям с США и использовать их в качестве рычага для давления на Вашингтон.

Российско-африканский саммит

В конце октября в России состоялся российско-африканский саммит со всеми 54 государствами континента (43 из которых были представлены их лидерами). Это мероприятие стоимостью около 70 млн. долларов стало одной из самых дорогих конференций в России. По мнению израильских экспертов, "действия России в Африке следует признать попыткой расширить свою ближневосточную политику, отчасти в свете растущей координации с Египтом и ОАЭ".

Однако на практике отношения России с африканским континентом остаются ограниченными и ее "поворот к Африке" является скорее результатом сильного политического и экономического давления со стороны Запада, заставляющего Москву искать новые рынки. Но торговый баланс России с Африкой составляет только 20 млрд. долларов (из которых 60 процентов приходится только на Египет и Алжир). Фактически на сегодняшний день России удается играть значительную политическую или военную роль лишь в нескольких африканских государствах.

На основании этого анализа эксперты делают следующие выводы.

1. Соединенные Штаты по-прежнему имеют на руках очень сильные карты в Сирии в основных сферах: территориальной (большая часть курдской зоны и регион аль-Танф); политической (право вето в Женевском процессе); военной (силы сдерживания) и экономической (санкции и блокирование помощи на восстановление Сирии).

2. За пределами Сирии Россия на данном этапе имеет ограниченное влияние на региональные государства. Несмотря на растущее недовольство по поводу Трампа, союзники США на Ближнем Востоке не переходят на российскую сторону. Скорее, они хотят использовать российские связи, чтобы создать рычаги для ведения переговоров с Вашингтоном или максимизировать относительно узкие взаимные интересы.

Более того, Россия с ее ограниченными экономическими ресурсами не в состоянии конкурировать с Соединенными Штатами за контроль над регионом. Она может играть только роль посредника.

3. Отсюда следует, как полагают авторы обзора, что "в настоящее время израильская военная активность в Сирии не представляет собой серьезного вызова российским интересам". Гораздо важнее для России военные действия со стороны США, Турции и Ирана. Россия будет "закрывать глаза" на действия Израиля, если они не нанесут прямой ущерб российскому персоналу.

Принципиально важным представляется определение перспектив израильской внешней политики вытекающих из нынешней ситуации.

С учетом возобновления женевского процесса и глубинного стремления Трампа прекратить военное присутствие Америки в Сирии, пространство для политического маневра представляется Израилю до тех пор, пока Соединенные Штаты по-прежнему сохраняют сильные позиции в регионе. Поэтому в краткосрочном плане "Израиль должен попытаться обеспечить свою заинтересованность в ограничении присутствия Ирана в Сирии потенциальными американо-российскими соглашениями".

В долгосрочной перспективе Израиль должен подготовиться к определенному росту регионального российского влияния. В том числе принять во внимание попытки России искать "опору в Африке", ибо это может бросить вызов интересам Израиля, особенно в случае разногласий между Израилем и Египтом и/или в бассейне Красного моря.

Источник: Детали

Метки:

Читайте также