Догнать и перегнать Биби
Фото: Reuters
Догнать и перегнать Биби

Для всех очевидно, что упорство Либермана по поводу закона о призыве касается исключительно его противостояния с Нетаниягу, а вовсе не борьбы с религиозным диктатом. До сих пор НДИ и ортодоксальные партии не раз оказывались в одной коалиции и умели договариваться. С другой стороны, и с Ликудом у НДИ была тесная смычка, а их руководители казались если не друзьями, то по крайней мере единомышленниками. 

Но не стоит обманываться этой видимостью. Нетаниягу понимал, что от Либермана можно в любой момент ожидать подвоха, еще с того момента, как генеральный секретарь его министерства ушел в свободное плаванье и создал НДИ. Либерман тоже никогда не считал другом своего бывшего босса. Вероятно, он держал обиду на то, что Биби не оценил по заслугам его работу в Ликуде. 

Что до общности позиции, то она только подогревает конкуренцию. Партии, сходные по своей программе, находятся в самом остром соперничестве, что не удивительно – они борются за один электорат. Либерману нужно было размежеваться с Нетаниягу по какому-то важному вопросу, чтобы не выглядеть его бледной тенью, а в идеале догнать и перегнать его. Он пытался сделать это на посту министра обороны, пообещав разгромив ХАМАС, но Биби быстро усмирил этот ястребиный бунт. Либерман и сам понял, что стать героем войны слишком сложно: для этого нужен авторитет в армии. Тем более что Ликуд дал ему куда более удобный повод для противостояния – отношения с харедим. 

Изначально Ликуд и НДИ не сильно расходились по этому вопросу. Биби не всегда шел на поводу у ортодоксальных фракций, а Либерман, как известно, лоббировал ту же кандидатуру, что и харедим, на выборах мэра Иерусалима. Но в последние годы премьер пошел на слишком большие уступки ультраортодоксам, чтобы удержать власть. Усиление религиозного давления, «субботние войны», бесцеремонная отмена уже принятого закона о призыве вызвали раздражение в обществе. Антиклерикальная риторика Либермана стала абсолютно непримиримой, когда он увидел, что в Израиле оформляется и растет правый электорат, выступающий против харедизации страны. Лозунг «мы за еврейский государство, но не государство Галахи» оказался созвучен настроению многих израильтян. 

Либерман не раз бросал Нетаниягу в сложную минуту – выходил из коалиции и из совместного блока, - но никогда результаты его демарша не были такими катастрофическими. Впервые в истории Израиля попытки сформировать коалицию провалились. Для премьера это не только политическое, но и моральное поражение – рушится его имидж непобедимого и несокрушимого лидера. Тем не менее, сравняться с ним Либерману не удалось; ему по-прежнему далеко до популярности «Биби, царя Израиля». Те несколько мандатов, которые НДИ удастся заработать на коалиционном скандале, не выведут партию на первое место. Да, Либерман не скрывает, что метит в кресло главы правительства. Но пока у него нет шансов, и через несколько месяцев их тоже не будет. А правая скамья в Кнессете всего одна, и если Либерман хочет на ней остаться, то ему придется делить ее с Нетаниягу. Так в чем же причина и цель этого демарша? 

Глава НДИ умеет ждать и уверен, что дождется своего часа. Пока он зарабатывает очки, наращивая свой политический вес. Коалиционные переговоры с самого начала проходили под девизом «Ключ в руках у Либермана», и в итоге он-таки показал всей стране, кто кем виляет во взаимоотношениях НДИ и Ликуда. Высокие рейтинги Биби сыграли в пользу Либермана: он оказался тем, кто «лает на слона», - не первым и не единственным, но слону впервые пришлось отступить. 

Вызов, который Либерман бросил Нетаниягу, - серьезный и своевременный шаг на пути к национальному лидерству. Своевременный – потому что последние выборы показали, что костяк электората НДИ по-прежнему составляют русскоязычные израильтяне. Можно было бы даже предположить, что своей борьбой против религиозного засилья глава партии старается закрепить и повысить свою популярность именно у этого избирателя, по большей части настроенного против харедим. 

На самом деле это – побочный эффект. Трезво мыслящий политик не может сегодня делать ставку исключительно на «русские» голоса. Новая алия невелика и по большей части аполитична, традиционных избирателей «русских» списков – пенсионеров – по естественным причинам становится все меньше, а следующие поколения все больше интегрированы и не ассоциируют себя с «русской улицей». Если Либерман не хочет сойти со сцены, а напротив, стремится сохранить и упрочить свой политический вес, ему нужно завоевывать популярность в широких кругах, выходить за рамки этнического и поселенческого электората. На эту цель прекрасно работает антиклерикальная тема. 

Тот факт, что его поддержка возросла после голосовании о роспуске Кнессета, говорит о правильном шаге. Казалось бы, политик, сорвавший коалиционные переговоры, выступивший против своих бывших союзников в критический момент, оставивший страну без правительства на несколько месяцев и спровоцировавший новые, обременительные для бюджета выборы, – такой политик должен вызывать общественное негодование. Однако рейтинги Либермана растут. Это означает, что Израиль ждет именно такого лидера – самоуверенного, стоящего на своем и идущего напролом, не заботясь об этической стороне своих поступков. Кого-то этот портрет нам напоминает, не правда ли? Увы, долгая эпоха Биби породила моду на политиков той же породы. 

Справедливости ради надо признать, что Либерман по сути прав. Нет оправдания уступкам, на которые Нетаниягу идет ради союза с харедим, как и прочим его стараниям любой ценой сохранить свой пост. Безграничной власти «царя Биби» пора положить конец, потому что сама по себе такая власть развращает людей. Либерману можно сказать спасибо уже за то, что он пошатнул ее основы и, возможно, заставил Нетаниягу и Ликуд впредь учитывать интересы не только стратегических партнеров, но и простых израильтян.

counter
Comments system Cackle