Иран: битва консерваторов
Фото: Getty Images
Иран: битва консерваторов

 
На парламентских выборах в Иране победу одержали сторонники лидера страны аятоллы Хаменеи. Приверженцы президента Махмуда Ахмадинежада потерпели поражение

Иногда эти события трактуются как борьба консерваторов из команды президента с ультраконсерваторами, ориентирующимися на аятоллу. Однако если и можно принять эту точку зрения, то с существенной оговоркой – среди сторонников Хаменеи есть как жесткие консерваторы, так и более умеренные (конечно, по иранским стандартам) политики.

Выборы без реформаторов

Избирательная кампания в Иране представляла собой соперничество различных консервативных группировок. Реформаторы, преобладавшие в иранской политике во второй половине 90-х годов, сейчас находятся в глухой обороне. После того, как они отказались признать результаты президентских выборов 2009 года, политические противники обвинили их в пособничестве Западу. Большое количество реформаторских кандидатов не были допущены к выборам. В результате их лидеры призвали к бойкоту голосования – впрочем, некоторые реформаторски настроенные кандидаты все же участвовали в выборах, но не слишком афишируя свою политическую идентичность. Но из-за своей малочисленности они могли рассчитывать только на несколько мест в парламенте.

В связи с этим одним из ключевых стал вопрос о явке избирателей. По данным иранского МВД, бойкот провалился – на избирательные участки пришли не менее 64% иранцев, имеющих право голоса. Глава МВД страны Мостафа Мохаммад Наджар уже назвал этот факт оплеухой врагам Ирана, "прежде всего – американцам и сионистам". Время голосования даже пришлось продлить на пять часов из-за огромного наплыва желающих. Оппозиция, в свою очередь, обвиняет власть в преувеличении явки с целью повысить легитимность не только выборов, но и правящего режима в целом.

Парламентские выборы в Иране считаются репетицией президентских, которые состоятся в следующем году. Одним из результатов этой репетиции стала возможность провести избирательную кампанию без реформаторских кандидатов, чего в истории Ирана не было с 1997 года, когда президентом был избран Мохаммад Хатами, которого прозвали "аятолла Горбачев". Другое дело, что в рядах консерваторов уже сейчас идет конкуренция за поддержку со стороны аятоллы Хаменеи, которая должна сыграть решающую роль в успехе кандидата.

Все против одного

Единственным видным консервативным лидером, который не может рассчитывать на благосклонность Хаменеи, является Ахмадинежад. Сам действующий президент не имеет права баллотироваться на третий срок, но хотел бы выдвинуть своего преемника. Однако сейчас шансы преемника на победу представляются крайне сомнительными – и не только из-за нерасположения Хаменеи. Экономическая ситуация в стране оставляет желать лучшего. По официальным данным, безработица в Иране сегодня достигает 12%, а инфляция составляет 21% (по неофициальным же подсчетам, превышает 50%). Если раньше Ахмадинежад мог "кивать" на негативный опыт своих предшественников, то теперь ему самому приходится платить по счетам. Знаковыми считались выборы в городе Гармсаре – родине президента. Там баллотировалась его младшая сестра, Парвин Ахмадинежад. Ее поражение стало сильным имиджевым ударом по позициям президента.

Другое дело, что Хаменеи еще не определился с тем, кого поддерживать на президентских выборах. Кандидатов немало, причем среди них есть и относительно умеренные деятели. Это организаторы Объединенного фронта консерваторов, одним из лидеров которого является спикер парламента предыдущего созыва Али Лариджани. В состав Фронта входит и влиятельный мэр Тегерана Мохаммад Бакер Калибаф. Еще один видный деятель Фронта – Манучехр Моттаки, бывший при Ахмадинежаде министром иностранных дел и уволенный со своего поста по инициативе президента. Он считался одним из людей Хаменеи в правительстве.

Вторую организацию консерваторов - Фронт стойкости исламской революции – составляют наиболее жесткие сторонники Хаменеи, еще не так давно входившие в число соратников Ахмадинежада, но покинувшие президента после его конфликта с лидером страны (например, экс-глава МВД Садек Махсули, который организовывал президентские выборы 2009 года, вызвавшие беспрецедентные протесты со стороны оппозиции). Патронирует этот фронт ультраконсервативный аятолла Месбах Язди, ранее бывший духовным наставником Ахмадинежада. Считается, что именно эта организация сейчас в наибольшей степени связана с силовиками из Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и военизированного ополчения "Басидж", что свидетельствует о падении влияния президента на эти структуры, на которые он традиционно опирался.

Наконец, есть еще одна консервативная политическая коалиция - Фронт сопротивления исламского Ирана – возглавляется бывшим главой КСИР Мохсеном Резаи, который, однако, еще в 1997 году ушел в отставку. По сравнению с двумя предыдущими объединениями, это выглядит слабее. Резаи считают более умеренным консерватором по сравнению со сторонниками аятоллы Язди (впрочем, учитывая их крайний радикализм, это неудивительно).

Выбор Хаменеи

Таким образом, Хаменеи есть из кого выбирать. Другое дело, что он уже "обжегся" на Ахмадинежаде, который в 2005 году казался полностью послушным политиком. Поэтому ставка на сильные и влиятельные фигуры, имеющие собственную политическую базу, может быть для него невыгодна. И, делая свой выбор, Хаменеи, скорее всего, будет исходить не из степени радикализма возможного кандидата, а из ощущения его личной лояльности.

В связи с этим в качестве возможного будущего президента некоторые называют Али Акбара Велаяти, который в течение 16 лет возглавлял иранский МИД, в том числе во время президентства Хаменеи. После избрания президентом реформатора Хатами он покинул правительство и с тех пор является официальным советником Хаменеи по вопросам внешней политики. Также он занимает пост генерального секретаря Всемирной ассамблеи исламского пробуждения. С одной стороны, Велаяти не только имеет большой дипломатический опыт, но и прекрасно владеет английским языком, так как незадолго до исламской революции 1979 года изучал медицину и работал врачом в США. С другой стороны, он отличается консервативными политическими взглядами. Впрочем, Велаяти – только одна из возможных кандидатур, так как окончательный выбор полностью зависит от Хаменеи.

Успех противников Ахмадинежада на парламентских выборах вряд ли всерьез повлияет на решение ядерной проблемы Ирана. По этому поводу среди консерваторов существует консенсус. И даже если кто-нибудь из относительно умеренных политиков решился бы пойти навстречу международному сообществу, он тут же оказался бы обвинен в измене национальным интересам с самыми негативными последствиями для его карьеры. В современной иранской элите в полной мере действует эффект "осажденной крепости", связанный с обостряющимся противостоянием с Западом. И прежняя репутация здесь не в счет – некоторые крайние консерваторы даже нынешнего президента подозревают в попытках сговориться то ли с Западом, то ли с реформаторской оппозицией, то ли с ними обоими сразу.

Впрочем, инерционное течение иранской политической жизни может измениться в случае, если еще до президентских выборов конфликт между Западом и Ираном перейдет из "холодной" в "горячую" фазу. И тогда обсуждаемые сейчас сценарии могут быть радикально пересмотрены – в зависимости от новых вызовов, перед которыми окажется иранское общество.

counter
Comments system Cackle