"МИЛХАМАс" или чем нам "мил" ХАМАС
Фото: Getty Images
"МИЛХАМАс" или чем нам "мил" ХАМАС

Десять лет тому назад, в полночь 31 марта 2009 года, началось - впоследствии потраченное впустую - десятилетие правления Биньямина Нетаниягу. Кнессет остановил часы, чтобы вопрос с утверждением нового правительства, решившийся положительно сразу после полуночи, не связывали с международным Днем дураков. Это оказалось первое из трех последующих правительств во главе с Нетаниягу, которые тоже остановили "политические часы", умышленно не обратили внимание на деятельность Абу Мазена, возглавляющего ПА, и усилили ХАМАС. 

Десятилетие правления Нетаниягу завершается отсутствием каких-либо достижений на палестинском направлении. Крупномасштабные операции в Газе и периодические атаки сектора с воздуха ничего не изменили. ХАМАС продолжает наращивать свою мощь. Внутренний счет его лидеров зависит, в основном, от того, с какой интенсивностью реагирует население, каков уровень угрозы надвигающейся враждебности, равно как от благоговения перед враждебно настроенным соседом к югу от "филадельфийского коридора" - Египтом, но отнюдь не из-за опасения широкомасштабных действий ЦАХАЛа.

Общая служба безопасности (ШАБАК) ежемесячно сообщает о десятках предупреждений, связанных с возможными терактами разоблаченных ячеек ХАМАСа на территории Иудеи и Самарии. Израильская разведка и службы безопасности ПА несут ответственность за предотвращение терактов вместе или по отдельности. Распад ПА в борьбе за трон председателя после смерти Абу Мазена или его отставки неминуемо повлечет за собой хаос.

По мнению экспертов, хорошо знакомых с государственным устройством ПА, в том числе, в ШАБАКе, где экспертами по этому вопросу чаще выступают женщины (а за три года работы директора ШАБАКа Надава Аргамана удвоилось число женщин, занимающих должности начальников отделов и выше, что соответствует званию полковника; а руководитель исследовательского отдела Н. занимает должность на уровне бригадного генерала), отношения между сторонниками двух крупных организаций такие же мрачные, как и отношения ХАМАСа с ПА, и отношения между Газой и Рамаллой - с Израилем.

Когда Нетаниягу вернулся к власти, потеряв ее в 1999 году, он обнаружил Абу Мазена в Иудее и Самарии, и Исмаила Хание - в Газе.

Десять лет спустя Абу Мазен все еще на своем месте, будучи в отчаянии от возможной политической перспективы и предпочтения уйти в отставку без каких-либо уступок, которые могут стать в истории палестинского национального освобождения символом предательства; Хание потребовался капитальный ремонт его офиса, но, безусловно, пальма первенства в упомянутом десятилетии принадлежит нынешнему лидеру ХАМАСа Ихъе Синуару, которого Нетаниягу освободил из тюрьмы в рамках соглашения по освобождению Гилада Шалита.

В конце недели люди из окружения Нетаниягу сообщили о так называемом "политическом факторе", пояснив, что события на границе с Газой "носили относительно спокойный характер, благодаря израильской политике, включавшей мощные удары с воздуха, жесткие предупреждения ХАМАСу и масштабное развертывание ЦАХАЛ по приказу Нетаниягу".

На данный момент - это еще не все. "Израиль удовлетворен усилиями, которые предпринимает египетская сторона для воцарения спокойствия на границе". Через час Нетаниягу не забыл также выразить признательность Армии обороны Израиля и силам безопасности.

Они нас изучили

ХАМАС изучил программу действий Нетаниягу. Ракета, угодившая в мошав Мишмерет, перестрелка без жертв и, вот, Израиль уже готов ослабить удавку на шее Газы. Это не ново, что Израиль смягчает применяемую силу. Синуар прекрасно читает политическую и социальную карту Израиля, зная, что накануне выборов у правительства нет никакого желания входить в продолжительное противостояние с Газой.

Тишина на юге страны в течение трех с половиной лет, возникшая после проведения операции "Несокрушимая скала", не побудила Нетаниягу к каким-то действиям, призванным улучшить положение населения в Газе - не из-за сострадания, а ради безопасности Израиля в целом, и жителей западного Негева, в частности.

Синуар понял, чего от него ждут, и год назад под предлогом "Дня земли" 1976 года начал марши рядом с оградительным забором, за которыми полетели огненные воздушные змеи, воздушные шары со взрывчаткой и - на десерт - неисправные ракеты.

Учитывая кучу дел, по которым, как предполагается, проходит Нетаниягу, он, похоже, ведет себя так, словно пустился во все тяжкие, без всяких тормозов. Случай с приобретением немецких подводных лодок показывает, насколько искаженным и опасным стал процесс принятия решений в правительстве Нетаниягу. Хотя бы потому, что он играет не по правилам, взяв на себя единоличное управление: у него нет в правительстве никого, кто взял бы на себя роль своеобразного "контролера", партнера, ограждающего премьера от опрометчивых решений. Так было во многих других правительствах, начиная со времени Леви Эшколя, чьим альтер эго выступал Моше Даян, или правительства Рабина: несмотря на то, что у последнего был также пост министра обороны, в качестве противовеса в процессе принятия и утверждения решений выступал Шимон Перес.

Понятие "общая ответственность" в правительстве Нетаниягу отсутствует, или это всего лишь пустое слово; министры молчат, словно рыбы, по любым вопросам, и в том числе, по вопросу о Газе. Такое ощущение, что Нетаниягу незаменим, но если командир подразделения во время боевых действий выбывает из строя, у него должен быть заместитель, готовый встать на его место в любую минуту. Иначе и нельзя, иначе бой будет проигран. Но Нетаниягу некем заменить. Потому остается только одна надежда: на выборы. И Синуар должен знать, что сразу после 9 апреля к власти придет правительство с иной установкой, приоритетом которого станет укрепление прочных связей с миротворчески настроенной ПА, и только потом - в результате этого - на горизонте может замаячить некий модус вивенди в сосуществовании с ХАМАСом и Газой. Бесконечные, бессмысленные раунды противостояния себя исчерпали, как десятилетие Нетаниягу.

Чем же нам "мил" ХАМАС?

Тем, что в отличие от привычной войны он изобрел свой тип военных действий (здесь, как и в заголовке, обыгрывается ивритское слово "милхама", война - прим. "Детали"). Что было, то и было, что будет, то и будет, за исключением множества размножающихся палестинцев, которые, похоже, могут заполнить всю Газу, до самых краев, без воздуха, воды и здравоохранения, пока они не осмелятся сформировать правительство, способное снять навязанную Израилем блокаду.

Сын соседей, который учится барабанить, пока вся улица не сойдет с ума, может прислушаться к главе домкома, который угрожает конфисковать барабаны, если барабанщик не остановится. Но, чтобы показать, что он не сдается, бузотер берет трубу и начинает в нее дуть, что есть мочи.

Спустя десять лет снова наступило 1 апреля, снова - "День дураков".

И единственная разница между началом эры Нетаниягу и ее завершением заключается в том, что Синуар вышел из тюрьмы, а Нетаниягу уже по дороге туда. 

Амир Орен, Walla!News

counter
Comments system Cackle