Газ от слова "хаос"
Фото: Getty Images
Газ от слова "хаос"

Правительство опять достигло соглашения с Noble Energy и компанией "Делек". Соглашение описывает условия владения и разработки месторождений природного газа, определяет правила сбыта газа в стране и за рубежом, а также регулирует будущее ценообразование. Со своей стороны государство обязуется в течение десяти лет не предпринимать регуляторных изменений. 

С точки зрения прав на пользование недрами можно выделить два утрированных подхода. Недра принадлежат либо народу в целом, но тогда и вкладываться в рискованную геологическую разведку, и получать прибыль от разработки месторождений будет государство. Либо они принадлежат тому, кто владеет землей на поверхности, и тогда хозяин участка сам рискует, вкладываясь в бурильные установки, но и сам же крупно зарабатывает, если удача ему улыбнулась. 

Разумеется, это упрощение - во-первых, права на недра можно передавать, во-вторых, месторождения редко умещаются под отдельным участком, а значит, возникают хозяйственные споры между собственниками. В случае с месторождениями в прибрежных водах (а именно там найдены все наши залежи газа) речь всегда идет о концессиях, а не о прямом владении участком. 

В нашей стране вроде бы нет общественной собственности на средства производства. Поэтому разведку газа у нас осуществляют частные компании.

О каких же месторождениях идет речь и сколько там найдено газа? 

Для начала определимся с единицами измерения. Запасы газа оцениваются в миллиардах кубических метров, или BCM. В русскоязычной прессе цены на газ публикуются, как правило, за тысячу кубических метров (например, "цена на газ для Украины составляет 230–240 долларов за тыс. кубометров"). 

Но при этом в ивритоязычной прессе цены указываются за миллион британских термальных единиц (mmBTU) (например, "Хеврат-хашмаль платит месторождению Тамар 5,65 доллара за единицу тепла"). 

Измерение в кубометрах позволяет лучше оценить пропускную способность трубопроводов и стоимость транспортировки, а измерение в термальных единицах - энергетическую ценность ресурса как топлива. 

Точное количество термальных единиц в кубометре зависит от химического состава газа из конкретного месторождения, но приблизительно можно считать, что в одном кубометре содержится 35 миллионов BTU. Таким образом, цена на газ для Украины составляет от 6,57 до 6,85 доллара за единицу тепла, а "Хеврат-хашмаль", израильская Электрическая компания, платит месторождению "Тамар" около 197,75 доллара за тысячу кубометров. 

Старейшие морские месторождения принадлежат товариществу "Ям-Тетис" (контролируется Тшувой и Noble Energy). Это "Ноа" - 2 млрд кубометров, и "Мари" - приблизительно 30 млрд кубометров, но запасы газа в обоих месторождениях за 15 лет добычи уже практически исчерпаны. 

Помимо них, существует действующее месторождение "Тамар" (400 млрд кубометров, подконтрольно группе "Делек" и Noble Energy), а также неразработанные месторождения "Левиафан" (620 млрд кубометров, подконтрольно группе "Делек" и Noble Energy), "Танин" (31 млрд кубометров, подконтрольно известно кому), "Кариш" (еще 50 млрд кубометров, владельцы очевидны) и "Тамар SW" (30 млрд кубометров, те же люди). 

С месторождения "Тамар" по трубопроводу ежегодно поставляется около 10 млрд кубометров газа, с перспективой увеличения пропускной способности до 12,5 млрд в год. То есть одного только месторождения "Тамар" достаточно, чтобы при условии постоянного спроса снабжать страну газом 40 лет и еще немножечко экспортировать. 

Разумеется, узрев такие огромные запасы газа в руках столь малого количества людей, определенные круги нашего пестрого общества утратили покой и сон. Страсть к экспроприации диктует решение - отобрать у Тшувы и Noble Energy их газ и по себестоимости поставлять его исключительно в Израиль, а самого Тшуву назначить в газовой компании временным управляющим до появления директора с подходящим пролетарским происхождением. 

Эта мера, конечно, насытит рынок газом, но отпугнет нынешних и будущих инвесторов. Особенно страшно станет компаниям, которые ведут разведку в других местах территориальных вод, а также на суше. Подобного рода недешевые предприятия предполагают высокий риск и большие шансы потратить деньги впустую, но при этом и высокое вознаграждение в случае удачной находки. Убери из уравнения вознаграждение - и желающие рисковать исчезнут вместе с ним. 

С другой стороны, если никаких ограничений на владельцев месторождений наложено не будет, они, естественно, примутся максимизировать прибыль от продажи газа всеми доступными способами. 

Гипотетический монопольный поставщик газа сможет доминировать на рынке, манипулируя ценой - удерживать ее на таком уровне, чтобы импорт газа из других источников обходился дороже, и тем уничтожать конкуренцию. Кроме того, чтобы удовлетворять спрос на местных рынках по монопольным ценам, продавая на сторону излишки, можно не спешить с инвестициями в разработку новых месторождений. При этом потенциальные потребители - а это в основном промышленность - не станут переходить на природный газ, так как это будет для них экономически нецелесообразно - цена-то завышена. 

Ситуацию немного смягчит плавучий терминал по регазификации, уже два года функционирующий у берегов Хадеры, но пропускная способность этого терминала невелика, - поэтому вмешательство регулятора в данном случае было оправдано. 

Первоначально правительство решило установить особый порядок налогообложения нефтегазовых компаний. Для этого в 2010 году была собрана комиссия Шишинского, причем в решении о ее создании прямым текстом было написано: "в связи с обнаружением значительных запасов газа требуется пересмотр налогообложения нефтегазовой отрасли". Комиссия ограничилась фискальными вопросами, порекомендовав отмену ряда налоговых льгот и введение прогрессивного налога на прибыль от сбыта нефти и газа. 

В 2011 году правительство решило пресечь разбазаривание недр и по итогам работы комиссии Цемаха установило максимальную квоту на экспорт газа в 53% от общих запасов. Таким образом, всякая компания, добывающая газ, обязана реализовывать в Израиле 47% годичной добычи. По оценке комиссии, в 2014 году спрос должен был составить 7,8 млрд кубометров, а по данным Министерства энергетики и водоснабжения фактическое потребление составило 7,6 млрд - так что оценка, по всей видимости, близка к реальным нуждам промышленности. 

Между тем проблему фактической монополии на природный газ эти меры не решали и решить не могли. Этим занялось антимонопольное ведомство. 

В отчете для Комиссии по ценным бумагам и биржам США за 2014 год компания Noble Energy описывает дальнейшие действия правительства лаконично - "в марте 2014 года мы договорились с Антимонопольным управлением по ряду вопросов, в том числе согласились продать доли в месторождениях "Танин" и "Кариш", а 23 декабря 2014 года нам сообщили, что Антимонопольное управление решило не подавать соглашение на ратификацию". Так сказать, с рождеством вас, дорогие газовики. 

Условия, на которых государство Израиль готово разрешить владельцам газовых месторождений продолжать свою деятельность, менялись настолько часто, что компании внесли в договоренность особый пункт "регуляторной устойчивости", согласно которому государство обязуется утихомириться и не менять правила игры ближайшие десять лет. 

Государство преследовало три основные цели: раздробить дуополию компаний Noble Energy и группы "Делек" (и тем усилить конкуренцию на газовом рынке), гарантировать объемы сбыта газа в Израиле по регулируемым ценам (стимулируя таким образом газификацию промышленности), и гарантировать разработку уже разведанных месторождений. 

Поэтому требования к двум компаниям - совладельцам всего газа несколько отличаются. Обе компании будут обязаны продать свои доли в месторождениях "Кариш" и "Танин" в течение 14 месяцев, при этом "Делек" и Noble Energy смогут требовать от покупателей отчисления в размере до 7–9% от дохода с этих месторождений, в зависимости от срока продажи. Группа "Делек" обязуется продать свою долю в месторождении "Тамар" в течение шести лет с момента подписания договора. 

Таким образом, Noble Energy и "Делек" останутся совладельцами "Левиафана", на месторождениях "Кариш" и "Танин" появится новый игрок или игроки, а на месторождениях "Тамар" и "Тамар SW" останется только Noble Energy. 

Правительство отказалось от идеи устанавливать максимальную цену на газ для промышленности. Вместо этого потребители смогут выбирать один из трех типов контракта - с привязкой к среднерыночной цене, с привязкой к американскому индексу цен на электричество или с привязкой к цене на нефть. 

Обе компании приняли на себя обязательства по разработке месторождения "Левиафан". В частности, до 2017 года владельцы должны вложить туда не менее 1,5 млрд долларов, а добычу газа начать до марта 2020 года. 

Кроме того, компании обязались довести объем закупок в Израиле до $500 млн долларов ежегодно в течение следующих восьми лет. 

Помимо договоренности с Антимонопольным управлением, государственная электрическая компания также заключила договор о поставке газа по цене 5,65 доллара за mmBtu, или около 200 долларов за кубометр. Важно помнить, что добывающая компания платит как пошлину за пользование недрами, так и прогрессивный налог на прибыль по особой шкале для углеводоровода - то есть немалая часть этих денег из бюджета "Хеврат-хашмаля" попадет в государственный бюджет. То же верно и для любого соглашения об экспорте природного газа. 

Удалось ли правительству достичь идеального результата с точки зрения регуляции рынка природного газа? Вряд ли, это ведь наше правительство, тем более что как выглядит идеальный результат - никому достоверно не известно. 

Удалось ли правительству разбить монополию и обеспечить разумные цены и объемы поставок газа на внутренний рынок? По крайней мере на бумаге это так. 

Получит ли наша экономика выгоду от природного газа? Уже получает - в результате газификации промышленности и снижения импорта топлива дефицит торгового баланса за первое полугодие 2015 года снизился более чем на треть по сравнению с аналогичным периодом прошлого года - а это 8 миллиардов шекелей. 

Обманули ли нас гнусные олигархи, украв наш драгоценный газ? По всей видимости, нет. Главным недостатком данного соглашения являются не доли процента квоты в ту или иную сторону, а совершенно постыдный путь, которым мы к этому соглашению пришли - включая несколько профессиональных комиссий и еженедельные изменения правил игры в отрасли. 

Помимо долгосрочного репутационного ущерба для страны, двухлетняя задержка с подписанием договора обошлась экономике и бюджету в миллиарды шекелей. 

Хочется надеяться, что пункт о регуляторной стабильности поумерит пыл наших законодателей, создаст устойчивую ситуацию на рынке и тем самым обеспечит разведку и разработку будущих месторождений углеводорода. 

И бесконечный источник тем для жарких дискуссий в прессе, разумеется.

counter
Comments system Cackle