Сделка Шалита укрепит позиции Нетаниягу и ослабит Кадиму
Фото:
Сделка Шалита укрепит позиции Нетаниягу и ослабит Кадиму

Биньямин Нетаниягу не обеспечил себе дополнительный срок премьерства благодаря сделке по обмену Шалита. Принятое им решение можно назвать драматическим, однако политический смысл этого решения не столь значителен.

Люди правого лагеря не будут голосовать за Шели Яхимович или Ципи Ливни из-за того, что Нетаниягу утвердил сделку по обмену. Приверженцы левого лагеря не превратятся в сторонников Нетаниягу и не проголосуют за Ликуд из-за того, что тот пошел на этот серьезный шаг, проявив наконец лидерские качества. Читатели газеты "Гаарец" не переметнутся на сторону Нетаниягу из-за хвалебной редакционной статьи в адрес председателя Ликуда. В первую очередь потому, что решение Нетаниягу не носит идеологический характер.

Если бы глава правительства принял решение о демонтаже еврейских поселений в Иудее и Самарии, а также некоторых кварталов Восточного Иерусалима, это нанесло бы по его репутации в правом лагере смертельный удар. В случае Шалита Нетаниягу получил поддержку даже среди правых политиков и общественных деятелей: министры Бени Бегин (Ликуд) и Даниэль Гершкович (Национальное Единство) проголосовали за реализацию сделки.

И хотя Авигдор Либерман (НДИ) и Моше(Буги) Яалон (Ликуд) проголосовали против заключения сделки, они не оказали серьезного сопротивления этому решению Нетаниягу. Либерман предоставил своим министрам свободу голосования. Находясь в деликатной ситуации (готовящееся против него обвинительное заключение), глава НДИ не заинтересован в коалиционных потрясениях. Яалон проголосовал против в расчете на то, что в будущем, когда он будет претендовать на пост председателя Ликуда, его поступок будет учтен избирателями.

Бени Бегин – это отдельная история. В период правления Нетаниягу во второй половине 90-х годов Бенин покинул правительство в знак протеста против заключения соглашения по Хеврону. Однако на сей раз он остался в правительстве и даже проголосовал за предложение Нетаниягу. В данной ситуации Бегин проявил рациональный подход, оставив в стороне чувства и эмоции. Некоторые министры полгают, что в последние годы Бегину стала известна очень деликатная информация, касающаяся Шалита. Он участвовал в работе узкого кабинета, который обсуждал эту тему с руководителями спецслужб. Все это изменило его отношение к теме. Похожую трансформацию пережил и сам Нетаниягу.

Если Нетаниягу все-таки извлечет какую-либо пользу из своего драматического решения, это будет связано прежде всего с партиями центра. За успех сделки придется вновь расплачиваться Кадиме. Именно в этой партии, которая должна была играть роль главной оппозиционной силы, можно обнаружить наиболее острые разногласия по вопросу об обмене Шалита. В конце минувшей недели люди из близкого окружения Эхуда Ольмерта высказывались о данной сделке в самой грубой форме.

Они выступили прежде всего против освобождения из тюрем израильских арабов и жителей Восточного Иерусалима. Остальные ведущие политики Кадимы поддерживают заключение сделки - начиная от Ципи Ливни и Шауля Мофаза и заканчивая Нахманом Шаем и Рахелью Адато (которая лично участвовала в деятельности сторонников родителей Гилада Шалита). Можно предположить, что укрепление позиций Нетаниягу в опросах общественного мнения произойдет на фоне ослабления Кадимы. Ситуация в этой партии постоянно ухудшается, ее политические акции падают - особенно после волны социальных протестов минувшего лета.

Шалом Иерушалми, "Маарив"

counter
Comments system Cackle