Утраченная инициатива
Фото: Shutterstock.com
Утраченная инициатива

Уже довольно давно из Белого дома доносятся слухи о некоем "замечательном" плане мирного урегулирования ближневосточного конфликта, хотя в последнее время они несколько затихли. Это будет, как нас уверяют, предложение, от которого Палестинская автономия не сможет отказаться. Но с тех пор, как на экраны вышел фильм "Крестный отец", эта формула утратила свою однозначность. 

Тот факт, что эта инициатива отошла на задний план, можно, конечно, списать на выборы в США, оттянувшие на себя все внимание администрации, – время покажет. Но вряд ли это единственный фактор, а теперь, наверное, можно сказать, что и не главный. Начнем с мер, которые Белый дом принял в отношении автономии. Иерусалим впервые признан столицей Израиля, несмотря на то что и палестинцы претендуют на город в этом качестве. Кроме того, Вашингтон объявил об отмене субсидий палестинским территориям в сумме свыше 200 миллионов долларов. А в сентябре закрыто представительство Палестинской автономии в столице Соединенных Штатов под тем предлогом, что палестинское руководство не выказывает никакого намерения вступать в переговоры с Израилем. На этом фоне вряд ли следует удивляться, что правительство автономии отказывает во встрече зятю Трампа Джареду Кушнеру, ведающему ближневосточной инициативой. 

Из всего этого легко понять, что вашингтонские надежды на уступчивость палестинцев основывались на последовательно жесткой позиции в их отношении, пряника в этом арсенале явно недостает. Но откуда при этом оптимизм, если вспомнить, что никому из предшественников Трампа жесткий подход особенно не помог (как, впрочем, и мягкий)? И однако, надежды одно время казались вполне оправданными: основанием для них служили беспрецедентно тесные отношения Трампа с фактическим лидером Саудовской Аравии, наследным принцем Мохаммедом бин Салманом, известным в обиходе как МБС. В последние годы у мусульман-суннитов, лидером которых считает себя Саудовская Аравия, серьезно поменялись приоритеты, и опасность, которая, по их мнению, исходит от шиитского Ирана, перекрывает проблему палестинцев, которая отодвинута теперь на задний план. А в Израиле, ввиду общего врага в Тегеране, Эр-Рияд видит чуть ли не союзника и уже давно ведет с ним негласные переговоры. В результате правительство автономии в Рамалле сильнее уязвимо, тем более что в руках у принца как дипломатические, так и финансовые рычаги. 

У МБС, однако, уже сложилась репутация импульсивного лидера. С одной стороны, он открыл в стране кинотеатры, позволил женщинам водить автомобиль, пообещал диверсифицировать экономику и частично приватизировать крупнейшую в мире нефтедобывающую компанию Aramco – давая понять, что намерен вывести Саудовскую Аравию из трясины средневековья и углеводородной зависимости. С другой – он, вместе с ОАЭ, ведет бесконечную войну в Йемене против союзных Ирану повстанцев, которую ООН уже объявила крупнейшей гуманитарной катастрофой; поместил богатейших соотечественников в узилище с целью получить от них выкуп; ни с того ни с сего затеял громкий конфликт с Оманом, а что касается приватизации Aramco, то сделка неожиданно заморожена на неопределенный срок. 

Самым главным просчетом принца стало убийство саудовского диссидента Джамаля Хашогги в Стамбуле, о подобном поступке французский дипломат Талейран в свое время сказал, что это хуже, чем преступление, это ошибка. Неожиданно полная колода козырей, то есть набор улик, оказалась в руках Турции, прямого соперника Саудовской Аравии в борьбе за лидерство среди суннитов. Вместо того, чтобы выложить колоду на стол, президент Турции Реджеп Эрдоган дозирует обнародование вещественных доказательств и таким образом, что называется, рубит хвост жертвы по кускам, не позволяя МБС положить конец кризису и сделать вид, что ничего не случилось. От Саудовской Аравии отворачиваются инвесторы, рушатся планы сказочного города в пустыне, многие даже сомневаются в том, что принц удержится в роли наследника престола. Его авторитет, еще вчера казавшийся несокрушимым, сильно подмочен. 

Вот это, скорее всего, и стало главным ударом, нанесенным по "замечательному" плану Трампа. Характерно, что Израиль – одно из немногих государств, не осудивших поступок МБС и пытающихся защитить репутацию Эр-Рияда. Совершенно неочевидно, что в сложившейся ситуации Саудовская Аравия сохранит достаточный авторитет для поддержания мирного урегулирования, которое имеет в виду Белый дом. Дональд Трамп всячески подчеркивает важность союза с арабским королевством и указывает на ущерб, который понесут США в случае отмены сделки по продаже американского оружия на сумму в 110 миллиардов долларов. Но ему приходится считаться с тем ужасом и отвращением, который вызвало убийство журналиста у многих влиятельных членов республиканского истеблишмента. И наверняка если не он сам, то его зять с прискорбием озирает руины некогда многообещающего плана. В Рамалле, надо полагать, вздохнули с облегчением. 

Это не значит, что Израиль лишился поддержки в суннитском лагере, хотя Турция менее всего к такой поддержке склонна. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу неожиданно посетил Оман, заклятого врага Эр-Рияда. Вполне возможно, что этот шаг был, в числе прочего, попыткой диверсификации: предостерегают же нас от складывания всех яиц в одну корзину. Как бы то ни было, похоже, еще один маршрут выхода из кризиса уперся в предсказуемую стену.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...