Как Израиль стал региональной державой
Фото: Getty Images
Как Израиль стал региональной державой

Следует признать, что Нетаниягу удалось преобразовать экономическую и военную мощь Израиля в политическую силу. Между шквалами критики, регулярно накатывающими на премьера, стоит все же обратить внимание и на ряд предпринятых им незаурядных политических шагов. 

Недавний визит премьер-министра в Южную Америку стал очередным важным прецедентом в израильской внешней политике, развивающейся в последние годы так интенсивно, как, пожалуй, еще никогда да этого. Только за последние пятнадцать месяцев Нетаниягу провел пять подобных встреч, вполне достойных того, чтобы называться историческими, посетив страны, в которых прежде израильским премьерам бывать не приходилось. 

Еще в свой первый срок Нетаниягу определил внешнеполитическое направление как одно из приоритетных в рамках общей стратегии безопасности Израиля. При этом, будучи, консерватором и реалистом, он, безусловно, исходил из осознания того, что именно сила и мощь государства определяют отношение к нему со стороны других стран. 

Очевидно, поэтому после возвращения в кресло премьер-министра в 2009 году Нетаниягу, поставил политическую задачу превратить Израиль во влиятельную региональную державу, опираясь в достижении этой цели как на укрепление и стабилизацию экономики страны, так и на усиление ее мощи в сфере безопасности.

Экономика и безопасность 

Экономическая политика премьер-министра сосредоточилась в трех направлениях: снижение налогов, развитие конкуренции, сокращение бюрократии и регулирования. Эта стратегия, безусловно, оправдала себя, обеспечив сегодняшнему Израилю гораздо более сильную, устойчивую и свободную экономику, чем в прошлом. 

Так, например, если в 2008 году ВВП Израиля на душу населения составлял 27,3 тысячи долларов США, то к 2016 году он превысил 37 тысяч долларов. В свою очередь, экономический рост, достигавший в 2009 году лишь 1,9%, вырос уже на следующий год до 5,6%, и с тех пор ни разу не опускался ниже 2,5%, несмотря на глобальный экономический кризис, затормозивший, а то и полностью обрушивший экономики многих европейских стран, забывших и вовсе о каком-либо росте. 

Одновременно правительство Нетаниягу продолжило курс на развитие военной мощи страны. Приобретение современных подводных лодок класса "Дельфин" и боевых самолетов 5-го поколения F-35 не только обеспечило Израилю сохранение регионального военного преимущества, но и поставило в один ряд со считанными государствами мира, обладающими подобным оборонным потенциалом, ведь, согласно зарубежным источникам, новые самолеты-невидимки, как и субмарины, способны нести ракеты с ядерными боеголовками. 

При этом Израиль также обеспечил себя трехуровневой системой активной противоракетной обороны, внедрив использование комплексов "Железный купол", "Праща Давида" и "Стрела-3" для защиты от ракет малой, средней и большой дальности соответственно. Все это, наряду с успехами израильской оборонной промышленности и международным признанием в качестве мирового центра в области кибербезопасности, позиционировало Израиль как страну, обладающую исключительными способностями в сфере безопасности. 

Стоит также напомнить и то, что часто ускользает из освещения израильскими СМИ – годы правления Нетаниягу стали самыми спокойными, в том числе и с точки зрения количества израильтян, погибших в войнах и террористических актах, несмотря на произошедшие в это время всплески арабского террора и военные операции против ХАМАСа в Газе. Сегодняшняя ситуация с безопасностью в Израиле разительно отличается в лучшую сторону по сравнению с той, что была при Ицхаке Рабине, Эхуде Бараке или Ариэле Шароне. 

Сегодняшний Израиль не только сохраняет сдерживающий потенциал, но и преуспевает в расширении деятельности против своих врагов. Так, "Хизбалла" не решается отвечать на военные действия против ее инфраструктур и боевиков. Тишина на северной границе продолжает сохраняться несмотря на то, что, согласно заявлению завершившего летом свою службу в качестве командующего ВВС Израиля генерал-майора Амира Эшеля, с 2012 года израильская армия действовала на территории Сирии около ста раз. 

Безусловно, "Хизбалла" глубоко увязла в продолжающейся в Сирии гражданской войне. Тем не менее, учитывая количество проведенных Израилем атак, а главное, их болезненные последствия для террористической группировки, нельзя не признать, что спокойствие на севере – прежде всего результат ясного осознания руководством "Хизбаллы" исходящей от еврейского государства угрозы. Точно так же, вслед за операцией "Несокрушимая скала" в 2014 году, на юге поддерживается тишина, какой не было до этого на протяжении почти двух десятилетий. 

Результаты во внешней политике Израиля 

Серьезные достижения в экономике и безопасности, подкрепленные последовательной и прагматичной политикой правительства как внутри страны, так и на международной арене в значительной мере способствовали резкому улучшению внешнеполитического положения Израиля. 

Начало экспорта газа, добываемого в приморском шельфе, открывшего новые международные возможности для сотрудничества в энергетической сфере и спровоцированный Эрдоганом кризис в отношениях, Нетаниягу использовал для того, чтобы в обход турок сформировать укрепивший статус Израиля в средиземноморском бассейне региональный союз с Грецией и Кипром. Трижды с 2016 года состоялись конференции на высшем уровне лидеров трех стран – в Иерусалиме, Никосии и Салониках. 

Учитывая неизбежную антиизраильскую радикализацию в позиции стран Западной Европы, оказывающихся все в большей зависимости от масс мусульманских иммигрантов, глубоко пораженных откровенным антисемитизмом, израильский лидер взял курс на снижение влияния Евросоюза на Израиль, сокращая зависимость Еврейского государства от ЕС. 

Эта политика нашла свое выражение в сближении Израиля со странами Центральной и Восточной Европы, все менее уютно ощущающих себя под регуляциями Евросоюза. В июне Нетаниягу посетил Венгрию, приняв участие в политическом саммите лидеров стран Вишеградской группы, включающей помимо Венгрии также Польшу, Чехию и Словакию и ставшей своего рода оппозиционным блоком внутри ЕС в том, что касается бесконтрольной и неограниченной иммиграции мусульман на европейский континент. 

Нетаниягу сумел использовать связанное с падением цен на углеводороды и глубоким политическим кризисом мусульманского мира ослабление международного влияния арабских стран, чтобы открыть израильской экономике новые рынки, прежде наглухо для нее закрытые. 

Так, были укреплены отношения с Японией, где Нетаниягу побывал с визитом весной 2014 года, приняв на следующий год японского премьер-министра уже в Иерусалиме. Еще более важным стало развитие экономических связей с Китаем, потенциал которого, в силу размеров этого государства, для израильской экономики трудно переоценить. В марте, отмечая 25-летие установления дипломатических отношений, Нетаниягу посетил Китай во главе делегации промышленников и бизнесменов, подписавших в ходе визита два с половиной десятка договоров о сотрудничестве в целом ряде областей, оцененных китайской стороной в общую сумму порядка двух миллиардов долларов. 

За месяц до этого израильский премьер нанес исторический визит в Сингапур. И несмотря на то, что эта страна расположена между двумя мусульманскими гигантами, не поддерживающими дипломатические отношения с Еврейским государством (Индонезией и Малайзией), да и в самом Сингапуре проживает немало мусульман, первый в истории визит израильского премьера получил там самое широкое освещение в СМИ. К слову, премьер-министр Сингапура посетил Израиль за год до этого, тоже впервые, пробыв здесь четыре дня и подписав договор о сотрудничестве между странами. Нетаниягу стал также первым израильским премьером, посетившим Австралию, куда он прибыл из Сингапура. 

А в июле израильский премьер принимал в гостях главу правительства Индии Нарендра Моди, взявшего курс на сближение с Израилем сразу после свой победы на всеобщих выборах в 2014 году. И это также был первый в истории визит лидера самой большой демократии в мире в Еврейское государство. Как и в случае с Китаем, перспективы, открывающиеся для израильской экономики в Индии попросту необъятны. Так, буквально накануне визита Моди, концерн Израильской Аэрокосмической промышленности (IAI) сообщил о подписании сделки о поставках систем ПВО в индийскую армию на сумму около 2 миллиардов долларов, ставшей самой крупной экспортной сделкой по обороне в истории страны. 

Приобретенное благодаря Нетаниягу международное реноме Израиля в немалой степени повлияло и на упрочение связей Еврейского государства с мусульманскими странами Центральной Азии, контакты с которыми, благодаря их географической близости к Ирану, обладают особым стратегическим значением. В декабре 2016 года Нетаниягу посетил Азербайджан (уже во второй раз), а затем впервые нанес визит в соседний Казахстан. В обеих странах также были подписаны экономические соглашения, открывающие израильским кампаниям новые возможности. 

Последним в серии международных вояжей израильского премьера стал уже упомянутый визит в Южную Америку. Посетив Аргентину, Колумбию и Мексику, Нетаниягу встретился с главами этих государств, а также с президентом Парагвая. И снова сопровождающая Нетаниягу делегация бизнесменов наряду с подписанием ряда договоров о сотрудничестве обеспечила дальнейшее раскрытие громадного южноамериканского рынка для израильских компаний. 

От экономики к политике, в том числе и в нашем регионе 

Не менее важным стало сближение Израиля и со странами Африки. Год назад Нетаниягу посетил расположенные на востоке континента страны Африканского Рога – Уганду, Кению, Руанду и Эфиопию. А этим летом оказался первым и единственным неафриканским лидером, выступившим на саммите ЭКОВАС в Либерии, объединяющем 15 стран Западной Африки, треть из которых, к слову, мусульманские. Стратегия Израиля - технологии и знания в обмен на отказ от враждебности в международных форумах, постепенно начала приносить свои дивиденды. 

И, конечно, сегодняшняя мощь еврейского государства нашла свое отражение в изменении отношений между Израилем и наиболее прагматичными из арабских стран. Не так давно об этом намекнул сам премьер. "То, что в реальности происходит между Израилем и арабскими странами, - сообщил он, - еще никогда не случалось в истории, даже когда мы подписывали с ними соглашения". 

Это заявление прозвучало отнюдь не на пустом месте. На фоне угроз со стороны радикальных джихадистских группировок с одной стороны и усиления регионального влияния Ирана, сотрудничество Израиля с Египтом и Иорданией еще никогда не было столь тесным. Иордания получила от Израиля боевые вертолеты для борьбы с ИГИЛом. А египетская армия на Синае не только действует с согласия Израиля в демилитаризованной зоне, но и, судя по сообщениям в иностранных СМИ, использует израильские разведданные. 

Дополнительным свидетельством нового уровня отношений между Израилем и Египтом стала и недавняя публичная встреча между Нетаниягу и ас-Сиси, состоявшаяся в 18 сентября в кулуарах Генеральной ассамблеи ООН. В последние годы они уже встречались по меньшей мере дважды, однако прежде эти встречи носили полностью секретный характер и в СМИ не освещались. 

Наконец, в свете нарастающей мощи Ирана, а также опасений по поводу его ракетной и ядерной программ, беспрецедентного уровня достигли и осторожные контакты Израиля с Саудовской Аравией. Летом 2015 года в Вашингтоне состоялась встреча занимавшего в тот момент должность гендиректора израильского МИДа Дори Голда с саудовским генералом в отставке Анваром Эшки, считающимся приближенным к правящему истеблишменту королевства. Согласно высокопоставленным источникам в Иерусалиме, эта первая в своем роде встреча такого уровня была заранее согласована как с Нетаниягу, так и с королем Саудовской Аравии. 

Полгода спустя, в феврале 2016-го, на Международной конференции по безопасности в Мюнхене встретились тогдашний министр обороны Израиля Моше Яалон и бывший глава саудовского разведывательного агентства принц Турки аль-Фейсал. Через несколько дней в международных СМИ прозвучала информация о том, что Израиль тайно посетила высокопоставленная военная делегация из Эр-Рияда. Схожие сообщения появились в СМИ и в прошлом месяце, когда утверждалось, что в Израиле побывал один из наиболее высокопоставленных саудовских принцев. 

Аналогичные встречи в последние годы состоялись также между высокопоставленными представителями Израиля и других арабских государств: Бахрейна, Кувейта, Омана и Катара. В сентябре стало известно о посещении в начале года Бахрейна двумя раввинами, возглавляющими Центр имени Симона Визенталя, в присутствии которых король этого островного государства осудил бойкот Израиля и позволил своим подданным посещать еврейское государство. 

И, безусловно, еще одним достижением внешнеполитической стратегии Нетаниягу следует назвать выстраивание корректных и деловых отношений с Россией, стремящейся вернуть себе статус мировой державы. Появление российских войск в Сирии и фактический захват Россией контроля над обширными территориями, расположенными в непосредственной близости от израильской границы, привели Нетаниягу в Москву и увенчались созданием механизма, позволяющего предотвращать недоразумения и столкновения между российской армией и ВВС Израиля, судя по всему, не прекращающими деятельность в сирийском воздушном пространстве. 

Израиль как региональная держава 

В итоге успехи израильской экономики, достижения в оборонной сфере и внешнеполитическая активность нынешнего правительства сложились в комбинацию, позволившую Израилю достичь престижного международного статуса и обрести союзников, полезных для продвижения своих интересов как в экономике, так и в международных отношениях. Вряд ли когда либо раньше позиции еврейского государства в экономике, в сфере безопасности и во внешней политике были лучше нынешних. Израиль стал влиятельной региональной державой, вынуждающей считаться со своими интересами. Он также сумел значительно диверсифицировать экспортные рынки, приобретая все большую реальную экономическую и дипломатическую независимость. 

И в немалой мере все перечисленные выше успехи стали результатом усилий Биньямина Нетаниягу. А потому, между регулярно накатывающими шквалами критики и осуждений этого политика, нелишне будет отдать должное его способности управлять судном еврейского государства в столь бурном и штормовом, особенно в последние годы, ближневосточном море. 

Автор: Омер Дустари, "МИДА" 

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle