Как ЦАХАЛ запретил раввину-мистику искать туннели через границу
Фото: Reuters/Nir Elias
Как ЦАХАЛ запретил раввину-мистику искать туннели через границу

Шедшие с ним офицеры заявляют, что галилейский раввин Йеуда нашел 6 туннелей на границе с Ливаном и 31 туннель на границе с Газой за несколько лет до того, как их обнаружил ЦАХАЛ. Сегодня армия не принимает его мнения во внимание.

В 2015 году на столы высокопоставленных офицеров израильской армии легла необычная оперативная сводка. Документ, озаглавленный "Отчетом о совместной деятельности по обнаружению подземных построек", описывал попытки найти вражеские туннели непосредственно под линией северной границы Израиля. Его автором был полковник Е., старший офицер командования тыла Северного округа.

Выводы полковника Е., изложенные в сводке, были сделаны не на основании применения землеройной техники или инженерных инструментов, а на основании прозрений раввина.

Это был доклад о патрулировании северной границы, которое возглавил полковник Е., с целью обнаружения туннелей с помощью метафизических сил раввина Йеуды, мистика из Галилеи, которого сопровождал его ближайший помощник раввин Моше.

"Мы отправились в обход из лагеря, - писал полковник Е. своим командирам. - В округе находится большой подземный водный резервуар, который невозможно идентифицировать, если не знать о нем. Раввину не сказали о нем ни слова, но он нашел подземный комплекс и все сооружения, находившиеся под землей. Когда мы продолжили обход, он нашел еще две пустоты под землей, и его данные подтвердились. Также он смог описать преступления, совершенные вооруженными людьми, которые действительно произошли на этом месте более трех лет назад".

В самом начале доклада полковник Е. не забыл указать, что он находится в здравом уме. "Я хотел бы заявить, что я человек нерелигиозный. Я человек рациональный, и большинство действий, которые я предпринимаю в профессиональной или частной жизни, основаны на рациональном мышлении и рационалистическом анализе всех деталей".

Сводка завершается однозначной рекомендацией попробовать воспользоваться возможностями раввина Йеуды, свидетелем которых он стал. "Передо мной был приличный человек, обладающий какими‑то способностями и готовый помочь, - писал он. - По моим оценкам, если рассматривать вопрос исходя из потенциальной выгоды, нет причин отвергать помощь раввина в решении других оперативных задач в различных армейских оперативных районах".

Полковник Е. был не единственным, на кого произошедшее произвело впечатление. Мы взяли интервью у нескольких командиров дивизий ЦАХАЛа, офицеров полиции и гражданских специалистов по обеспечению безопасности в Северном и Южном округах, которые вместе с раввином участвовали в обходе израильских пограничных заборов в 2013–2016 годах. Они подтвердили, что видели, как раввин Йеуда идентифицировал и указал впоследствии подтвердившееся местоположение подводных сооружений и туннелей, и сказали, что убеждены: он в состоянии распознавать подземные действия и помогать боевым, инженерным и землекопным войскам, действующим на местности.

Информация, полученная офицерами в ходе совместного патрулирования с раввином, была передана по цепочке командованию.

Однако на более высокопоставленных офицеров ЦАХАЛа эти сообщения не произвели впечатления. В конце 2016 года регулярные патрули с участием раввинов Йеуды и Моше прекратились.

Большинство людей, участвовавших в патрулях с раввином, не согласились, чтобы их имена были опубликованы. Отказались от разглашения своих имен и сами раввины. Поэтому в данной статье будут использованы псевдонимы или инициалы.

Попытка помочь

В январе 2019 года ЦАХАЛ заявил, что операция "Северный щит", начатая в декабре 2018 года с целью обнаружить и нейтрализовать туннели, с помощью которых "Хизбалла" проникает через границу, завершилась с выявлением шестого и последнего подземного прохода. По сообщению ЦАХАЛа, "Хизбалла" собиралась использовать сеть туннелей для отправки боевиков, которые должны были наносить удары по солдатам и гражданским лицам на севере Израиля. Теперь это оружие у проиранской террористической группировки отняли.

Однако местные жители, некоторые офицеры армии и оба раввина утверждают, что угроза вовсе не миновала. В мошаве Зарит в Верхней Галилее, неподалеку от ливанской границы, где в ходе операции "Северный щит" было обнаружено три туннеля, трудно найти хоть одного человека, который верил бы, что все туннели найдены и взорваны, невзирая на недвусмысленные заявления ЦАХАЛа на сей счет.

"Если бы армия смотрела на вещи шире, жизни людей были бы спасены, - сказал в недавнем интервью раввин Моше. - Мы знаем о десятках других туннелей, рассеянных вдоль границы, на севере и на юге. Если бы армия не относилась с таким подозрением ко всему, что имеет отношение к религии, то генерал‑майоры и бригадные генералы, с которыми мы говорили, дали бы нам шанс помочь. Очень жаль, потому что считается, что спасти одну человеческую жизнь в Израиле - это все равно что спасти весь мир".

Пятидесятилетний раввин Йеуда ведет затворнический образ жизни в Галилее и отказывается разговаривать с журналистами. Его приближенные говорят, что он обладает сверхъестественной способностью "видеть другие миры".

"Он может посмотреть на вас и сказать, страдаете ли вы от эмоционального расстройства какого‑то рода, есть ли у вас финансовые проблемы, или вы таите огромный секрет, - говорит раввин Моше. - Я не одарен такими способностями, но я хорошо знаю раввина Йеуду и могу обращать его способности в практическое русло".

До того как вернуться к религии, раввин Моше, которому сейчас 71 год, служил в Разведывательном управлении ЦАХАЛа. По его словам, он многие годы поддерживал "непосредственные контакты с людьми, ответственными за безопасность". Он постоянно повторяет, что не стремится стяжать славу для себя или для раввина Йеуды.

"В последние десятилетия я пытался помочь еврейскому народу и Государству Израиль, используя знания и дарования, которыми благословил меня Создатель, - говорит раввин Моше. - Я делаю это как частное лицо, на добровольных началах, бесплатно. Моя единственная цель - предотвратить неудачи, разбудить систему и, если возможно, спасти жизни людей".

Не отказывайтесь, пока не проверили

Ключевым посредником между раввином Йеудой и ЦАХАЛом был подполковник Одед, командир 91‑й дивизии, размещающейся в Галилее. Он хорошо знал раввина Моше как человека, говорящего по‑арабски и знакомого с местностью, а также как правую руку раввина‑мистика. 

"В течение десяти лет [перед операцией “Северный щит”] жители населенных пунктов у северной границы сообщали о том, что слышали звуки и стук из‑под земли, прямо под собственными домами", - вспоминает он в интервью.

"Я слышал об этом от жителей кибуца Саар возле Рош‑а‑Никра, мошава Зарит и даже квартала на окраинах Шломи. Нам приходилось приезжать туда и успокаивать жителей, потому что они были ужасно встревожены", - говорит Одед.

Одед был одним из основателей Школы партизанской войны ЦАХАЛа, основанной в 1997 году тогдашним главой Генштаба Амноном Липкиным‑Шахаком для совершенствования боевых навыков в борьбе с "Хизбаллой". Сегодня Одед живет на небольшой ферме на севере и выращивает скот. "Армия - неповоротливая система, и я всегда думал, что должен использовать умение мыслить нестандартно, а этого в ЦАХАЛе очень сильно не хватает", - говорит он.

Нестандартное мышление Одеда заставило его убедиться в рытье туннелей на территории Израиля задолго до того, как его признала армия. "Мы знали о существовании того, что тогда называлось “природными заповедниками” - сети связанных друг с другом подземных туннелей на территории Ливана, которые позволяли боевикам “Хизбаллы” прятаться, подкарауливать израильских солдат и захватывать их врасплох во время вылазок в Ливан", - вспоминает Одед.

"Поскольку [мы знали, что у “Хизбаллы”] еще есть замаскированная система подземных ракет, логично было предположить, что они попытаются расширить эти “природные заповедники” через границу в Израиль. Но [вышестоящие] офицеры армии относились к этим соображениям как к фантазиям, не основанным на логике", - рассказывает он.

В разговоре, инициатором которого выступил раввин Моше, "он предложил, чтобы я организовал патруль [с раввином Йеудой] в северо‑западном секторе, вдоль границы, чтобы найти точки, где могут находиться туннели. Это было в 2013 году, насколько я помню. Он обратился ко мне, потому что я был командиром дивизии, отвечающей за северо‑западный сектор галилейской группы войск (91‑я дивизия)", - вспоминает Одед.

Что вы подумали об этом предложении?

"Я человек не религиозный, но меня учили, что никогда нельзя сразу отвергать что‑то, не разобравшись. Сначала я был настроен скептически, в том числе потому, что боялся, что эту идею плохо примут. Я сказал им: “Система посмотрит на это негативно, потому что не принято разрешать гражданским патрулировать линию границы”. Но я решил все равно попробовать".

Некоторое время заняли переговоры с раввином Моше, и наконец первый патруль с двумя раввинами был организован и разрешен.

"Я связался с командующим бригадой полковником Ционом и попросил разрешения. Он был не в восторге, но я убедил его разрешить раввину Йеуде и раввину Моше участвовать в патруле вместе с офицером инженерных войск и еще несколькими солдатами. Я сказал ему, что это, по меньшей мере, успокоит жителей".

Командующий бригадой разрешил патруль.

"Я отвел офицера инженерных войск в сторону и сказал ему: “Держись как можно ближе к пограничному забору”, - вспоминает Одед. - Они поехали на военной машине вдоль западного сектора, от района Зарита к Рош‑а‑Никра и вернулись с удивительными результатами. Я помню, что инженер был потрясен, когда раввин нашел “природный заповедник” с другой стороны границы. Он не понимал, как раввин вообще мог знать о существовании таких вещей".

"Раввин нашел [по его словам] туннель за базой Зарит, даже не зная, что там есть армейский форпост - и [впоследствии оказалось, что] он был прав. Он нашел [по его словам] еще один туннель возле Рош‑а‑Никра - туннель, на который подразделение израильской армии натолкнулось через месяц", - рассказывает Одед.

"Когда я получил доклад от офицера и военных, участвовавших в патруле с раввином, должен признать, что скептицизма у меня поубавилось. Я оказался перед дилеммой - как передать эту информацию дальше и кому. В конце концов, я до сих пор не поверил окончательно в этот феномен, как же я мог с чистым сердцем докладывать о нем?

Когда командующий бригадой [полковник Цион] получил от меня сообщение, что на местности альтернативными методами обнаружены туннели, он отреагировал с полным безразличием. Я рассказал об этом другим сослуживцам в секторе, и они тоже не пришли в восторг. Я решил не писать никаких официальных документов".

Офицером инженерных войск, сопровождавшим патруль у приграничного забора, был майор Гилад. Хотя он подтвердил, что помнит раввина и этот патруль, он не пожелал говорить с нами без разрешения пресс‑службы ЦАХАЛа - а та отклонила просьбу об интервью.

В 2014 году полковника Циона сменил другой командующий бригадой, который категорически возражал против участия раввинов в патрулях. По словам Одеда, все попытки продолжить были решительно отвергнуты.

Новым командующим бригадой стал полковник Алон Маданес, нынешний начальник оперативного отдела центрального командования ЦАХАЛа.

Вокруг Зарита обнаружено пять туннелей

В 2013 году раввин Йеуда сопровождал еще один патруль возле мошава Зарит, где местные жители в течение нескольких лет сообщали о постоянных звуках из‑под земли.

"Они отправились патрулировать территорию с офицером полиции и сказали, что нашли вокруг поселения пять туннелей", - говорит председатель совета жителей Зарита Йоси Адони.

Вспоминая о событиях того времени, Адони рассказал нам: "Было точное совпадение между тем, что нашел раввин в 2013 году, и туннелями, обнаруженными в ходе операции “Северный щит”".

"Факты говорят сами за себя: я перепроверил данные и сравнил три туннеля, найденные неподалеку от Зарита во время операции “Северный щит”, и районы, указанные раввином [пять лет назад], и они совпали. Офицер полиции, который был тогда с нами, тоже был поражен. Раввин практически попал в точку", - говорит Адони.

Тем временем на юге

В 2013 году положение на юге тоже стало обостряться. Раввин Моше связался с тогдашним главой службы безопасности полиции Израиля, заместителем генерального инспектора Леви Амити и предложил привести раввина Йеуду помочь локализовать подземную активность на границе с Газой.

Амити навел справки о раввинах, выслушал восхищенные отзывы северных офицеров и организовал патруль. "Я думал, что мы должны предоставить раввинам шанс показать себя, что мы не должны сразу отвергать их методы", - рассказывает Амити, бывший ортодокс, который сейчас называет себя верующим человеком. "Не нужно быть ультраортодоксом или даже особенно религиозным, чтобы проверять такие вещи. Я хотел просто посмотреть собственными глазами".

Амити связал раввинов с подполковником полиции Й., региональным офицером безопасности, и с Рафи Бабианом, офицером безопасности регионального совета Сдот‑Негев. В ходе патруля вдоль границы между Израилем и Газой в январе 2014 года рабби Йеуда, по словам подполковника Й., заявил, что обнаружил 31 туннель, и указал на выходные отверстия некоторых из них. Й. и Бабиан попытались осторожно донести сведения об этих "находках" по цепи командования, но их встретили удивленно поднятыми бровями, и они поняли, что, настаивая, станут только объектами насмешек.

Шесть месяцев спустя, во время операции "Несокрушимая скала", армия сообщила об обнаружении и блокировании 32 туннелей.

Вспоминая события пятилетней давности, подполковник полиции Й. поражается результатам, которых удалось добиться раввину. "Слушайте, это просто невероятно. Невероятно, - повторяет он. - У этого человека сверхъестественные способности, в этом нет сомнений. Во время совместного патруля мы с ним приехали в район [кибуца] Нахаль‑Оз, и, встав на какую‑то точку, он дернул меня за руку и сказал: “Здесь есть туннель”".

14 июля 2014 года, во время операции "Несокрушимая скала", четыре вооруженных палестинца проникли в Нахаль‑Оз через туннель и открыли огонь по противотанковым снарядам, сложенным на посту армии, убив пятерых солдат.

"Б‑г знает, откуда ему это было известно, но именно там террористы вылезли [из туннеля] через несколько месяцев, во время войны, и убили солдат из Гивати, - говорит Й. - Ровно в том месте, где мы с ним стояли. Этой минуты мне не забыть никогда".

Й. убежден в способностях раввина Йеуды, но он знает, что высшее командование армии не желает даже слышать об этом. "Высокопоставленные офицеры в министерстве обороны и генералы не готовы признать идею “контактеров”. Это слишком трудно для них. Любому, кто не видел их на практике так, как я, было бы трудно поверить в это. Если бы я выступил открыто [под собственным именем], меня сочли бы сумасшедшим".

Амити говорит, что тоже перестал пытаться заставить армию проверять данные, полученные в ходе патрулирования. "Я не стал проталкивать это активнее, потому что людей, сидящих там на ключевых постах, трудно убедить поверить. Если бы я пришел с этим к верховному командованию, они бы сказали, что я тронулся, рехнулся, что я брежу. Лучше всего было бы привезти сюда как можно больше людей, чтобы они посмотрели сами. Если человек видит что‑то собственными глазами, он готов признать", - считает Амити.

За несколько лет до операции "Несокрушимая скала" раввин Моше предпринял еще несколько попыток связаться с армией и привлечь раввина Йеуду к участию в поиске туннелей. Он обратился к своему товарищу из оперативного центра главного командования Рони Нуме, чтобы организовать патруль вдоль границы с Газой с участием раввина Йеуды и офицера инженерных войск из командования Южным округом в начале 2016 года. Но когда они прибыли, командующий дивизией не разрешил им выехать на местность.

Сначала командующий дивизией был настроен благожелательно, вспоминает раввин Моше. "Он спрашивал: “Какое оборудование вы привезли?” Я улыбнулся и сказал, что у нас нет оборудования, но рассказал ему кое‑что о наших предыдущих находках. И тогда он решительно заявил, что не пустит нас в сектор".

По словам раввина Моше, командующий заявил: "Я не умею работать с раввинами. Глава Генштаба не поклонник раввинов".

В последний раз раввинам удалось выбраться на юг в декабре 2016 года, когда сменился командующий дивизией. "Мы выехали на местность с двумя офицерами и нашли несколько туннелей. Офицеры были настроены очень позитивно, но после этого армия прекратила все контакты. Я думаю, что им сверху поступил приказ прекратить любое общение с нами", - полагает раввин Моше.

С тех пор раввины несколько раз пытались вернуться и помочь в поиске туннелей, которые, как они убеждены, до сих пор прячутся на границе с Газой, но все было безуспешно. "Военное и политическое руководство страдает слепотой и живет в своеобразном пузыре реальности. Сама система антирелигиозна, и начальник Генштаба не может позволить себе признать, что ему нужна помощь со стороны других элементов, духовных", - сердится раввин Моше.

"Если бы они воспользовались нашей помощью, можно было бы находить туннели гораздо раньше и своевременно разбираться с ними", - уверен он.

На вопрос о том, были ли разрушены все туннели из Газы в ходе операции "Несокрушимая скала" 2014 года, он решительно отвечает: "Нет".

Вреда от этого нет

Командир батальона Одед, который участвовал в патрулировании с раввинами у северной границы еще в 2013 году, уверен, что позиция армии неверная. "Я думаю, что армия могла бы быть более открытой по отношению к помощи духовных лиц, - считает он. - Мы бы могли даже сэкономить время, снизить риски и - что самое главное - спасти жизни".

"Сегодня, когда я слышу раввина, который утверждает, что остались еще туннели и на севере, и на юге, я ему верю", - говорит он.

Йоси Адони, глава совета жителей Зарита, чьи жалобы на шум, который он и другие жители слышали из‑под земли, годами игнорировались, пообещал не дать забыть об этой теме. "Я убежден, что найдены не все туннели", - сказал он нам.

"Цель моей публичной деятельности - разбудить армию, чтобы она начала серьезно подходить к вопросу о туннелях и заниматься ими. Сегодня я могу сказать, что верю: армия этим занимается. Но если я почувствую, что армия снижает свою активность и не делает того, что нужно сделать, я без колебаний приведу других специалистов, из других областей", - заявляет он.

Что касается полковника Е., который первым написал официальный доклад о деятельности раввина Йеуды по обнаружению туннелей, сегодня он задумчиво говорит, что, наверное, не последовал бы совету раввина предпринимать оперативные действия. "Но когда речь идет об обнаружении подземных туннелей, ты спрашиваешь себя: а какой от этого вред?.. Я склонен полагать, что мы не должны колебаться только из страха, что другие назовут это суеверием. Риска для солдат нет, затраты минимальные, потому что раввин готов пожертвовать своим временем. Так что я не стал бы отказываться от использования его способностей в будущем только по той причине, что здесь присутствует мистицизм. Такая отговорка, на мой взгляд, ошибочна".

Реакция ЦАХАЛа

Пресс‑служба ЦАХАЛа отказалась отвечать на вопросы о патрулях вдоль северных и южных границ с участием раввинов Йеуды и Моше и отказалась дать разрешение на интервью с действующими офицерами.

"ЦАХАЛ следит за угрозой туннелей на севере и на юге и предпринимает действия по обнаружению туннелей исключительно с использованием технологических, инженерных и разведывательных средств", - сказал в своем заявлении пресс‑секретарь.

"После того как “Хизбалла” развернула проект туннелей для нападения, ЦАХАЛ более четырех лет следит за ним усилиями совместного коллектива специалистов по разведке и технологиям Северного военного округа и Разведывательной службы.

Когда сложились благоприятные условия для операции и перед тем, как туннели превратились в угрозу для безопасности жителей севера, ЦАХАЛ начал операцию “Северный щит” с целью выявления, нейтрализации и уничтожения туннелей, проложенных боевиками “Хизбаллы” через границу.

ЦАХАЛ никогда не полагался на гражданских лиц, обладающих способностями любого рода, с целью выявлять туннели боевиков. Он всегда использовал исключительно новейшие технологические и разведывательные средства", - говорится в заявлении.

Израильская полиция направляет все вопросы по поводу патрулей, проходящих с участием офицеров полиции, в ЦАХАЛ.

Авнер Хофштейн, Анабель Замир, How the IDF let a rabbinical mystic search for border tunnels, then spurned him

counter
Comments system Cackle